НЕТ НИЧЕГО ДОРОЖЕ              В.С. Кислинский

 

В ПЕРВЫЕ ДНИ

22 июня 1941 года. Первый день войны. С него и начался боевой отсчет времени для воинов Прибалтийского Особого военного округа, сразу же преобразованного в Северо-Западный фронт. В него вошли 8, 11 и 27-я армии (потом фронту придавались и другие армии, соединения). Командующим войсками фронта стал генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, членом Военного совета - корпусной комиссар П. А. Диброва, начальником штаба - генерал-лейтенант П. С. Кленов.

Стоит напомнить об особой важности этого участка государственной границы. Войска округа стояли против огромных сил врага, сосредоточенных вдоль границы с Восточной Пруссией и частично - с оккупированной фашистами Польшей. Несмотря на большой перевес противника, внезапность его нападения и отсутствие необходимой отмобилизованности и достаточной подготовленности наших частей, воины фронта с величайшим упорством и железной стойкостью защищали каждый рубеж, каждую пядь родной земли.

Первый жестокий удар приняли на себя соединения 8-й и 11-й армий генералов П. П. Собенникова и В. И. .Морозова, находившиеся в полосе приграничных укреплений. Будучи в невыгодном положении, наши воины мужественно сдерживали вражеский натиск, сопротивляясь до последней возможности. Уже в первые дни героизм защитников Родины стал массовым.

На 40-километровый участок обороны левого фланга 8-й армии, где находилась 125-я стрелковая дивизия, фашисты наступали из района Тильзита, Инстербурга тремя танковыми и двумя пехотными дивизиями 4-й танковой группы. По трем стрелковым дивизиям 11-й армии, успевшим развернуть на 100-километровом участке лишь пять полков, пришелся удар всего левого крыла группы вражеских армий «Центр» и двух правофланговых дивизий 16-й армии группы «Север».

27-я армия генерал-майора Н. Э. Берзарина располагалась к этому времени в глубине и во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом (командующий вице-адмирал В. Ф. Трибуц) обороняла побережье Балтийского моря на фронте от Таллина до Либавы.

С большим упорством бились воины 16-го стрелкового корпуса генерал-майора М. М. Иванова, подчиненного 11-й армии. 5-я Краснознаменная стрелковая дивизия на участке границы в 30 километров противостояла противнику лишь тремя стрелковыми батальонами и двумя дивизионами артиллерии. Полдня, до подхода основных сил, они сдерживали натиск трех дивизий. Командир дивизии полковник Ф. П. Озеров, участник гражданской войны, личным примером мужества и храбрости поднимал бойцов и командиров на новые и новые схватки с врагом.

В этих боях совершил подвиг командир полковой батареи 142-го полка дивизии лейтенант И. М. Васевич. Огнем батареи он решительно поддерживал пехоту. А когда гитлеровцы стили теснить стрелковые подразделения, он в третий раз поднял бойцов в контратаку и одним из первых сложил свою голову, защищая рубежи Родины.

Шесть часов отражал вражеские атаки 336-й полк майора П. К. Козлова из этой дивизии. Командир батальона капитан С. С. Митрофанов, уже получив приказ об отходе, собрал остатки своих бойцов и выбил фашистов из хутора. Этим ударом воины батальона спасли от окружения 142-й полк. Командир подоспевшего к этому времени 190-го полка подполковник П. С. Телков сам возглавил контратаку, дав возможность дивизии отойти за Неман.

Упорно сражалась 33-я стрелковая дивизия генерал-майора К. А. Железникова. Свои рубежи она стойко удерживала в течение 17 часов. Геройство и мужество проявили многие. Стрелковый взвод во главе со старшиной П. П. Белоусовым двадцать часов успешно отбивал атаки противника. Стрелковая рота младшего лейтенанта С. П. Герасимова восемь часов сдерживала на границе натиск двух батальонов врага, командир роты не оставил поле боя и после ранения. Расчет зенитно-пулеметной роты младшего сержанта В. С. Кравченко только за первые два дня боев сбил 8 фашистских бомбардировщиков.

Сорок километров границы, на которые обрушились полностью укомплектованные две танковые и две пехотные дивизии противника, довелось прикрывать 188-й стрелковой дивизии полковника П. И. Иванова. Бой завязался в 4.30. Не добившись успеха в течение первых восьми часов, враг подверг рубеж обороны ожесточенным ударам с воздуха. Но и после этого атака захлебнулась. Героические защитники советской границы отошли лишь по приказу командования.

Самоотверженно действовали советские летчики. Несмотря на внезапные массированные налеты гитлеровцев на наши аэродромы, авиасоединения сохранили боеспособность. 6-я смешанная авиадивизия под командованием опытного летчика-бомбардировщика полковника И. Л. Федорова - участника боев в Испании, члена бюро ЦК компартии Литвы, впоследствии командующего ВВС 34-й армии - бомбила Кенигсберг, Тоураген, Мемель, дороги Восточной Пруссии, Тильзит, Мариамполь. 21-й и 148-й истребительные, полки дивизии дерзко вступали в воздушные бои с противником, значительно превосходившим их по численности. Утром первого дня войны 40-й полк скоростных бомбардировщиков этой дивизии во главе с командиром майором И. Е. Магилевским успешно нанес первый бомбовый удар по военным объектам в Восточной Пруссии и вернулся без потерь. Высокой активностью отличались его действия и в последующие дни.

Не зная ни сна, ни отдыха, под ожесточенными обстрелами с воздуха воины фронта находили в себе силы не только сдерживать фашистские полчища, но нередко и переходить в контратаки.

В ходе крупного танкового сражения юго-западнее Шяуляя соединения 12-го и 3-го механизированных корпусов 8-й армии нанесли контрудары по врагу. 202-я мотострелковая дивизия полковника Б. К. Горбачева 23 июня вступила в бой с танками и мотопехотой противника, прорвавшимися в район Кряжей, Кельме.

Уже в первых боях смело и инициативно действовала 28-я танковая дивизия полковника И. Д. Черняховского. Встретив на марше неприятельскую колонну, танкисты врезались в нее, в упор расстреливая фашистов, а бойцы мотострелкового батальона забрасывали их танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Заместитель командира 55-го танкового полка майор Б. П. Попов во главе 17 танков с ходу атаковал позиции вражеских артиллеристов, уничтожив своей машиной 4 противотанковые пушки и взвод пехоты. Находясь в уже подожженном танке, погибая, он уничтожил еще одно орудие. Коммунист Попов стал Героем Советского Союза.

С пением «Интернационала» сгорел в танке экипаж машины во главе с командиром 55-го полка майором С. Ф. Опищуком. Он одним из первых в начале войны был награжден орденом Ленина. Этой же высокой награды удостоены командир танкового взвода лейтенант В. Т