1703181

 

Истребительные батальоны всех районов Москвы

4 МСД

155 с.д.

Станиславская Краснознаменная стрелковая дивизия

 

I061218_001.JPG

 

I080907_155.JPG         I080907_158.JPG

Музей школы №639 ЮАО г. Москвы

 

I100301_005.JPG

 

О подвиге бойцов 6 роты 2 батальона 786 стрелкового полка 155 Станиславской Краснознаменной стрелковой дивизии (4 Московской коммунистической стрелковой дивизии)

 

чепурнов02.JPG

ТАГАНСКИЙ ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ              

 

Баскаков Андрей Иванович

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Великая Отечественная война, навязанная Советскому Союзу германским фашизмом, была самым крупным военным столкновением социализма с ударными силами империализма, В этой войне воины Советской Армии, не щадя жизни, отстояли свободу и независимость любимой Родины. Многие из ник героически погибли в этой ожесточенной битве.

О них, отдавших Родине самое дорогое - свою жизнь, - немеркнущая, священная память благодарного советского народа, всего прогрессивного человечества.

Среди воинов, не испытавших ликующую радость Победы над фашизмом, были и патриоты-добровольцы, бойцы истребительного батальона Таганского района г. Москвы, вошедшего в состав 4-й Московской коммунистической стрелковой дивизии, ставшей впоследствии 155-й стрелковой дивизией.

Их имена навечно останутся в нашей памяти. Вот они:

с Первого Государственного подшипникового завода - Ф.Г. Афанасьев, И.Б. Бушмиц, П.И. Голубев, Р.М. Каневцев, П.В. Карев, Ю.Н. Миляшкевич, А.Г. Наятов, С.И. Чепурнов, А.Я. Шведов, П.М. Ширман;

со стекольного завода - А.И. Дворников, П.Г. Еленкин, А.Ф. Жуков, Е.А. Купцов, И.И. Курганов, Г.К. Миллер, М.В. Носков, А.Н. Парижский, А.Н. Трифонов, А. Трофимов, П.И. Трусов, П.И. Шаров, Н.Е. Широков, Я.Т. Юзов;

с мясокомбината – С.И. Аксенов, В.М. Букуров, В.Б. Гаврих, С.М. Дородников, Ф.П. Дубовицкий, В.Д. Евстигнеев, Н.И. Елкин, Н.М. Загрецкий, П.П. Зенин, И.Н. Зондриков, В.И. Коликонов, И.Т. Коновалов, И.И. Королев, А.Т. Коротеев, В.Т. Крылов,А.Н. Курганов, А.И.Макеев, Ф.Л. Манюшин, П.М. Михайлов, К.А. Неустроев, Ф.В. Пестравкин, Г.Д. Родионов, А.И. Скрипченко, П.Н. Упоров, Б.И.Уткин, И.С. Часовников, С.П. Шашуков;

с автозавода имени КИМ – Н.К. Арцибасов;

с завода "Подъемник" – И.Н. Ахремчук, В.К. Мясников;

с Гидрозавода – Я.С. Коновалов, А.К. Филимонов, К.К. Филимонов;

из совхоза имени М.Горького - Г.3. Завершнев, В.И. Лукичев, М.М. Попова;

с завода "Клейтук" - И.В. Воробьев, П.Т. Денисов, И.Ф. Кашкин, Ф.П. Козлов, И.Ф. Лагутин, И.С. Петровичев, П.А. Свирин;

с химзавода - В.А. Кастерин, В.Е.Титов;

из Таганского райвоенкомата - А.А. Рождественский;

с завода электротермического оборудования - П.М. Дворянчиков, В.М.Козлов;

из плодоовощного комбината № 3 - П.Ф. Коптельников;

из треста «Россиликаткирпич» - Е.Я. Жуковский, А.А. Зотов, П.В. Никитин;

из конторы «Главцветметалл» - Т.Е. Капралова;

из ЦНИИТМАШ - А.П. Кудрявцев;

из системы госбезопасности - В.И. Иванов, Н.А. Прохоров, И.А. Сорокин;

преподаватель школы О.С. Параничев.

Погибли также П.Я. Авдеев, М.К. Агашков, В.В. Алтухов, И.А. Андреев, Н.Г. Баранов, С.В. Баскаков, С.М. Бедудя, С.И. Бобышев, А.Т. Богданов, Р.А. Борилко, Н.Т. Борисов, Ф.И. Борисов, И.К. Бурихин, А.Н. Буробин, С.И. Васильев, В. Глянкин, П.И. Григорьев, И.Н. Гришин, Г.А. Громов, И.К. Гунин, В.А. Гуров, В.С. Деев, С.С. Денисов, П.М. Дураков, С.М. Дюков, И.И. Егутов, А.И. Жданов, И.И. Захаров, В.И. Иванов, Б..Ф. Медведев, В.С. Михайлов, М.М. Михайлов, М.А. Михеев, А.С. Мишин, А.Н. Неймарк, И.Ф. Носов, И.А. Обносов, Н.Н. Оленин, И.С. Осипов, Д.Ф. Полунин, С.Ф. Попов, И.А. Проушнов, Н.П. Пчелкин-Леонов, В. Романов, С.Е. Романов, А.Е. Рощин, С.Ф. Румянцев, Г.Н. Русанович, М.И. Сафронов, И.И. Сивов, А.Ф. Силаев, АК.И. Смирнов, В.А. Снимщиков, Л.М. Сосинский, И.Б. Суворов, Н.А. Сычев, А.И. Тарасов, И.Л. Тихонов, С.Н. Устинов, И.А. Филин, И.Ф. Фролов, Г.П. Харламов, В.Н. Щукин.

Их место работы перед вступлением в истребительный батальон пока не установлено.

* * *

22 нюня 1941 года. Над нашей страной ясное солнечное утро. В воскресную утреннюю тишину раскатистой грозой ворвалась горестная весть - фашистская Германия совершила разбойничье нападение на вашу любимую Родину.

Гитлеровская армада танков, самолетов, орудий, минометов, вышколенных фашистских солдат двинулась на восток. Целью вероломного нападения немецких захватчиков на Советский Союз, как сказано в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, являлось "уничтожение советского строя, захват советских земель, порабощение народов Советского Союза, ограбление нашей страны, захват нашего хлеба, восстановление власти помещиков и капиталистов".

В коварной политике международного империализма это злодеяние не было случайным. Развернув вторую мировую войну, Гитлер рассчитывал растоптать лучезарный факел Великого Октября, в корне уничтожить коммунистическое, рабочее, национально-освободительное движение, стать властелином мира.

Мужественно встретил советский народ грозную опасность. Обращение партий и правительства к народу по радио 22 июня 1941 года отстоять любимую Родину, нашу родную Советскую власть было понятно всем советским людям. Это обращение нашло глубокий отклик в сердцах каждого человека.

В первые же часы войны развернулась мобилизация. На фронт, в действующие части уходят миллионы советских граждан, в их первых рядах коммунисты и комсомольцы. Уходят без паники, без горьких переживаний. Уходят с высоким патриотическим чувством - уничтожить зарвавшегося врага и, если потребуется, не пожалеть для этого и самой жизни.

Но и те, кто не был мобилизован, с первых же дней войны осаждают парткомы, райкомы партии, райвоенкоматы, настаивая, чтобы и их послали на фронт, на передовую. Достаточно сказать, что только в первые три дня войны в военкоматы, в райкомы комсомола москвичи подали 75 тысяч заявлений с просьбой зачислить их в ряды Советской Армии, послать на фронт.

Множество таких заявлений было и в Таганском районе.

Жители района, труженики предприятий и организаций, учащиеся требовали отправить их на фронт.

Война наглядно показала величие патриотизма советского человека, его беспредельную любовь к Коммунистической партии, к советской Родине.

24 июня 1941 года Политбюро ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли решение о создании истребительных батальонов.

С каждым днем жизнь страны быстро перестраивается на четкий военный лад.

Первый секретарь Таганского райкома ВКП(б) тов. Володин вызвал к себе инструктора райкома партии П.И. Филиппова:

- Вот что, Павел Иванович, - сказал Володин, указывая на стул. - Садись! Я только что из горкома партии, там нам дали немало поручений. Но одним из них я хочу, чтобы вплотную занялся ты. Партия и правительство приняли решение о создании истребительных батальонов. В горкоме уже готовят решение. Батальоны будут созданы в каждом районе Москвы и находиться в нашем ведении. Состав батальона в количестве до шестисот человек должен быть из проверенного партийного, комсомольского и советского актива наших предприятий и организаций и утверждаться райкомом. Вот я и прошу тебя немедленно заняться этим важным и срочным делом. Сегодня или завтра, как только получим решение горкома, мы обсудим этот вопрос со всеми, кого это касается…

- Товарищ Володин! - вскочил со стула Филиппов. - Уж если не отпускаете на фронт, то очень прошу включить меня в этот батальон.

Секретарь райкома спокойно показал на стул:

- Садись и не горячись. Придет и твое время. Не забудем тебя. А сейчас садись и пиши, что надо сделать. Из проекта решения горкома я основное выписал. Да, пока не забыл. Там особый пункт будет о медперсонале, медсестрах. Этим делом обязаны заняться горздравотдел и комитет Красного Креста, но ты посмотри: может быть, мы побыстрее подберем у себя в районе опытных санитарок, медсестер, главное - мужественных добровольцев.

- А вот не так давно в совхозе имени Горького принимали в партию Грачеву Анастасию. Это боевая девушка, как говорят, и в воде не утонет и в огне не сгорит, - вставил Филиппов. - Принимали там также Надю Василенок и Мотю Попову - они под стать Грачевой. Я недавно был в совхозе. И они, и девчата других организаций активно занимались на курсах общества Красного Креста, и многие просятся отправить их на фронт.

- Вот и посмотри, да не забудь: девчатам в армейских условиях нужна и материнская забота, так что в батальон надо включить и женщин с житейским опытом. Вот у меня записано - на днях со мной разговаривала Мышенкова Анна Никифоровна, член партии с 1932 года, с фабрики "Сакко и Ванцетти". Ей тридцать шесть лет - и тоже просится на фронт. Вот и включи ее в батальон, поближе к девчатам.

27 июня 1941 года. В райкоме партии получено постановление объединенного бюро Московского городского и Московского областного комитетов партии "О создании истребительных батальонов по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника". Вот его текст.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЮРО МК И МГК ВКП(б)

27 июня 1941 г.

В соответствии с указанием ЦК ВКП(б) и СНК СССР объединенное бюро МК и МГК ВКП(б) постановляет:

1. В районах г. Москвы, районах и городах Московской области создать для борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника истребительные батальоны, по одному батальону в каждом районе.

2. Обязать первых секретарей ГК и РК ВКП(б) в трехдневный срок отобрать из проверенного партийного, комсомольского и советского актива, способного владеть оружием, бойцов для укомплектования истребительных батальонов.

3. Обязать председателей исполкомов районных и городских Советов депутатов трудящихся по требованию командиров истребительных батальонов немедленно предоставлять в их распоряжение все имеющиеся виды транспорта (автомашины, мотоциклы, велосипеды, лошадей, подводы) и связи.

4. Обязать исполкомы районных и городских Советов предоставить необходимые помещения с постельными принадлежностями для размещения дежурных групп истребительных батальонов.

5. Обязать облздравотдел (т. Холодков) и горздравотдел (т. Левант) совместно с областным и городским комитетами Красного Креста обеспечить истребительные батальоны медицинским персоналом (медсестры) с медикаментами.

6. Руководство истребительными батальонами по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника возложить на УНКВД МО.

7. Обязать ГК и РК ВКП(б) и ВЛКСМ развернуть массовую разъяснительную работу о роли населения и его задачах в борьбе с парашютными десантами с диверсантами противника.

Командный состав истребительных батальонов Москвы был прислан вышестоящим командованием - это были опытные кадровые командиры - пограничники, которые находились на учебе в Высшей пограничной школе.

Вскоре прибыл и командир истребительного батальона Таганского района - капитан Меркурий Семенович Малый. В свои 37 лет он уже имел немалый опыт боевых дел. Так, в недавней финской войне, умело отражая атаки врага, пытавшегося окружить его подразделение, он вышел победителем. На груди отважного командира заблестел боевой орден Красного Знамени. С большим уважением встретили каштана Малого и в райкоме партии, и бойцы батальона, узнав о его боевых делах.

Комиссаром батальона Таганский райком партии рекомендовал, а Московский городской комитет ВКП(б) утвердил Федора Михайловича Солодова, 1906 года рождения, члена партии с 1930 года, политрука по званию, работавшего председателем общества Осоавиахима 1-го Государственного подшипникового завода (ГПЗ).

Штаб истребительного батальона возглавил Сергей Петрович Шашуков, интендант 3 ранга, 1890 года рождения, член партии с 1941 года, работавший на мясокомбинате,

Его помощником был назначен Василий Петрович Писарев, младший лейтенант Госбезопасности; 1905 года рождения.

Заместителем командира батальона стал член партии Михаил Васильевич Климов, интендант 3 ранга, 1898 года рождения, с завода "Светотехника".

Командир батальона Малый очень требовательно подходил к подбору командиров рот. Приказ об их назначении он отдавал только после того, как на практике убеждался в их способности хорошо справиться с этой большой ответственной ролью.

В результате кропотливого отбора командирами рот были утверждены:

1-й - член партии Иван Николаевич Ахремчук, 1905 года рождения, имевший звание старшины, работавший на заводе "Подъемник".

2-й - член партия Евгений Яковлевич Жуковский, 1902 года рождения, старший лейтенант, работавший в тресте "Россиликаткирпич".

3-й - член партии Александр Ананьевич Рождественский, 1895 года рождения, лейтенант, работавший в Таганском райвоенкомате.

4-й - член партии Николай Алексеевич Кузьмин, 1905 года рождения, младший лейтенант Госбезопасности.

Одновременно райком партии подобрал и утвердил политруками рот коммунистов, имевших опыт партийно-политической работы. Ими стали:

в 1-й роте - Николай Константинович Арцибасов, 1904 года рождения, имевший звание политрука, работавший на автозаводе имени КИМ;

во 2-й роте - Абрам Шлемович Бурштейн, 1912 года рождения;

в 3-й роте первое время политруком был Николай Федорович Щербаков, 1901 года рождения, участник гражданской войны, работавший на 1-м ГПЗ, член партии с 1938 года. Когда же он был направлен на выполнение спецзадания, политруком роты стал Андрей Михайлович Леонов, 1904 года рождения, сержант Госбезопасности;

- 12 -в 4-й роте - Григорий Венедиктович Осипов, 1899 года рождения, политрук, учитель школы № 421 Таганского района.

Свое обещание тов. Володин выполнил. Вызвав к себе Филиппова, он сказал:

- Вот что, Павел Иванович, поскольку решено, что в нашем районе не будет создаваться дивизия народного ополчения, наши соображения несколько изменились. Мы, было, решили помощником начальника политотдела дивизии народного ополчения по комсомолу утвердить тебя, но теперь в связи с изменением, мы будем рекомендовать тебя секретарем партбюро нашего Таганского истребительного батальона. Ведь в отличие от дивизии это будет наше детище, там нужен наш отеческий глаз, повседневная помощь, а главное - большая партийно-политическая работа, чтобы создать полноценный резерв Красной Армии.

И райком партии утвердил парторгом истребительного батальона Павла Ивановича Филиппова, 1908 года рождения, члена партии с 1932 года.

Секретарем комсомольской организации батальона по рекомендации райкома комсомола был утвержден Михаил Иванович Андрианов, 1912 года рождения, работавший на автозаводе имени КИМ, член партии с 1938 года.

Вскоре командир батальона Малый, комиссар батальона Солодов и райвоенком Александров кропотливо отобрали и после придирчивой проверки на практической работе утвердили командиров взводов и заместителей командиров рот.

Командирами взводов были назначены:

в 1-й роте - Дмитрий Фролович Валуев, 1909 года рождения, со автозавода имени КИМ; Иван Александрович Сорокин, 1912 года рождения, сержант Госбезопасности; Николай Александрович Прохоров, 1911 года рождения, младший лейтенант Госбезопасности;

во 2-й роте - Семен Петрович Косолапов, 1913 года рождения, сержант Госбезопасности; Исаак Борисович Бушмиц, 1901 года рождения, старший лейтенант, с 1-го ГПЗ; Александр Иванович Скрипченко, 1904 года рождения, военинженер 3-го ранга, с мясокомбината;

в 3-й роте - Василий Николаевич Филиппов, 1914 года рождения, прибыл из системы Госбезопасности; Павел Герасимович Романов, 1911 года рождения, сержант Госбезопасности;

в 4-й роте - Михаил Тимофеевич Кийко, 1913 года рождения, сержант Госбезопасности; Владимир Петрович Андрианов, 1896 года рождения, старший лейтенант, с 1-го ГПЗ.

Заместителями командиров рот стали:

в 1-й роте - Борис Николаевич Федоров, 1894 года радения, воентехник 1 ранга, работал в Авторазгрузконторе;

во 2-й роте - Фрол Лаврентьевич Манюшин, 1898 года рождения, техник-интендант 2 ранга, работал на мясокомбинате.

Помощниками командиров взводов утвердили: Петра Ефимовича Норкина, 1909 года рождения, работавшего на стекольном заводе, члена партии с 1937 года; Сергея Ивановича Чепурнова, 1914 года рождения, работавшего на 1-м ГПЗ и других.

В роте, сформированной в основном из работников 1-го ГПЗ командирами отделений стали: Николай Александрович Прокопов, 1906 года рождения, член партий с 1940 года, Сергей Сергеевич Тараскин, 1914 года рождения; член партии Михаил Яковлевич Тарасов, 1916 года рождения.

Под непосредственным руководством командира и комиссара батальона, его начальника штаба были подобраны командиры взводов батальонного подчинения. Связь всегда сравнивают с нервом действующего организма. В военных же условиях она играет важнейшую роль, и райвоенком потратил немало времени на подбор опытного командира взвода связи. Наконец, и райвоенком, и руководство батальона, изучив личное дело - прохождение военной службы, аттестацию, обстоятельно порасспросив Ивана Евдокимовича Кучерова, 1902 года рождения, младшего лейтенанта, члена партии с 1932 года, вступившего в батальон добровольцем, со стекольного завода, утвердили его в должности командира взвода связи батальона. Опыт работы в Красной Армии в подразделениях связи он уже имел.

Был в батальоне и взвод управления, командиром которого назначили Николая Михайловича Касаткина, 1910 года рождения, младшего лейтенанта, члена ВЛКСМ, работавшего на 1-м ГПЗ.

Много хлопот у командования батальона было при формировании санитарного взвода. В батальон с самого начала его организации приходило немало молоденьких девушек, старавшихся завысить свои года, и женщин в возрасте, и все настаивали, чтобы их приняли в батальон, жаловались, что на предприятии и в учреждении "не ценят их высокий патриотизм". Каждая из них вынимала из кармана удостоверение об окончания курсов сандружинниц, медсестер, с гордостью указывала на приколотый на грудь значок ГСО ("Готов к санитарной обороне"), многие показывали служебные удостоверения медицинского работника и с волнением спрашивали:

- Зачем я окончила курсы медицинского работника? К чему я готовилась? В тылу сидеть? Это преступление, когда там, на фронте, каждую минуту нужна моя помощь. Я должна быть в армии, не примете - пойду жаловаться на вас выше. Я своего добьюсь!

Сознавая, что подготовка медперсонала в условиях, приближенных к военным, является также задачей батальона, командование его и командир санитарного взвода включили в него 26 комсомолок и коммунисток из различных предприятий и организаций района. Бойцами санитарного взвода стали:

семнадцатилетняя - самая юная - Люба Волкова, комсомолка с 1-го часового завода;

восемнадцатилетние Вера Семеновна Авдюшко (ныне Журавлева) с плодоовощного комбината №3, Ксения Матвеевна Кротова с того же комбината и Луиза Александровна Шпомер;

девятнадцатилетние Надежда Ефимовна Василенок с мясокомбината, Зинаида Егоровна Воронцова с текстильного склада и Вера Ивановна Кузнецова;

1920 года рождения - Лидия Николаевна Гусева с мясокомбината, Татьяна Георгиевна Капралова из конторы «Главцветметалл», Анастасия Кузьминична Скворцова с 1-го ГПЗ, Галина Васильевна Скорик из районной поликлиники, Евдокия Игнатьевна Федорова с плодоовощного комбината №3;

1919 года рождения - Евдокия Васильевна Гаврилова, Татьяна Георгиевна Дьякова, Мария Егоровна Москалева с мясокомбината, Анна Федотовна Чеверикина (ныне Кац) с плодоовощного комбината № 3;

1918 года рождения - Мария Львовна Кремер;

1917 года рождения - Анастасия Александровна Грачева (ныне Старостина) из совхоза имени Горького, Софья Дмитриевна Плюшкина (ныне Жукова) с фабрики "Кардолента", член партии с 1940 года, и Матрена Митрофановна Попова из совхоза имени Горького;

1916 года рождения - Елена Владимировна Антипина, Анфиса Михайловна Кораблева (ныне Исаева) с фабрики "Кардолента".

1915 года рождения - Татьяна Ефимовна Коршунова и Т.К. Корягина.

В санвзвод были также включены член партии с 1932 г. А.Н. Мышенкова и 29-летняя Клавдия Васильевна Гульева.

Из своей военной практики Малый знал, что в боевых условиях много работы у саперов, поэтому он очень терпеливо подбирал командира саперного взвода. Им стал Александр Иванович Чернышев, 1906 года рождения, работавший на 1-м ГПЗ.

С организацией в батальоне службы химической защиты начальником ее стал Семен Моисеевич Ширман, лейтенант, также пришедший в батальон с 1-го ГПЗ.

Как и во всех истребительных батальонах, в штабе Таганского батальона была должность инструктора физической подготовки. И командный состав, и сами бойцы подразделений были довольны, что им стал энтузиаст этого дела, хотя и молодой по годам, но физкультурник с боевым задором Виктор Михайлович Романов, 1922 года рождения, доброволец со швейной фабрики.

В парткомах предприятий и учреждений в дни формирования батальона было особенно оживленно, от желающих попасть в него не было отбоя. Те же, кому было отказано, горячась доказывали, что они не менее преданы Родине, чем те, кого уже включили, а, не добившись здесь своей цели, торопились в райком партии, в райвоенкомат, где шло окончательное утверждение списка бойцов батальона. Не обходили и штаб батальона, который располагался в здании школы № 421.

- Помню, - вспоминает Кучеров, - на нашем стекольном заводе беспокойство парткому доставляли рабочие Дворников Александр Иванович и Трусов Павел Иванович, которым было далеко за сорок. Оба они настаивали на том, чтобы направить их на фронт. Особенно кипятился Трусов: "Как я моту быть не на фронте? Не думайте, что Трусов действительно трус. Мы ведь, уже опытные солдаты, знаем с какого бока подступиться к врагу". Оба они были приняты в истребительный батальон. Оба воевали смело и с честью отдали свои жизни за Родину.

Надо отметить, что к началу июля, как и требовало постановление бюро МГК ВКП(б), несмотря на развернувшуюся массовую кампанию по созданию дивизий народного ополчения, истребительный батальон Таганского района в основном был сформирован. Несколько позднее был создан пулеметный взвод, командиром которого стал Сергей Семенович Минаев, 1915 года рождения, с 1-го ГПЗ.

К середине июля в батальоне было уже более 500 человек, в том числе: с мясокомбината - 91 человек, с 1-го Государственного подшипникового завода - 59, со стекольного завода -32, с автозавода имени КИМ - 13, с гидрозавода - 12. Почти с каждого предприятия и учреждения района партийные организации отобрали добровольцев - бойцов батальона. В основном это были рабочие - более 250 человек, инженерно-технических работников было 120 человек. Возрастной состав бойцов был самый боевой - на три четверти 20-40-летние. Однако многие патриоты были моложе 20 лет, они также добились права быть в составе батальона. Так, 35 человек было 1924 года рождения,  около 30 человек - 1922-1923 годов рождения. Половину личного состава батальона составляли коммунисты и комсомольцы.

В результате кропотливого отбора в него помимо вышеназванных товарищей были зачислены:

с 1-го ГПЗ - А.А. Борисов, Ф.В. Гришанин, В.В. Джус, Р.Л. Коминарский, Лурье, Л.И. Пушкин, П.М. Тяжев,Б.Ю. Футлик, Б.А. Царев;

с мясокомбината - А.М. Амелюшкин, Ф.Ф. Дюков, Г.И. Елисеев, А.Ф. Кириллов, С.М. Климкин, К.А. Кострюков, М.В. Кузнецов, К.Н. Лобанов, В.А. Нагубнев, Ф.А. Пчельников, В.Г. Терешин, С.Ф. Хорольский, И.Н. Хромов, М.Г. Ширяев, А.Е. Якунин;

с автозавода имени КИМ - Д.Ф. Валуев, А.Б. Насонов;

со стекольного завода - М.Н. Дремов, Ф.В. Корнеев, А.Котов, И.А. Кудияров, А.Х. Миллер, М.Г. Панский, Н.А. Панюшкин, Ф.И. Пучков, И.П. Стельмах, А.М. Тевянский, М.И. Хвастин;

с гидрозавода - Я.Г.Инютин, И.А. Щедрин;

с завода "Подъемник" - П.И. Иванов, А.Н. Сотников;

с 1-го часового завода - И.Н. Горшков, Я.И. Раппопорт, Лопатин;

с завода "Клейтук" - И.В. Болтушкин, А.Н. Воронин, А.И. Голубев, В.И. Голубев, И.И.Кочнов, П.И. Макаревич, А.Г. Сапрыкин, И.И. Солоднев, А.Я. Трофимов, А.М. Чернов;

с авторемонтного завода - М.Н. Гробер;

с фабрики "Кардолента" - В.Н. Пастуховский;

с завода "Стройдеталь" - П.А. Ковальчук;

из совхоза имени Горького - Н.С. Голованов, А.П. Сошников, И.И. Струнин, С.Т. Тимохин;

из плодоовощного комбината № 3 - М.Е. Сорокин;

из 5-го таксомоторного парка - П.И.Лобков;

из треста "Россилакаткирпич" - Е.И. Ахмылов, Емцов, А.Н. Морозов, Яковлев;

из ЦНИИТМАШ - А.Т. Калачев, М.Ф .Корсаков;

из 2-й погрузконторы - А.Н.Кузмичев;

из пищеторга - В.П. Царев;

из магазина №1- А.В.Зверев;

из магазина №100 - А.Б. Блейндог;

преподаватель В.А. Поляков;

из системы Госбезопасности – Ф.Д. Коцуконь.

Мы пока еще точно не выявили, откуда пришли в батальон остальные бойцы и какова их судьба. Мы надеемся, что работники предприятий и организаций бывшего Таганского района и читатели помогут нам в этом.

По сформировании роты занимали оборону: 1-я - в районе 1-го ГВПЗ, 2-я – в районе автозавода имени КИМ, 3-я - в районе мясокомбината и 4-я - в районе совхоза имени Горького - станция Текстильщики. В этих же организациях было и расположение рот.

Необходимо отметить, что военная подготовка бойцов была неоднородной. Ряд товарищей имели фронтовой опыт империалистической и гражданской войн. Так, Лобанов и Нагубнев были участниками гражданской войны 1919-1921 годов; Щербаков - добровольцем-красногвардейцем с ноября 1917 года, участником Таманского похода Красной Армии. Его подробно описал А. Серафимович в книге "Железный поток". Демобилизовался Щербаков только в 1925 году. Были в батальоне и участники последующих боев Красной Армии. Например, М.Я. Тарасов участвовал в боях с белофиннами в 1939-1940 годах. Многие проходили военную службу в Советской Армии в мирное время или же в период учебы в высших учебных заведениях. Но были и такие, которые не имели никакой военной подготовки. Поэтому в ротах батальона с первых же дней началось кропотливое военное обучение по утвержденной программе. Требовалось в короткий срок создать боеспособное подразделение резерв Красной Армии, готовое в любую минуту выполнить боевую задачу.

В своих воспоминаниях парторг батальона П.И. Филиппов пишет:

- Ускоренная боевая подготовка развернулась по специальной военной программе, предложенной штабом истребительных батальонов. Наряду с изучением имевшегося у нас оружия (винтовки, пулеметы, минометы, гранаты, бутылками с горючей смесью и др.) осваивали практическую стрельбу, приемы штыкового боя, изучали уставы Красной Армии. Нам приходилось спешно сооружать оборонительный рубеж: траншеи, дзоты, пулеметные гнезда, и в первую очередь в районе первой и четвертой рот - в районе 1-го ГПЗ и в Текстильщиках, в районе совхоза имени Горького и Сукина болота. Развернули социалистическое соревнование за лучшее подразделение, за лучшего бойца.

Работали в этом направления много, упорно и настойчиво. Сигнал подъема звучал в пять часов утра, а отбой задерживался до поздней ночи, когда были выполнены задания.

В этой большой кропотливой работе принимали участие все командиры - от командиров отделений до командиров рот. Командир батальона Малый сам ежедневно бывал в ротах и этого требовал от всех штабных работников.

Наряду с изучением военного дела бойцы батальона с первых же дней организации несли круглосуточную гарнизонную службу не только в расположении рот, но и в районах Люблино, Текстильщики, Южный речной порт и др. Ежедневно в эти районы направлялись наряды, на ночь выставлялись секреты.

Несмотря на напряженную работу, среди личного состава батальона чувствовался боевой молодежный задор, люди стремились сделать все быстрее, лучше и заслужить хорошую оценку командования.

Каждый взвод, каждая рота имели свои любимые боевые песни. Среди запевал батальона славились Кучеров и Павел Иванов. Когда раздавались их звонкие голоса, поющие любимую песню "Страна моя, Москва моя, ты самая любимая...", жители района уже знали, что это идут бойцы батальона. В эти минуты люди верили, что никакими невзгодами не сломить советского человека. Победа будет за нами!

С укомплектованием батальона роты были переведены на казарменное положение. Как и требовали решения МГК и райкома ВКП(б), все казарменные помещения были оборудованы койками с постельными принадлежностями, радиофицированы. Были организованы красные уголки, регулярно доставлялись свежие газеты, журналы. Бойцы питались в столовых 1-го ГПЗ, автозавода имени КИМ, мясокомбината, совхоза имени Горького. Воинская дисциплина быстро и прочно вошла в быт бойцов батальона. И хотя у многих были, как говорится, семьи под боком, но все знали, что самовольная отлучка или неявка вовремя из увольнения, а также нарушения дисциплины рассматривались как чрезвычайные происшествия и строго карались.

На точное выполнение требований дисциплины, укрепление самосознания, что ты теперь воин Красной Армии, сказались и следующие волнующие мероприятия: каждому воину в торжественной обстановке перед строем роты было вручено удостоверение личности бойца истребительного батальона.

Вот его текст:

Управление НКВД г. Москвы и Московской области

Выдано ... июля 1941 г.                      Удостоверение № …

Действительно по                                 Тов.                          действительно

31 декабря                                             является бойцом истребительного

1941 г. г. Москва                                  батальона

(Фотография)                                         района.

Подпись владельца ...                            Нач. райотдела НКВД ...

                                                                Нач. истребительного батальона ...

Бойцы-истребители (как их обычно называли) с большой радостью и гордостью надели свою форму. Ее отличие от обычной состояло в том, что петлицы на военной гимнастерке имели удлиненную, стрелообразную форму. Но надев ее, каждый стремился высоко нести честь защитника Родины. Даже походка, взаимообращение, прилежание стали как-то четче и строже.

В этот же период начала выходить новая газета "На боевом посту" - орган Управления НКВД Москвы и Московской области. Раскрывая ее, бойцы видели: в каждом номере газеты освещались жизнь и быт истребительных батальонов, рассказывалось о лучших бойцах - их нередко называли наркомвнудельцами, последователями чекистов. Это вызывало гордость у бойцов.

И Солодов, и Филиппов под повседневным руководством райкома партии с первых же дней направляли всю партийно-политическую работу среди личного состава на обеспечение боевой подготовки батальона.

Работая в райкоме партии, часто бывая на предприятиях и в организациях, зная людей батальона, Филиппов быстро рекомендовал парторгов рот, групповодов, агитаторов, редакторов ротных стенных газет, боевых листков. Их деятельностью непосредственно руководили Солодов, Филиппов и политруки рот. Не оставлял их без внимания и Малый.

Дальнейшая практика работы показала, что все руководители хорошо поняли значение партийно-политической работы: на партийных собраниях, семинарах, инструктажах, в стенной печати всегда отмечались содержательные, увязанные с текущими задачами ежедневные политинформации, проводимые Арцибасовым и Прохоровым в 1-й, Бушмицем и Барковским во 2-й, Дмитриевым, Коминарским и Поповым в 3-й, Горшковым, Миллером и Г. Колеконовым в 4-й ротах. Всегда интересной была стенная газета, которую редактировал Тевянский. В ней подробно показывался ход боевой и политической подготовки, актив военкоров обстоятельно освещал жизнь подразделений с ее достижениями и недостатками. Создался крепкий коллектив агитаторов - Андрианов, П. Иванов, Кузьмин, Морозова, Прокопов, Тараскин и другие.

В своих беседах агитаторы я политруки приводили примеры героизма рабочих своего района в период гражданской войны. В октябре 1918 года из рабочих района был сформирован 38-й пехотный Рогожско-Симоновский советский полк, который в составе лучшей Коммунистической дивизии участвовал в боях под Царицыном (ныне Волгоград). Командующий 10-й армией Южного фронта К.Е. Ворошилов в декабре 1925 года, выступая на ХIV московской губернской партийной конференций, особо подчеркнул: "... я должен засвидетельствовать, что это был настоящий регулярный прекрасно организованный и героически дравшийся полк".

Слушая этот рассказ, бойцы-истребители заверяли, что славу отцов они высоко пронесут и приумножат в предстоящих боях с фашистами.

Большим авторитетом у бойцов пользовался агитатор А.Н. Морозов, член партии с 1919 года. Он вспоминал:

- Вести агитационно-пропагандистскую работу тогда было трудно. Ведь наши войска отступали, надо было всей мощью партийного слова умело анализируя сводки Совинформбюро о положении на фронтах и в тылу, убедить бойцов, что это временное, вынужденное положение. Мы стремились вселить в сознание воинов уверенность в победе советского народа. Это требовало, чтобы каждый боец понял необходимость быть в полной боевой готовности к грядущим боям. Мы знали, что Гитлер поставил коварную задачу - методами шпионажа, диверсий, фашистской агитации разложить наш тыл. Ведь и у нас были случаи поимки фашистских лазутчиков. Вот почему мы, агитаторы-коммунисты и комсомольцы, под руководством партполитаппарата батальона тщательно готовились к каждой беседе и в то же время сами являлись личным примером боевой и политической подготовки. Иначе и не могло быть - агитация должна подкрепляться делами. Мы всегда были в массах бойцов и откликались на все их запросы.

Обычно Морозов вынимал заветную записную книжечку, названную им "помощник агитатора", и подкреплял свои слова фактами ленинской деятельности в трудные годы становления Советской власти и гражданской войны. Многие бойцы до сих пор помнят эти рассказы.

Интересными были, например, его воспоминания о положении в стране и деятельности Коммунистической партии и лично В.И. Ленина в осенние и зимние дни 1919 года.

- Трудное это было время, - говорил А.Н. Морозов. - Контрреволюция рассчитывала сломить рабочий класс штыком, задушить молодую Советскую республику голодной смертью. Общим бичом стал недостаток сырья и топлива. Только за одну зиму 1919/20 года в Москве было разобрано на дрова до 5 тысяч старых деревянных домов.

Несмотря на это В.И. Ленин, партия не теряли присутствия духа. Наоборот, она призвала под свои знамена наиболее сознательных рабочих и крестьян. Ряды партии значительно увеличились. В нее влились преданные государству труженики.

В этом тяжелом 1919 году членом партии стал и тов. Морозов.

В партийно-политической работе в батальоне также широко использовались лекции, показ кинокартин, направленных на усиление революционной бдительности, разоблачение фашистской идеологии, расширение всенародной борьбы против фашистских захватчиков, воспитание беспредельной любви к Родине и доверия к партии и жгучей ненависти к врагу.

С 22 июля 1941 года фашистское командование начало систематически бомбить Москву и Подмосковье, сбрасывая большое количество зажигательных, термических и фугасных бомб большой мощности. Поэтому в обязанность истребительных батальонов было вменено ведение службы наблюдения за состоянием района и оповещения населения во время налетов авиации врага, а также работа оперативных групп по оказанию помощи в ликвидации последствий вражеских бомбардировок.

Посты наблюдения были организованы в каждой роте, располагались они на крыше одного из высоких зданий и несли круглосуточное дежурство.

Оперативные группы по сигналам постов наблюдения, не ожидая окончания валетов фашистской авиации, спешили к объектам, подвергшимся бомбежке.

Впоследствии Минаев, Морозов, Старостина вспоминали:

- С первых же дней налетов вражеская авиация пыталась бомбить шарикоподшипниковый завод, химзавод, автозавод, совхоз имени Горького, Южный речной порт. Наши роты по первому сигналу принимали активное участие в ликвидации пожаров, гашении зажигательных бомб, оказании помощи пострадавшим. Когда сильной бомбежке подвергся химзавод, бойцы батальона, невзирая на начавшиеся взрывы заводских приборов, на то, что еще не было отбоя, вступили в схватку с развертывавшимся пожаром и ликвидировали его. Помнится, о героизме бойцов при спасении завода даже была издана брошюра в несколько страничек. Так же отважно действовали наши подразделения при ликвидации пожаров в кузнечном цехе ГПЗ, научно-исследовательском институте, жилых домах и других объектах.

Старый большевик А.Н. Морозов с подъемом отмечал отвагу многих бойцов - Алтухова, Малышева, Пушкина, Тарасова и других, но всегда скромно умалчивал о себе. Но если развернуть газету 155-й стрелковой дивизии (куда впоследствии вошел Таганский батальон) "Вперед за Победу" за 7 мая 1944 года, посвященную учреждению медали "За оборону Москвы" и героям этой обороны, то в статье "Гордая страница" можно прочитать:

"В одну из августовских ночей (1941 г.) несколько фугасных и сотни зажигательных бомб обрушились на цеха химического завода. Заводу с минуту на минуту грозил взрыв.

Смерть нависла над сотнями жизней района. Решали минуты. Вот тогда боец Морозов одним из первых бросился в разбушевавшееся пламя, увлекая за собой других. Рискуя жизнью, смельчаки до подхода пожарных команд смело включались в ликвидацию пожара".

В районе были паровозное и вагонное депо, станции - Угрешская, Бойня, Горьковская, недалеко Люблино, где всегда стояли воинские эшелоны, составы с грузом для предприятий и организаций Москвы и района. И естественно, фашистское командование ставило своей целью разбомбить и составы, и железнодорожные пути станций. Бойцам батальона часто приходилось вести битву с огнем и в этих местах. Надо отметить, что куда бы ни спешили на это ответственное и опасное дело наши подразделения, в их составе всегда были бойцы батальона - санинструкторы и сандружинницы. Их боевая готовность была постоянной. Многим бойцам, работникам станций, сопровождавшим составы, пострадавшим от бомбардировки, от пожаров они своевременно оказывали медицинскую помощь.

По мере освоения программы боевой подготовки усложнялись задания подразделениям: разведка боем, наступление в составе всего батальона, бой за овладение населенным пунктом. Немало времени отводилось тактическим занятиям на местности, совершенствовались приемы рукопашного боя, усложнялись комплексы физической подготовки. И хотя для пожилых бойцов ряд заданий был трудным, они никогда не жаловались на это, а Ширяев и Трофимов, например, всегда были передовиками учебы. Они заявляли:

- А нам года не помеха! Надо любить дело, тогда и оно полюбит тебя.

Командование батальона и райком партии добивалась дальнейшего повышения мастерства и специализация бойцов. Так, ряд бойцов - Менаев, Пучков, Хвастин и другие, пройдя соответствующую подготовку, стали пулеметчиками, а Минаеву доверили командование пулеметным взводом.

А.П. Воронин окончил курсы снайперов и особенно отличился на фронте как меткий снайпер.

Многие бойцы батальона, скрупулезно изучая плакаты в макеты фашистских танков, соревновались у линии метко бросать учебные противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью в уязвимые места машин и отстаивали право быть в группе отважных - истребителей танков.

Командир батальона Малый не оставлял без внимания любую инициативу бойцов и младших командиров, широко поощряя достойных. В торжественной обстановке перед строем подразделения он лично объявлял благодарность отличившемуся воину. Ряд отличников боевой подготовки был выдвинут на должности младших командиров, направлен на курсы и т.д.

В результате напряженной боевой учебы, совершенствования воинской выучки, активной роли партийно-политической работы, роста политической зрелости бойцов и командиров руководство батальона смогло уже в начале сентября 1941 года со всей ответственностью доложить райкому партии: батальон боеспособен, готов к выполнению боевых задач.

Проверка боевой и политической подготовки, проведенная вышестоящей организацией, показала хорошие результаты. Подразделения получили высокие оценки, особенно вторая и четвертая роты, взводы командиров коммунистов Косолапова, В.И. Филиппова, Кучерова, Касаткина, отделения Гаврилова, Тараскина, Иткис. Отмечались индивидуальные результаты коммунистов и комсомольцев, показавших хорошие успехи в боевой и политической учебе: Василенка, Денисова, Качевского, Козлова, Колеконова, Коминарского, Кунина, Миллера, Минаева, Попова, Пушкина, Русакова, Снимщикова, Суворова, Тевянского, Царева и других. По ним равнялись все бойцы подразделений.

В достижении высоких результатов в боевой и политической подготовке немалая заслуга партийной и комсомольской организаций. Парторг батальона, умело распределяв партийные силы по подразделениям и работая в тесном контакте с политруками рот и комсоргом батальона, добился авангардной роли всех коммунистов. На состоявшемся 30 августа 1941 года партийном собрании батальона, посвященном состоянию боевой и политической подготовки, командование батальона, а также Малый, Шашуков, представители райкома, знающие деятельность батальона, подтвердили, что парторганизация в целом является активным помощником командования, живо подхватывающим любое мероприятие командира и добивающимся быстрого его осуществления. Горячее дыхание войны еще более сплачивало ряды бойцов, заверявших о своей готовности оправдать в бою доверие партии, высокое звание воина Красной Армии - защитника Родины.

Таганский райком ВКП(б) г. Москвы рассматривал батальон как одну из важнейших своих организаций. Комиссар батальона Солодов и его парторг П. Филиппов были обязаны регулярно информировать райком партии о ходе боевой и политической подготовки батальона. На заседании бюро райкома партии наряду с другими вопросами нередко рассматривалось положение дел в истребительном батальоне, осуществлялся прием бойцов в ряды партии. Так, на бюро РК ВКП(б) в августе 1941 года в члены партии единодушно была принята отличница батальона А.А. Грачева, кандидатом в члены партии Н.Е. Василенок; в сентябре 1941 года в кандидаты партии была принята М.И. Попова, раскрывшая на .бюро райкома "секрет", - она готовилась к выполнению спецзадания в тылу врага. Представитель парткома совхоза имени Горького вспоминает, что когда 23 июня 1941 года, то есть на другой день войны, состоялось заседание парткома, Попова Мотя - секретарь комитета ВЛКСМ совхоза - настояла, чтобы разобрали ее заявление о приеме в партию. Она заявила, что обязательно уйдет на фронт, но коммунистом.

В батальоне часто бывали работники райкома партии, в том числе и секретари райкома, работники райисполкома, райвоенкомата, районного отдела НКВД, райкома комсомола. Они помогали командованию совершенствовать военную и политическую подготовку бойцов, оказывали необходимую помощь в оснащении батальона вооружением, предметами культурно-бытового назначения.

2 октября 1941 года немецко-фашистское командование развернуло генеральное наступление в целях захвата Москвы - операцию "Тайфун". Против советских войск ринулась лавина гитлеровских головорезов группы армий "Центр", усиленных десятками отборных дивизий. Фашистское командование во главе с Гитлером было уверено в быстрой победе. В своем приказе от 2 октября 1941 года Гитлер бахвалился: "Сегодня начинается последнее большое решающее сражение этого года. Создана, наконец, предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага". А 3 октября 1941 года Гитлер, выступая по радио, говорил: "48 часов назад началось наступление гигантских размеров. Враг уже разбит и никогда не восстановит своих сил".

С захватом Москвы Гитлер связывал достижение главной цели в войне с Советским Союзом. В специальном обращении к войскам Восточного фронта говорилось:

"Солдаты! Перед вами Москва. За два года все столицы континента склонились перед вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям, Москва - это конец войны. Москва - это отдых. Вперед!".

10 октября 1941 года главный квартирмейстер фашистской армии распланировал, в каких казармах и зданиях размещать войска в Москве и Подмосковье. Любимец Гитлера Геббельс 12 октября приказал всем берлинским газетам оставить место для "экстренного сообщения" о падении Москвы.

Началась тяжелейшая битва за Москву. Фашистские полчища захватали Орел, Брянск, Вязьму. Боевые действия приблизились к столице. В конце октября враг был остановлен на линии Можайск-Волоколамск-Наро-Фоминск-Серпухов-Тула. Над Москвой нависла серьезная угроза. Партия бросила клич: "Москва в опасности! Все силы на разгром врага! Все на защиту столицы!".

13 октября 1941 года в Москве состоялось собрание партийного актива, где было сообщено о прорыве врагом нашего фронта на подступах к столице и об опасности, создавшейся для города. Актив принял ряд важных решений, в том числе о дополнительном производстве вооружения. В связи с этим из истребительных батальонов был отозван ряд рабочих высокой квалификации (рабочие заводов 1-го ГПЗ, имени КИМ, "Подъемник" и других).

Было также принято постановление о формировании новых коммунистических рабочих батальонов.

Собрание актива обязало решительно бороться с паникерами, с теми, кто самовольно покидал трудовые посты, привлекать их к строгой ответственности.

Бойцам истребительных батальонов в эти дни пришлось немало поработать в целях наведения порядка. Оперативные группы принимали активное участие в наведении порядка на мясокомбинате, химзаводе, автозаводе, охраняли государственное имущество. Посты из бойцов батальона вместе с органами Госбезопасности встали на магистральных выездах из Москвы (на Нижегородском шоссе и др.), проверяя автотранспорт и задерживая всех, кто выезжал без разрешения или вывозил тот или иной груз, не имея на то соответствующих документов.

Подразделения батальона были готовы к встрече с фашистскими танками - противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью стали необходимой принадлежностью бойцов.

В связи с тяжелым положением под Москвой на передовые рубежи обороны столицы были переброшены многие боевые части, находившиеся на ближних подступах к ней. В эти дни трудящиеся города на митингах и собраниях принимали резолюции отдать все силы для защиты любимой столицы. Москва должна выстоять.

В обращении Московского Совета депутатов трудящихся к жителям Москвы 17 октября 1941 года было сказано:

"... наша Красная Армия, батальоны народного ополчения и отряды истребителей стойко дерутся за Москву!

Москвы мы не отдадим. Москва будет советской!

Москве грозит серьезная опасность. Но борьба ведется жестокая, не на жизнь, а на смерть, и в этой борьбе мы Москву отстоим...".

Генерал-лейтенант П.А. Артемьев, бывший в то время командующим Московским военным округом, вспоминая об этих событиях, писал: "... к этому времени для обороны подмосковных рубежей в Московском гарнизоне оставалось очень мало войск. Формирование новых частей и соединений только началось. Реальной силой, которую можно было немедленно использовать, явились двадцать пять истребительных батальонов, сформированных из добровольцев-москвичей. Было решено свести их в полки, а затем в дивизии".

Приказом командующего войсками Московского военного округа от 16 октября 1941 года истребительным батальонам была поставлена задача - к 10.00 17 октября занять оборонительный рубеж на подступах к Москве. Этот рубеж состоял из трех боевых участков.

В результате повседневных усилий райкома партии, кропотливой работы командования, партийно-политических работников и коммунистов истребительный батальон Таганского района г. Москвы стал хорошо организованный воинским подразделением. Он вполне оправдывал ту характеристику, которая была дана истребительным батальонам в одном из документов Московской зоны обороны.

"...бойцы, командиры и политработники открыто смотрели опасности в глаза, они поступили в батальоны в полной готовности драться с врагом до конца. Серьезная опасность, нависшая над советской столицей, требовала от ее защитников величайшего мужества и личной отваги, готовности к уличным боям и к самым опасным боевым операциям по истреблению танков. Коммунистические и истребительные батальоны состояли из людей, способных со всей самоотверженностью выполнить эти задачи".

В ночь на 17 октября Таганский истребительный батальон, получив боевую задачу, передислоцировался на рубежи Московской зоны обороны.

- Эти минуты никогда не изгладятся из моей памяти, - вспоминает парторг батальона Филиппов. - В полной боевой готовности мы шагаем по ночным улицам Москвы к новому месту дислокации. Таганская, Садовое кольцо, Большая Дорогомиловская, Кунцево, Татарово. Москва затихла, погрузилась в темноту, но, там, за зашторенными окнами кипит жизнь: создастся оружие и боеприпасы, обмундирование - все, что необходимо фронту; в метро, в бомбоубежищах беспокойным сном спят наши дети, жены, старики, проклиная фашистские самолеты-стервятники. Их вой сопровождает и нас. К утру мы расположились на новом месте. Жизнь полностью переходила во фронтовые условия - в землянки, в блиндажи, в окопы. Создавались боевые рубежи, особенно в районе Хорошего и канала Москва-Волга.

Район расположения истребительного полка, в который вошел и Таганский истребительный батальон, находился на боевом участке № 2 и занимал рубеж - магистраль Москва-Минск, Хорошевское шоссе (Хорошево, Татарово, Троицко-Лыково, Терехово, Кунцево, Сетунь, Фили, Матвеевское, Аминьево, Троицко-Голенищево).

Батальон располагался в основном в районе Татарово, Крылатское, Хорошево, Одна из рот несла службу в боевом охранения в Усово, там же находился ее командный пункт. Задачей роты было вести постоянную разведку расположения вражеских войск. Один из взводов роты нес службу в боевой охранении на авиационном заводе № 22.

Таганский истребительный батальон, как и другие истребительные батальоны города Москвы, находился в непосредственном подчинении райкома партии до 16 октября 1941 года. Однако связь райкома с бойцами батальона продолжалась и далее, продолжается она и сейчас.

Надо отметить, что истребительные батальоны в силу партийного отбора личного состава и его отличной подготовки явились тем резервом, из которого бойцы и командиры - коммунисты и комсомольцы отбирались на выполнение специальных заданий в тылу врага - в диверсионно-истребительные части, партизанские отряды, органы разведки и др.

Так, в разное время 1941 года на выполнение указанных спецзаданий из Таганского батальона были направлены Таня Капралова, Мотя Попова, Н.А. Кузьмин, Б.А. Царев, Н.И. Чернышев, А.Я. Шведов, Н.Ф. Щербаков и другие. В связи с этим П.И. Филиппов вспоминает:

- Когда мы с комиссаром батальона Солодовым беседовали с добровольцами, желающими идти на выполнение спецзаданий в тыл врага, и предупреждали, что это важное, но очень опасное поручение, ответ почти всегда был один: готов выполнить любое задание, записывайте!

Откровенно говоря, многие бойцы батальона, слушая доходившие до них скупые сведения о смелых действиях товарищей, выполнявших спецзаданиями даже встречаясь с ними (например, с тов. Щербаковым), завидовали им и выражали готовность самим быстрее вступить в схватку с подлым врагом.

Подробности героических дел Тани Капраловой стали известны уже в послевоенные годы. До этого мы располагали только извещением, что она пропала без вести, и справкой: «… документах Госархива Московской области по истребительному батальону Таганского района г. Москвы, спецшколе НКВД Московской области и партизанскому отряду т. Бочарова Малоярославецкого района значится сандружинница Капралова Татьяна Егоровна, 1920 г. рождения, с 12 октября по 12 декабря 1941 года».

И вот в апреле 1975 года в нарофоминской газете Московской области напечатан очерк журналиста А. Бауэра "Ее звали Таня". Вот выдержки из очерка.

"В семье Капраловых было восемь детей - четыре сына и четыре дочери. Веселая, неугомонная Татьяна - техник конторы «Главцветметалл» - с первых же дней войны вступила в истребительный батальон Таганского района столицы... Никто из родных не знал, что она добровольно поступила в спецразведшколу.

В спецшколе Таня подружилась с нарофоминской ткачихой Олей Колесниковой. Офицер отдела, отправляя подруг в отряд Бочарова, наказывал; никакой самодеятельности - разведка и связь! Несмотря на плотность обороны врага, первые переходы через линию фронта были успешными и разведчицы доставили в Москву важные сведения о дислокации фашистских моторизованных частей. Ночевали где придется. Советские люди ласково принимали их, подчас сообщали нужные сведения. Эти известия, разведданные партизан оседали в памяти подруг и затем передавались по назначению... Побывали они в деревнях Ожогино, Афанасово, Белкино, вдоль Киевской ж.д., на станции Обнинское... Взрывник отряда Французов вспоминал, что Ольга и Татьяна изумляли его товарищей своей неустрашимостью и недевичьей выносливостью...

Третий переход линии фронта для Тани оказался роковым... Морозной ночью проползли по ледяным глыбам реку Пару, начали углубляться в лес - казалось, опасность позади. Но именно в эти минуты их обнаружил сторожевой пост врага... их накрыли автоматным огнем.

 

- Беги в овраг, я догоню тебя! - крикнула Таня Ольге и, выхватив наган, начала отстреливаться.

В эти секунды она была убита наповал. Когда Колесникова подползла к ней, подруга не дышала. Ольга скатилась в овраг. Снежные сугробы и ночной мрак спасли ее. Собак у гитлеровцев здесь не оказалось... В марте 1942 года семья Капраловых узнала, что Таня пропала без вести, не вернулась с боевого задания. На ее место встала Танина сестра Анна, заявив, что идет мстить врагу за Таню, за надругательство над родной землей.

… В составе 1-й гвардейской дивизии она участвовала в освобождении Наро-Фоминска. В боях за г. Оршу была убита, вынося на себе из-под огня раненого солдата".

Когда при формировании истребительного батальона парторг П. Филиппов знакомил бойцов 3-й роты с политруком роты Н.Ф. Щербаковым, он сказал:

- Николай Федорович - герой гражданской войны, восемь лет был в Красной Армии, опыт большой, он сам расскажет о себе.

Но Щербаков о себе не любил говорить, лишь приветливо улыбнется и скромно промолвит:

- А что говорить? Выполнял всегда свой долг советского гражданина. Любил и люблю Родину и за нее готов на все. Жизни не пожалею!

В газете "За советский подшипник" от 23 февраля 1967 года напечатана большая статья В. Федорина "Волнующие документы". Она начинается так:

"В документах партбюро цеха шариковых подшипников №2 имеется ряд материалов, рассказывающих о трудовых и боевых делах коммуниста этой организации Николая Федоровича Щербакова...".

В разделе "Встреча у боевых знамен" рассказано: "Они давно не видели друг друга. И вот встреча в Москве, в Музее Революции. Все шестеро - Иван Ильич Подвойский, Георгий Иович Ковтюх, Семен Васильевич Луцкий, Владимир Нестерович Кашуба, Франц Иванович Беднарский и Николай Федорович Щербаков - бывшие воины легендарной Таманской армии, с благоговением они подходят к боевым знаменам гражданской войны... Все шестеро добровольно в рядах вооруженных защитников с начала 1918 года... Самому старшему из них - Подвойскому - двадцать пятый год, а младшему - Щербакову - минуло семнадцать".

В этой связи мне вспоминается собрание районного пионерского актива в начале 70-х годов. Перед переполненным залом выступили первый пионер Соединенных Штатов Америки Гарри Фримен и Н.Ф. Щербаков - почетный пионер Люблинского Дворца пионеров, где проходил актив. Один из пионеров, показывая книгу "Героический поход" о боевом пути Таманской армии (Горлов В.М., Воениздат, 1967), спросил Н.Ф. Щербакова:

- В этой книге среди участников боев за Новороссийск, Белореченскую и другие называется и Ваша фамилия. Вот, например; "...в боях за Армавир метко разили врага артиллеристы дивизиона под командованием Чернявского. Особенно отличились... " Названы и Вы - Н.Ф. Щербаков. Просим, очень просим рассказать поподробнее об участии в "Железном потоке", как называл этот поход писатель А. Серафимович.

Уступая просьбам пионеров, Щербаков рассказал о боях с белогвардейскими армиями Деникина и Шкуро.

А вот краткие выдержки из статьи этой газеты за 27 сентября 1966 года "Партизанская кличка - Инженер".

"Сформированный партизанский отряд Боровского района Московской области, куда был направлен Щербаков Н.Ф., обосновался в глухом лесу. Под наблюдением разведчиков отряда постоянно находились участки железной дорога: Башкино-Ворсино, Балабаново-Обнинское, шоссейные дороги из Боровска на Медынь, Малоярославец, Наро-Фоминск... Щербаков не раз принимая активное участие в разведках, в диверсионных операциях неоднократно переходил линию фронта, доставляя важные донесения, пакеты.

Накануне 24-й годовщины Октябрьской революций в первых числах ноября по приказу командования отряда он с товарищами заминировал железную дорогу между станциями Ворсино и Башкино. Через пять часов - взрыв. Большой вражеский эшелон взлетел на воздух. Это был партизанский салют в честь Октября.

Несколько дней спустя разведка установила, что в деревне Павлово расположилось на отдых фашистское подразделение. В ту же ночь партизаны окружили Павлово. Утром, когда гитлеровцы выстроились в центре деревни на перекличку, по приказу командира отряда партизаны открыли массированный пулеметно-автоматный огонь. Ни одному фашисту не удалось спастись. А на следующий день еще один отряд гитлеровцев был уничтожен в деревне Митяево. Этой операцией руководил Н.Ф. Щербаков, его партизанская кличка была Инженер.

Накануне Октября, 6 ноября 1941 г., в 10 часов Щербаков, выполняя боевое задание командования Западного фронта, в районе Боровска встретил большую группу бойцов и офицеров 19-й армии, выходивших после тяжелых боев из окружения. Возглавлял ее генерал-лейтенант танковых войск Ф.Т. Ремизов. На вопрос генерала: "Кто вы? - Щербаков отрекомендовался и добавил:

- Мой мандат отпечатан на шелку и пришит с внутренней стороны подкладки, могу распороть и показать. Командование партизанского отряда знает о движении ваших войск и направило меня помочь вам перейти линию фронта". А в мандате было сказано:

"Предъявитель сего т. Щербаков Николай Федорович командируется в тыл врага для выполнения спецзадания на территории Московской области...

Начальник центрального штаба партизанского движения генерал-лейтенант Пономаренко.

Секретарь ЦВ ВЛКСМ Михайлов".

Щербаков по карте генерала изложил обстановку на фронте, показал линию обороны наших войск по реке Вара и боевые порядки противника. Он указал маршрут в район, где можно пересечь оборону врага и переправиться через Нару. Переход войск группы Ремизова прошел благополучно - без единой потери. Фашисты обнаружили переправу, когда уже все были на нашем рубеже обороны и огонь врага был безвреден.

В ту же ночь пересек линию фронта и Щербаков, доставив очередное донесение в штаб нашего командования.

Много дет спустя встретились генерал Ремизов и партизан Щербаков. Встретились и обнялись как друзья.

- Мы, ветераны той группы, - сказал Ремизов, - никогда не забудем ту помощь, которую Вы оказали нам в тяжелее время. Спасибо!

Эта благодарность Ремизова от имени солдат и офицеров выражена и в письме, присланном ранее.

В этом же номере газеты помещена фотография партизана Н.Ф. Щербакова. Под фотографией напечатано:

"В годы войны фотография была обнаружена при аресте агента фашистской военной контрразведки - абвера, которому удалось пробраться в один из партизанских отрядов, действовавших в лесах Подмосковья. На снимке - человек, которого в то время называли Инженер. В своих листовках, расклеенных в оккупированных деревнях и селах столичной области, за его голову гитлеровцы обещали 25 тысяч марок".

Но предателя не нашлось.

Бойцы во время рассказов о делах Щербакова заверяли, что они, следуя его примеру, будут смелыми и беспощадными к врагу.

В отряд вместе с Щербаковым; был направлен и Л.Я. Шведов, который погиб при выполнении боевого задания.

Так действовали бойцы батальона в тылу врага.

С формированием полков на боевых рубежах Московской зоны обороны подразделения Таганского истребительного батальона составили в основном 2-й батальон 4-го полка1-й бригады московских рабочих, вскоре ставшей 4-й Московской стрелковой дивизией, получившей в январе 1942 года общевойсковое наименование 155-я стрелковая дивизия, а 4-й полк московских рабочих стал именоваться 436-м стрелковым полком.

Хорошая боевая и политическая подготовка всего личного состава батальона позволила ему получить высокие назначения в полку, а затем в дивизии. Так, Малый стал командиром, а Шашуков - начальником штаба батальона, Прохоров и Скрипченко - адъютантами батальона; командирами рот в этом же батальоне утвердили Ахремчука и Жуковского, заместителем командира роты - Манюшина; командирами взводов стали Бушмиц, Валуев, Касаткин, Кийко, Кучеров, Мельников, Сергеев, Сорокин, Сребный, Н. Филиппов, Чертков, Школин и другие. Комиссаром батальона стал Солодов, парторгом П. Филиппов, политруками рот утвердили Арцибасова и Леонова. Ширман получил назначение на должность начальника химслужбы полка, В. Андрианов - заместителя командира автороты дивизии, Рождественский - командира минометной роты полка, комсоргам этого полка стал М. Андрианов, помощником начальника штаба полка - А.Н. Морозов.

С образованием в дивизии в начале ноября отдельного батальона связи комиссар дивизии полковой комиссар Волгин вызвал Солодова и по-отечески подробно объяснил ему:

- Вам доказывать не надо, насколько важна связь дивизии. Как говорят, это нервы соединения. Поэтому я сперва было заикнулся в политуправлении округа о кандидатуре комиссара батальона, но мне прямо сказали, что в наших истребительных батальонах немало и политработников, и активных коммунистов, а затем посоветовали подобрать людей у себя. И вот мы с командиром дивизии, обсуждая кандидатуру комиссара батальона связи, решили рекомендовать на эту важную работу Вас, знающего это дело. Вы же, в свою очередь, зная людей, подберите остальных партполитработников, учитывая, что там много молодежи.

Солодов поблагодарил за доверие, и сам тут же провел доверительную беседу с П.И. Филипповым, с активным комсомольцем своего батальона Игорем Поповым.

Вскоре последовали назначения. Ф.М. Солодов был назначен комиссаром 219-го отдельного батальона связи, П.И. Филиппов - парторгом батальона и И.И. Попов - комсоргом батальона.

С созданием партийной комиссии дивизии ее членом был утвержден и Солодов. Комиссаром же батальона в полку вместо Солодова был назначен Н.К. Арцибасов.

Необходимо отметить, что в истребительных и коммунистических рабочих батальонах Москвы, сведенных в эти тревожные для Москвы дни в полки и дивизии, было большинство коммунистов и комсомольцев. Вспоминая об этом, генерал-полковник Артемьев, бывший в тот период командующим Московский военным округом, в книге "Битва за Москву" пишет: "...недаром эти дивизии получили наименование Московских Коммунистических".

Генерал-лейтенант Миронов, бывший в то время начальником политуправления Московского военного округа, в книге "Беспримерный подвиг", приводя конкретные цифры на 1 февраля 1942 года, отмечает, что в этих Московских дивизиях добровольцев удельный вес коммунистов и комсомольцев в общем числе бойцов был наибольшим в 4-й Московской Коммунистической стрелковой дивизии.

На боевых рубежах обороны Москвы воины дивизии в торжественном строю, находясь в полной боевой готовности, приняли военную присягу. В морозном воздухе четко раздавалась многоголосная священная клятва:

"Я всегда готов по приказу рабоче-крестьянского правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и как воин Рабоче-Крестьянской Красной Армии клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения победы над врагом".

Для многих бойцов Таганского и других батальонов слова клятвы крепко запали в душу.

Верные присяге, воины дивизии с еще большей энергией продолжали совершенствовать свою боевую выучку. И если в целом (развернутым фронтом) дивизия не вела боевых действий, то ряд отдельных ее подразделений (дивизионная и полковая разведка, специально создаваемые лыжные отряды, стрелковые роты, саперы и другие) по требованию командования выполняли боевые задачи непосредственно на передовых рубежах битвы за Москву.

Б.А. Басонов, боец Таганского батальона, в беседах с красными следопытами вспоминал:

- В первой крупной боевой операции я участвовал в усиленном взводе нашей полковой разведки, которой командовал смелый командир, участник финской кампании слесарь ВИАМ Михаил Сосков. Это была, так сказать, разведка боем перед декабрьским наступлением наших войск.

Эта операция скупо описана в политдонесении дивизии. В нем говорится:

"Примером дисциплины и образцового выполнения приказа командования могут служить комсомольцы-разведчики 4-го стрелкового полка товарищи Новиков, Баранников, Ипатов и другие, которые во главе с командиром взвода тов. Сосковым 4 декабря 1941 года вместе с подразделением танковой бригады выбили фашистов из занятой ими деревни и, взяв трофейное оружие: три пулемета, девять винтовок, две тысячи патронов, 14 гранат, автомат, возвратились в часть без каких-либо потерь, доставив ценные сведения о противнике".

Об этой операции и других делах Соскова рассказано также в газете "Московский большевик" (ныне "Московская правда") от 5 ноября 1944 года.

С началом боев советских войск под Москвой 5 декабря в наступление включилась и рота, располагавшаяся в Усово. В своих воспоминаниях А.Н. Морозов, член партии с 1919 года, обеспечивавший снабжение роты и часто бывавший в Усово, писал:

"В период разгрома немцев под Москвой 5-6 декабря 1941 года наша рота 2-го батальона приняла участие в освобождении населенного пункта в районе Усово, и бойцы батальона с большим интересом слушали рассказ старшины Лебедева о том, как была освобождена деревня, о той панике, которая началась среди фашистов после мощной артподготовки советских войск, о тяжелых потерях врага".

Рассказ дополняет боец боевого охранения роты в Усово М.И. Гробер:

- Как сейчас помню, в декабре, с началом общего наступления, большую группу бойцов нашей роты, в которой был я, направили в очередную разведку. Мне с товарищами была дана задача - определить силы противника в опорных пунктах - деревнях, в общем направлении на Волоколамск. За успешное выполнение задания командование объявило нам благодарность. По сообщению комиссара батальона Арцибасова, наши сведения оказались весьма ценными.

Массовый героизм воины-добровольцы 155-й Московской стрелковой дивизии проявили в битве за Москву зимой 1941/42 года на Калининском фронте. Здесь в лесистой местности Нелидовского и Оленинского районов в условиях сорокаградусных морозов и глубоких снежных сугробов шла ожеоточенная битва с отборными фашистскими эсэсовскими частями. В этих и последующих боях смелость и отвагу проявляли и бойцы, и командиры, и политработники бывшего Таганского истребительного батальона. Они понимали, что в этой битве решается судьба всей войны. Намечается перелом в нашу пользу. И это придавало им силы.

В имеющихся документах и в печати показана лишь небольшая часть этого массового героизма воинов батальона. Нельзя не сказать о тех бесценных строках, которые вошли в героическую летопись документов Великой Отечественной войны.

Приближалась годовщина создания дивизии. Личный состав ее частей и подразделений подводил итоги боевых дел и писал письмо-рапорт Московскому городскому комитету партии, озаглавив его "Мы с честью носим имя московских воинов". Это письмо было обсуждено с большим энтузиазмом во всех подразделениях и подписано всем личным составом. От имени бойцов, командиров и политработников этот рапорт за подписью командира дивизии А.П. Блинова, военного комиссара В.Г. Волгина и начальника политотдела П.П. Смирнова был направлен секретарю МК ВКП(б) тов. А.С. Щербакову. В письме-рапорте были показаны и отважные дела воинов бывшего истребительного батальона Таганского района города Москвы.

Вот краткие выдержки из этого боевого документа.

"...с удивительной храбростью дрался боец Дубовицкий - рабочий Московского мясокомбината. Он уничтожил немецкого офицера и солдата, был ранен и, продолжая вести огонь, истребил еще трех фашистов. Дубовицкий действовал и штыком, и прикладом, и гранатой".

"...политрук Олег Параничев, учитель Таганского района, своим бесстрашием воодушевлял бойцов на боевые подвиги и первым с группой красноармейцев ворвался в деревню".

"...груди сотен бойцов и командиров украшают знаки - "Снайпер", "Отличный пулеметчик", "Отличный артиллерист", "Отличный минометчик".

Так вот скупо сказано в рапорте. Но одновременно с этим письмом, в развитие его, политотделом и штабом дивизии была издана брошюра "Наш боевой путь" с более подробным описанием подвигов наших воинов. В брошюре, в частности, рассказано о боевых делах воинов бывшего Таганского батальона - Параничева, Дубовицкого, Воронина, Москалевой и других.

Вместо предисловия в брошюре помещена статья Ильи Эренбурга "Знамя Москвы", В ней есть такие строки:

"...не перечислять всех героев. Хочется назвать имена, пожать руку, поздравить, поблагодарить. Были в Москве учителя. Они несли свет науки. Когда фашисты напали на нас, когда Гитлер затемнил Европу, учителя Москвы взялись за оружие. Верхоламов гранатой бил мракобесов. Параничев шел впереди бойцов...".

Много теплых слов сказано в брошюре о мужестве коммунистов-политработников, в том числе Филиппова, Арцибасова, получившем одним из первых в полку высокую награду - боевой орден Красного Знамени, и других.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР о награждении почетным знаком "Снайпер" говорится, что им награждаются снайперы "за отличное владение оружием и умелое применение его в бою с немецкими захватчиками". Первым в полку этим знаком был награжден Александр Воронин. В указанной брошюре имеется немало волнующих строк, посвященных Воронину:

"...советские снайперы - грозные истребители фашистов. Осенью и весной, летом и зимой, в стужу и непогоду гремят святые снайперские выстрелы, несущие смерть гитлеровцам.

Снайпер А. Воронин - гордость части. О его боевых подвигах передаются рассказы из уст в уста". Вот один из них.

"...в раннее августовское утро, тропкой, ведомой только ему одному, пробрался он поближе к врагу и, тщательно замаскировавшись, залег в кустах. Невдалеке за речкой - враг. Тихо вокруг. На том берегу у немцев пулеметный расчет, который искусно укрыт. Наметанный глаз снайпера заметил на кустах тряпье.

- Видать, портянки сушит фашист. Значит, и хозяин близко, выжду, - решил Воронин.

Уже день клонился к вечеру, от напряжения онемело тело. Но вот и настала долгожданная минута. Зашевелились ветви кустарника, и показалась фашистская рожа, руки потянулись к портянкам. Но Воронин нажал курок снайперской винтовки и гитлеровец упал как подкошенный.

Так Ворониным был уничижен тридцатый фашист, а всего за полгода он уничтожил 82 гитлеровца".

Отмечая годовщину создания дивизии москвичей-добровольцев, МК ВКП(б) и политотдел дивизий организовали в Москве на Арбате в кинотеатре "Художественный" фотовыставку "Москвичи в боях за Родину". Газета "Московский большевик" 17 января 1943 года рассказала об этой выставке в большей редакционной статье "Ими гордится Москва", где писала:

"Фотовыставка отображает жизнь одного соединения, созданного в памятную осень 1941 года, когда на наш великий город наступали фашисты...

Мы видим своих земляков в бою. Мы узнаем имена отважных людей, творящих немеркнущие ратные подвиги. И мы гордимся своими замечательными согражданами".

После посещения фотовыставки Илья Эренбург написал о ней большую волнующую статью.

На этой выставке на фотостендах были представлены и воины бывшего Таганского истребительного батальона. Так, на втором стенде - "Командиры, возглавившие наступательный порыв" - показан москвич Параничев, на четвертом стенде, посвященном снайперам, - фотография А. Воронина и подробное описание его боевых дел, на пятом стенде, показывающем боевую работу медицинских работников, - фотография бойца Петра Михайлова, поступившего в медсанбат с тяжелейшим ранением, и главного хирурга Саландиной во время операции.

Вспоминая эти тяжелые бои за Москву на Калининском фронте, бывший парторг истребительного батальона П.И. Филиппов в своих выступлениях приводил немало примеров героизма и отваги многих воинов батальона. Так, командир пулеметного взвода бывший слесарь 1-го ГПЗ С.С. Минаев, получая первое воинское звание "младший сержант", заверял командование: "Со всей искренностью заверяю, что оправдаю это доверяе в предстоящих боях с врагом". И он это доказал боевыми делами, в частности, в последовавшей вскоре ожесточенней охватке с фашистами под деревней Черносы. Умело рассредоточив и замаскировав пулеметные расчеты, Минаев нанес наступавшему противнику большие потери шквальным огнем, а затем отбросил его. Минаев был тяжело ранен в грудь, но продолжал вести бой и, только теряя сознание, передал командование опытному бойцу взвода. Ныне Минаев - бригадир слесарей на 1-м ГПЗ, Герой Социалистического Труда, наставник молодежи.

Командир другого пулеметного взвода М. Хвастин, бывший бригадир стеклодувов стекольного завода, в решающем бою роты за один из опорных пунктов врага ночью вывел пулеметчиков поближе к врагу, установил пулеметные точки на расстоянии 200-300 метров и с рассветом открыл мощный прицельный огонь по пулеметным точкам врага, чем создал роте условия для выполнения задачи.

Командир взвода связи И. Кучеров, обеспечивая работу связи, нередко в сложной обстановке восстанавливал связь и участвовал в боевых действиях.

А с какой теплотой вспоминает медсестра Аня Чеверикина боевые дела однополчанина, бывшего рабочего завода "Стройдеталь" П. Ковальчука. И есть что вспомнить. В дивизионной газете о нем писали не раз. Так, в одном из номеров было сказано:

"Немецкая разведка просочилась в наш лес. Группа бойцов во главе с командиром производила работу по дооборудованию огневой позиции.

Подкравшись, гитлеровцы открыли по нашим бойцам густой автоматный огонь.

Вскоре начался вражеский минометно-артиллерийский налет.

Осколком снаряда ранен в ногу командир. Красноармейцы Баленков, Ковальчук и сержант Морозов бросились спасать своего командира. Их засыпало землей. Баленкова и Ковальчука ранило.

Превозмогая боль, они на своих руках вынесли командира в безопасное место. Фашистские налетчики были отброшены. Отважные воины группы в этом бою уничтожили тринадцать гитлеровских мерзавцев.

Годовщине дивизии были посвящены армейская и дивизионные газеты, рассказавшие о многих примерах мужества и отваги воинов дивизии. В газете 22-й армии "Вперед за Родину" в передовой статье и отдельных заметках воздается должное Малому, Арцибасову, Воронину и другим воинам батальона.

В статье "В огне боев коммунисты всегда впереди", помещенной в дивизионной газете "Вперед за победу", парторг 436-го полка И. Федюшин уделил должное внимание и женщинам полка, героически переносившим все тяготы того зимнего наступления:

"...личный состав наших боевых подразделений цементируют большевики. Своими героическими подвигами и огненным большевистским словом они увлекают в бой красноармейские массы...

Где же были коммунисты Аня Мышенкова, Зина Воронцова, Ксана Кротова, Вера Авдюшко, Зина Малышева? Они под градом вражеских пуль выносили с поля боя раненых с их боевым оружием и направляли в ПМ".

А разве можно без волнения читать фронтовые записи младшего врача 436-го стрелкового полка военврача 3 ранга А.П. Качкова, сделанные им по горячим следам героической битвы за Москву. Они ярко показывают, в каких тяжелейших условиях суровой зимы и боев тогда работали все полковые медработники:

"... во время боев дивизии на Калининском фронте, в начале марта 1942 г., полковой медпункт - ПМ 436 сп - был развернут в селе Ново-Никольском Нелидовского района в избушке на окраине села у дороги на передовую; Персоналу было поручено принимать и оказывать помощь тяжело раненным в живот, в голову, грудную клетку и с тяжелыми ранениями конечностей. Среди девушек, работавших в этом пункте, были сандружинницы Таганского истребительного батальона Дуся Федорова и Аня Чеверикина.

Первого марта полк развернул жестокие бои. Стемнело и всю ночь непрерывным потоком поступают тяжело раненные. Все работают героически: ни минуты отдыха, ни тени усталости. При тусклом мерцающем свете коптилки - "гильзовки" в избу врываются клубы морозного пара: прибывают новые группы раненых. Они - в заснеженных, обледенелых шинелях и полушубках. Дорогие, знакомые лица бойцов и командиров страшно усталые, бледные. Выражение жестокого страдания от боли и холода и в то же время радости и надежды при встрече с нами были на их лицах.

Не видели и не слышали мы только одного - выражения страха. Кто из раненых был в состоянии рассказывать, с гордостью передавал, с какой беззаветной отвагой и несгибаемым героизмом шли в атаку на укрепления врага бойцы полка и бывалые воины, и юные, необстрелянные.

Аня и Дуся переносили раненых из саней в помещение санчасти, бережно укладывали, с трудом стаскивали с ног оледеневшие валенки, укутывали в одеяла, согревали грелками, кормили и поили чаем, кому это было можно. И успевали помогать при перевязках и наложении шин. Многие раненые просили нас не отправлять их далеко в тыл: они не хотели уходить из рядов родной дивизии и своего батальона. А утром девушки, шатаясь от усталости, таскали воду из далекого колодца, смывали кровь на полу, убирали помещение. Раненых, подлежащих эвакуации, за ночь успевали отправить в медсанбат. Это было необходимо, так как авиация врага непрерывно висела на всем пути следования раненых. 4 марта и наша изба санчасти сильно пострадала от бомбежки, и ее пришлось восстанавливать.

Вот так началась боевая жизнь хрупких девушек Федоровой, Чеверикиной и других славных медсестер и санитарок в санчасти полка и в суровых условиях оказания помощи раненым на передовой. Потом было еще много боев, много испытаний, но они всегда сохраняли беззаветную преданность своему делу: спасению жизни и сохранению здоровья дорогих воинов-однополчан".

Все свои силы они отдавали делу защиты любимой Родины и родной партии большевиков. И не случайно в первые же дни боев они заявили: "Если погибнем на боевом посту - считайте нас коммунистами!". И с каким волнением в том же 1942 году они - Авдюшко, Кораблева, Скворцова, Скорик, Федорова и другие - принимали партийный билет, не стесняясь целовали его и клали в карман поближе к сердцу. И не случайно девушке с Таганки - Плюшкиной было оказано доверие быть парторгом санитарной роты полка, а Мышенкова вскоре стала парторгом стрелковой роты.

И сейчас на традиционных встречах бойцы Таганского батальона с искренним сердечным уважением относятся к своим боевым подругам-однополчанкам, ведь почти все они до сих пор чувствуют тепло их девичьих рук, облегчивших боль ранения или сохранивших жизнь, вынося с поля боя после тяжелого ранения.

Говоря о годовщине дивизии, нельзя не сказать о приказе ее командования, изданном 16 октября 1942 года: "В ознаменование первой годовщины дивизии за отличные выполнения боевых заданий в борьбе с немецкими захватчиками, за проявленные успехи в деле боевой и политической подготовки объявляю благодарность...". Наряду с другими воинами дивизии в приказе - две женщины из бывшего истребительного батальона Таганского района г. Москвы. Это А.Д. Грачева и А.Н. Мышенкова.

К этому времени В. Авдюшко и А. Мышенкова уже имели звание старшего сержанта, А.Грачева вскоре стала старшиной санитарной роты полка, а М. Москалева получила звание сержанта.

В музее 155-й стрелковой дивизии посетителей привлекает фотография, запечатлевшая встречу Ксаны Кротовой с рядовым бойцом Красной Армии - ее отцом Егором Кротовым. А встреча произошла здесь, на Калининском фронте, чисто случайно, при передислокации частей, в которых они служили. На всю жизнь Ксана запомнила слова отца:

- Люби Родину горячо, дочка. За нее не жалей ни сил, ни жизни. Будь достойна высокого звания воина Красной Армии.

В связи с 30-летием разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в газете "Правда" от 5 декабря 1971 года была напечатана статья, написанная парторгом 436-го стрелкового полка И. Федюшиным в 1942 году и озаглавленная редакцией "Правды" "Московский характер". В ней, как и в других письмах-документах "живое дыхание тех дней, великих и грозных, трудных и героических", пишет "Правда". В статье И. Федюшина немало примеров героизма воинов полка, в том числе и такие волнующие строки:

"... красноармеец Дубовицкий Федор Петрович - рабочий Московского мясокомбината - добровольно пошел в танковый десант, и, ворвавшись в деревню М., действовал там исключительно смело... Будучи контуженным от взрыва вражеской мины, он отказался идти в санчасть и с обожженым лицом продолжал бить врага в уличном бою. После боя он был принят кандидатом в члены партии...".

Бои на Калининщине 155-я стрелковая дивизия не прекращала и в 1942 и в первой половине 1943 года.

Воины ее не забудут тяжелые июльские бои 1942 года, когда фашисты большими силами пытались окружить наши войска в районе Белый, Нелидово. И опять наши войска, в том числе в воины Московской дивизии, выстояли и победили. Победили отвага и мужество, любовь к Родине, верность боевым традициям воинов-москвичей - стоять на смерть. Сколько раз московские газеты печатали большие очерки о боевых делах москвичей. В газете "Вечерняя Москва" за 9 сентября 1942 года в разделе "Москвичи в боях за Родину" была помещена большая статья журналиста Георгия Серебрякова «Автоматчики». Вот ее текст с некоторыми сокращениями:

"… Оба они москвичи: политрук роты автоматчиков Иван Данилович Хоханов  работал на заводе "Шарикоподшипник", а командир взвода Иван Григорьевич Мухартов был зав. орготдела спортобщества "Буревестник". Оба - добровольцы истребительных батальонов Москвы»…

На небе зажглись крупные звезды. Политрук Хоханов в последний раз обходил взводы. Бойцы с автоматами перед операцией проверяли снаряжение.

- Все в порядке! В путь готовы! - доложил Мухартов. Перед бойцами была поставлена задача - незаметно пробраться в тыл противника, разведать и уничтожить его силы.

Звезд становилось все больше и больше. Справа не утихала канонада. Как зарницы, вспыхивали и гасли отблески орудийных залпов.

Автоматчики вышли на большак. В прозрачном ночном воздухе что-то зачернело. Вперед ушли два разведчика. Скоро они вернулись. Это была деревня Н. Бойцы тихо, без выстрелов занимали село. Фашисты, увидев советских автоматчиков, убегали в поле. Бойцы входили в дома.

- Мама, русские, русские! - закричала в одном из домов девочка  и уцепилась ручонками за шинель автоматчика Курганова (из Таганского батальона). Растроганный боец приподнял девочку, высоко подкинул ее и бережно опустил на пол.

Рассветало. Звезды гасли.

Часть отряда под командой Мухартова, чтобы предотвратить возможность флангового окружения, выдвинулась за деревню и засела по опушкам. Пересекая поле, тянулась извилистая дорога.

Вот на дороге показались три гитлеровца. В утреннем воздухе четко простучала короткая очередь автомата. Три серых пятна замертво распластались на земле. Мухартов, довольный, провел рукой по автомату.

Показался немецкий обоз - пять подвод. Лошади, устало кивая головами, медленно тянули повозки. Немцы шли рядом. Хлестко застучали автоматы. Обозные бросились к винтовкам. Но было поздно.

Весь день автоматчики не давали проезда фашистам по дороге. Трупов врагов становилось все больше. Это всерьез обеспокоило противника. Близко разорвалась мина... Политрук Хоханов через связного приказал Мухартову возвращаться. Он был доволен результатами рейда...

Это был один из первых боевых рейдов группы автоматчиков-москвичей в тыл врага.

Второй... Всю ночь взвод шел лесом. Разведка донесла; за деревней на опушке противник.

В селе враг оставил пулеметы и тяжелые минометы. Хоханов решил занять деревню и уничтожить огневые точки. Завязался бой. Бойцы ползком продвигались к крайним домам. Фашисты вели ураганный перекрестный огонь. Вперед вырвался командир Григоренко. Бойцы отстали, а он, маскируясь в каждой лощине, полз и стрелял. Но вот у него иссякли патроны.

Хоханов подполз к бойцам.

- Кто хочет добровольно? Григоренко нужна помощь – диски.

- Я! Я! - сразу же ответило несколько человек.

- Нет, я, товарищ политрук!

Это сказала юная связная Полина Абраменко (в батальоне она была разведчицей, мотоциклисткой).

- Не боишься?

- Чего бояться. Разрешите?

Абраменко взяла диски и автомат - и к Григоренко. В пути ее ранило, но она доползла, и по врагу ударил не один, а два советских автомата.

Когда бойцы ворвались в деревню, Григоренко принес на своих руках Полину:

- Срочно в санчасть! - приказал он. - Эта девушка спасла мне жизнь. - И, взглянув на юное, строгое лицо раненой, перекинул автомат через плечо и снова повел москвичей в атаку.

Крепко, навсегда сдружались на фронте москвичи. Полина написала автоматчикам из госпиталя:

"Я не дождусь, когда снова смогу быть с вами на фронте, чтобы истреблять фашистских гадов".

Заканчивается статья следующим:

"Рота москвичей-автоматчиков в Н-ском соединении за последнее время уничтожила 500 гитлеровцев, захватила 20 пулеметов, 5 орудий, 9 минометов, 120 винтовок, 13 автоматов, 6 пистолетов и 20 пленных".

В этих смелых боевых делах участвовали и бойцы Таганского батальона во главе с Хохановым.

В другой раз "Вечерняя Москва" также в разделе "Москвичи в боях за Родину" напечатала большую статью Г. Серебрякова и С. Бермана о героических делах наших снайперов. Вот она с небольшими сокращениями.

"...Слесарь завода "Клейтук" Ал. Воронин и рабочий Крюковского стеклодувного завода Г. Шишкунов составили вторую снайперскую пару. Снайперами они стали не сразу. Дорога к мастерству сверхметкой стрельбы шла через жаркие битвы, в которых сердца накалялись ненавистью к немецким захватчикам... В минуты затишья кажется, что война перекинулась куда-то вдаль за едва видимую синеву леса. В такое время войну ведут снайперы...

Вражеские автоматчики, рассредоточившись вдоль переднего края обороны, простреливали наши подходы и затрудняли подвоз боеприпасов.

На "охоту" вышли Воронин и Шишкунов. На передовой было неспокойно. Обе стороны вели пулеметный огонь. С воем падали мины. В темное небо взвивались яркие ракеты и на невидимых парашютиках медленно спускались на землю. Снайперам предстояло подойти к немецким блиндажам на 100-200 метров, к рассвету успеть замаскироваться и подготовиться к действиям.

Задачу было решено выполнить во взаимодействии с группой бойцов, которые должны были вызвать огонь фашистов на себя. Снайперы залегли в кустах... Рассветало... Вдруг Шишкунов осторожно крикнул:

- На нас идут, от березки!..

Группа гитлеровцев шла опушкой леса.

- Нет терпенья! - сказал Шишкунов, направляя винтовку.

- Крепись, не за ними, ведь, пришли мы, - промолвил Воронин.

Снайпера пропустили фашистов, им было поручено уничтожить немецких автоматчиков.

Неожиданно простучала автоматная очередь. Снайперы насторожились:

- Наконец-то!

Это был один из фашистских автоматчиков.

- Елку видишь? - показал Воронин.

Шишкунов посмотрел в бинокль. На высокой ветвистой елке притаился вражеский автоматчик.

- Бей! - приказал Шишкунов.

Воронин поймал в оптический прицел фашиста. Щелкнул выстрел. Гитлеровец кувыркнулся вниз, выронил автомат и, цепляясь растопыренными руками за ветки, грохнулся плашмя о землю.

Из леса на выстрел выбежали два немца. Увидав убитого, они закричали что-то.

- Сегодня везет, - обрадовался Шишкунов, прикладываясь к винтовке.

Прогремел выстрел. Вражеский солдат схватился за поясницу, присел.,. Воронин дал второй выстрел... Другой немец упал на спину. На мгновение все стихло. Только слышен был отдаленный крик в лесу да в траве гудели басистые шмели. Вдруг загудела вражеская мина.

- Засекли! Пора уходить! - решили снайперы.

Они ползли к лощине. Фашисты усилили огонь. Мины с грохотом рвались рядом. Одна ударилась около Шишкунова - его отбросило и засыпало землей.

Только через час снайперы выползли к болоту и, пройдя километра два по засасывающей трясине, выбрались на знакомую тропу. Кругом, как капли крови, краснела брусника.

Шишкунов и Воронин, усталые, повалились на кочки и собирали горстями спелые ягоды".

После героической битвы за Москву и дальнейших боев в Нелидовском, Оленинском и Бельском районах Калининской области в 1942 году и первой половине 1943 года в родной Московской дивизии оставалось немного воинов бывшего истребительного батальона Таганского района, но победный путь их продолжался. На этом пути были и бои на Курской дуге и битва за Днепр, за Украину, тяжелые бои по освобождению братских народов Польши, Чехословакии, Венгрии, народов Австрии от фашистской чумы и последние суровые бои в Австрийских Альпах.

В одной из школ пионеры задали вопрос Дусе Федоровой:

- Скажите, какой для вас самый памятный день в период Великой Отечественной войны?

Евдокия Игнатьевна глубоко вздохнула и тихо промолвила:

- Мне этот день никогда не забыть, как видите он оставил мне тяжелую память... на всю жизнь.

И бодро вскинув голову, она отчетливо продолжала:

- Это было в битве за Днепр в октябре 1943 года. Наш 436-й стрелковый полк первым в дивизии в темную, хмурую сентябрьскую ночь с ходу на подручных средствах форсировал могучий Днепр южнее Киева и вцепился в прибрежную полосу Букринского плацдарма. В числе первых были и мы, полковые санинструкторы и санитары - Мышенкова, Чеверикина, Скворцова, я и другие. Каждый знал, что начнутся тяжелые бои, фашисты предпримут все, чтобы уничтожить наших героев, иначе им крышка. Так оно и получилось. С утра обезумевшие гитлеровцы перешли в психические атаки с яростным пулеметным огнем, предприняв ожесточенные артиллерийские и минометные налеты. Стаями налетала их авиация. Одна контратака следовала за другой. В день - по 10-15 атак. Но наши воины уже всей дивизией героически отбивали их. Ну, конечно, были жертвы, много раненых, и нам, медицинским работникам в этих боевых условиях было много работы. Невзирая на ярость боев мы спешили помочь раненым и обезопасить их. И вот в один из таких октябрьских суровых боев я была тяжело ранена. Сколько было обиды, но не от боли, а от сознания того, что покидаешь дорогих друзей, что не придется с победой ворваться в логово фашистского зверя, что радость и восторг одоления Днепра и клятва не отступить обратно омрачена тяжелым ранением. Так можно ли забыть этот день? Нельзя! Ведь каждый шаг болью напоминает об этом. Но теперешняя, счастливая, победная жизнь снимает эту боль, не дает думать о ней.

В третью годовщину дивизии в октябре 1944 года личный состав ее рапортовал Московскому городскому комитету партии о своих боевых делах. В связи, с этим газета "Московский большевик" 5 ноября 1944 года поместила большую статью воинов дивизии "Письмо с переднего края" под рубрикой "Москвичам, землякам нашим". В статье приведено большое количество примеров героизма и отваги бойцов и командиров, названо немало имен воинов-москвичей, в том числе и бойцов бывшего Таганского батальона. В письме есть такие строки:

"Наша часть была создана в те грозные дни октября, когда фашистские орды подошли к ближним подступам родной столицы. В наших рядах появились семьи москвичей, взявших в руки оружие… Отец и сын Михайловы прославили свои имена в ожесточенных боях за Москву".

В числе девяти москвичей, получивших право подписать это письмо, - майор П.И. Филиппов, ставший к этому времени старшим инструктором политотдела дивизии.

В этом письме воины дивизии докладывали москвичам:

"От Москвы до Карпат - вот путь нашего наступления, продолжавшийся около трех лет... Достигнув вершин Карпатского хребта, советские воины сбросили фашистов с гор и вступили на территорию дружественной Чехословакии... В дни самых упорных боев на Карпатах родная столица прислала нам высокие награды - медали "За оборону Москвы". Трудно описать радость тех, у кого засверкала на груди эта медаль,..

Далеко сейчас от нас Москва! Но мы ее помним и всегда с нею. Каждый подвиг на поле боя воины дивизии посвящают ей... Мы горды тем, что Москва пять раз салютовала и в честь наших побед. И все мы клянемся Москве, клянемся вам, земляки, что не остановимся на полпути и завершим разгром врага на его земле. Фашизм будет уничтожен".

Эти дорогие солдатскому сердцу медали "За оборону Москвы" - частичку волнующего тепла родной Москвы - там, в суровых Карпатах, в разгар боев с гордостью надели многие воины нашей Московской 155-й стрелковой дивизии, в том числе и бывшие бойцы истребительного батальона Таганского района г. Москвы: Н.Б. Василенок, А.Е. Зверев, Ф.Д. Коцуконь, А.Н. Морозов, А.Н. Мышенкова, Г.В. Скорик, И.П. Стельмах, П.И. Филиппов, А.Ф. Чеверикина и другие.

Эти медали вручены также многим воинам 4-й Московской Коммунистической стрелковой дивизии, оборонявшим Москву в период с октября 1941 по январь 1942 года и выбывшим из нее в результате ранения или других причин.

Их с гордостью и любовью в разное время получили москвичи - бойцы Таганского батальона: Ф.В. Гришанин, М.И. Гробер, Я.Г. Инютин, А.Т. Калачев, Н.М. Касаткин, К.А. Кострюков, И.А. Кудияров, К.Н. Лобанов, С.С. Минаев, В.А. Нагубнев, А.Б. Насонов, Н.А. Прокопов, Л.И. Пушкин, Ф.А. Пчельников, М.Я. Тарасов, А.Л. Тевянский, В.Г. Терешин, Е.И. Федорова, М.И. Хвастин и другие.

Многие обладатели этой дорогой медали - старожилы столицы - были награждены не менее дорогой медалью в память 800-летия Москвы. Вот почему, где бы ни встречались наши ветераны, всегда звучит их самая любимая песня: "Москва моя, ты самая любимая!".

Надо сказать, что Таганский истребительный батальон в битве за Москву на Калининском фронте зимой 1941/42 года понес большие потери. Братским могилам в Мостовой, Дубровке, Ново-Никольской, Маркове, Липенском, Карпове, Тархове и других населенных пунктах Нелидовского и Оленинского районов благодарные жители этих мест уделяют большое внимание, это для них подлинно священные места.

При освобождении сел и деревень этих районов многие бойцы батальона получили тяжелые ранения и выбыли в госпитали, а после лечения были направлены в другие части или демобилизованы. Весь долгий боевой путь от Москвы до Австрийских Альп довелось пройти в родной дивизии очень немногим бойцам истребительного батальона Таганского района города Москвы.

И вот настал день всенародного ликования - фашизм повержен. Конец войны. Величайшим торжеством в Москве отмечен День Победы. Советские воины возвращаются к своим семьям, на свои предприятия и в учреждения, на свои рабочие места. Счастливейшими из счастливых считали себя бойцы и бывшего Таганского истребительного батальона, дожившие до Победы и истосковавшиеся по мирному творческому труду во славу и процветание нашей непобедимой Родины. Эту волнующую мечту воинов-победителей, пронесенную через все годы суровых сражений, мечту радости долгожданной Победы и вместе с тем слова грусти расставания с родной частью хорошо выразил старшина П. Ковалъчук - боец Таганского батальона - в дивизионной газете "Вперед за победу" 8 августа 1945 года.

"Разве изгладится когда-либо из нашей памяти осень 1941 года? Фашисты упорно рвались вперед, и бои шли уже на подступах к столице. Тысячи москвичей прощались тогда с семьями и уходили в истребительных батальонах на фронт, чтобы защитить от врага любимый город.

То же сделал и я. Сейчас на моей груди рядом с боевыми орденами и медалями висит медаль "За оборону Москвы". Москва благословляла нас на ратные дела, и везде, где бы мы ни были, она шла с нами, в наших рядах. Мы били фашистских захватчиков в калининских лесах и на Курской дуге, на Днепре и в степях Украины, в Карпатах и Будапеште, у Балатона и в Австрийских Альпах. Мы с честью пронесли благословение столицы и завоевали победу.

Девять раз Москва расцвечивалась огнями салютов в честь нас - своих воинов-победителей. У каждого москвича родной дивизии, которому удалось дойти от подмосковных рубежей до Австрийских Альп, как драгоценные документы хранятся девять благодарностей Верховного главнокомандующего. Я горжусь ими. Ими будет гордиться вся моя семья, как дорогими реликвиями войны, каждая из которых связана с воспоминаниями о больших боях и походах.

Скоро я приеду домой, в любимую столицу, вернусь к мирному труду на родном заводе "Стройдеталь". Все силы свои, знания и опыт отдам я делу процветания нашей Родины, нашей Москвы. Москвичи были всегда впереди, и мы будем впереди - в труде так же, как и в боях".

Как же сложилась дальнейшая судьба бывших бойцов Таганского истребительного батальона г. Москвы? И не только тех, для кого фронтовая страда не закончилась с окончанием войны, но и тех, кто выбыл из рядов Вооруженных Сил в связи с тяжелым ранением.

Вернулись на свои родные предприятия и в учреждения Минаев, Пушкин, Скворцова, Солодов, Щербаков, Амелюшкин, Кострюков, Лобанов, Пчельников, Терешин, Кучеров, Тевянский, Якунин, П.И. Иванов, А.А. Грачева, М.И. Андрианов, П.И.Филиппов и др.

Верные девизу нашей партии "В труде как в бою", они долгие годы продолжали трудиться на своих рабочих местах, а некоторые и сейчас на трудовом посту - являются наставниками для молодых тружеников. Это Минаев, Пушкин, Старостина, Амелюшкин и другие.

Отдельные товарищи свою дальнейшую судьбу связали с родной Советской Армией. Например, Лобков демобилизовался только в 1955 году в звании капитана с должности заместителя командира роты по политчасти, последние 5 лет служил в Группе советских войск в Германии. С каким восторгом он рассказывает о воинской службе! И как тут не вспомнить, что ему, молодому комсомольцу, которому в 1941 году только что исполнилось 17 лет, была оказана большая честь - он был избран комсоргом подразделения и о его активных делах дивизионная газета "Вперед за победу" писала уже 22 июля 1942 года!

Фронтовые боевые дела бойцов истребительного батальона были высоко оценены командованием. Золотом и серебром на груди ветеранов сияют боевые ордена и медали.

Орденом Отечественной войны I степени награжден П.И. Филиппов, орденом Отечественной войны II степени - Кучеров, Морозов, двумя орденами Отечественной войны II степени - П.И. Филиппов, орденом Красной Звезды - Гробер, Калачев, Кудияров, Минаев, Маленкова, П.И. Филиппов, Хвастин.

Гордость солдатской награды - орден Славы III степени сияет на груди Борисова, Дремова, Инютина.

Боевыми медалями были награждены: "За отвагу" - Амелюшкин, Зверев, Инютин, двумя медалями "За отвагу" - Чеверишина, "За боевые заслуги" - Грачева, Илюшина, Инютин, Ковальчук, Кострюков, Морозов, Скорик, Тевянский, Федорова, двумя медалями "За боевые заслуги" - Лобков.

Нельзя не отметить боевые дела коммуниста Кудиярова - политработника с основания дивизии. В конце 1944 года он был направлен военным советником командира полка 4-й Чехословацкой пехотной дивизии, и его грудь украшают награды этой страны - военный чехословацкий крест, боевая чехословацкая медаль, а также медаль "За освобождение Праги".

Как уже было сказано, многие бойцы истребительного батальона в битве за Москву и последующих боях в составе дивизии, получили серьезные ранения, но после лечения в госпиталях вернулись в ряды Красной Армии и продолжали успешно громить врага в других частях, освобождая родную страну и добивая фашизм далеко за ее рубежами. Свидетельством этого могут служить и их почетные награды. Так, Гришанин и Хвастин награждены медалями "За оборону Сталинграда", Амелюшкин - "За оборону Ленинграда" и "За взятие Кенигсберга", Кудияров - "За взятие Вены".

Медалью "За взятие Будапешта" награждены старейшие воины дивизии Зверев, Ковальчук, Морозова, Тевянский, Филиппов, скромные работники медицины Василенок, Плюшкина, Кораблева, Мышенкова, Скорик, Чеверикина и многие другие. Безусловно, это далеко не полные данные о боевых наградах бойцов батальона, они почему-то очень скромно говорят, а тем более пишут об этом.

Но и мирный плодотворный труд многих из них также высоко оценен партией и правительством - к фронтовым наградам прибавились награды, полученные за высокопроизводительный труд.

Какую же волнующую радость испытывали все труженики прославленного 1-го ГПЗ, когда_ по всему заводу разнеслась новость - Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении высокого звания Героя Социалистического Труда Сергею Семеновичу Минаеву - бригадиру слесарей завода. Не меньше ликовали и ветераны истребительного батальона, кратко, по-снайперски выражая эту гордость: "Мо-ло-дец наш пулеметчик Сережа!".

Надо сказать, что скромную грудь Сергея Семеновича наряду с Золотой Звездой Героя, орденами Левина и Красной Звезды украшают ордена Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, медаль "За трудовую доблесть" и другие правительственные награды.

Высокие результаты в труде всегда отличали неутомимую труженицу, бригадира овощеводов совхоза имени Горького Анастасию Александровну Старостину-Грачеву. К ее боевым орденам и медалям добавились высокие награды за мирный труд - ордена Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени.

Награды за творческий труд также получили: ордена "Знак Почета" - Пушкин, Прокопов, медаль "За трудовую доблесть" - Гришанин, Дремов и другие.

Дорогие ветеранскому сердцу почетные награды "100 лет со дня рождения В.И. Ленина" и "Ветеран труда" вручены многим ветеранам батальона.

Необходимо также отметить, что ряд ветеранов батальона был избран в партийные, советские, профсоюзные и комсомольские органы. Так, Минаев за послевоенный период четырежды избирался депутатом районного и трижды - Московского городского совета, членом райкома КПСС, членом Московского горкома партии. А как же вновь заставил Сергей Семенович волноваться и тружеников завода а особенно нас, ветеранов батальона и всей дивизии, когда мы узнали, что на сессии Верховного Совета РСФСР в 1971 году председательствовавший предложил избрать заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР бригадира слесарей 1-го ГПЗ Сергея Семеновича Минаева. Тут же невольно вырвалось у нас:

- Вот это здорово ! Наш Сергей у руля Советской власти. Мо-ло-дец! У него рука крепкая, боевая!

Не раз избирался членом райкома партии Павел Иванович Филиппов. Он был депутатом Таганского-Ждановского райсовета с 1-го по 8-й созыв, избирался секретарем Ждановского райисполкома народных депутатов, да и сейчас является членом районной партийной комиссии, к тому же он - заместитель председателя Совета ветеранов 155-й стрелковой дивизии, руководитель группы ветеранов Таганского истребительного батальона.

Депутатами районного совета в разное время такке избирались Амелюшкин, Старостина, Хвастин, Щербаков. Членом райкома партии был Лобков.

Ряду ветеранов батальона было оказано доверие быть руководителями первичных партийных и профсоюзных организаций. Так, Гришанин, Прокопов, Пчельников, Тевянский, Филиппов избирались руководителями своих партийных организаций, а Кучеров и Хвастин были председателями завкомов по месту работы.

Старый большевик А.Н. Морозов был депутатам областного Совета депутатов, членом ЦК профсоюза.

На груди Лобанова блестит "Почетный знак ДОСААФ". Этим знаком за активную работу он в 1957 году был награжден постановлением ЦК ДОСААФ за подписью Маршала Советская Союза С.М. Буденного и генерал-полковника Белова. Не один год Лобанов был председателем заводского комитета ДОСААФ, активно руководя военно-прикладными видами спорта.

Л.И. Пушкин и другие избирались народными заседателями. Они гордились этим важным доверием народа.

Приведенные примеры награждений, работа в выборных органах далеко не полные. Наши ветераны не любят не только писать, но и рассказывать об этом, считая, что это обычная повседневная работа коммуниста, которой не стоит "хвалиться".

Ветеранов батальона отличает верность девизу нашей партии "Никто не забыт и ничто не забыто". Так, благодаря фронтовой закалке, упорству и настойчивости ветеранов установлены мемориальные доски в местах расположения рот батальона:

1-й роте - в машиностроительном техникуме имени Дзержинского;

2-й роте - у здания завода имени Ленинского Комсомола, где в бывшей школе №421 размещались рота и штаб батальона;

3-й роте - в Михайловском проезде, в бывшем помещении гостиницы (сейчас там ПТУ №100 );

4-й роте - в филиале совхоза имени Горького на Окской улице.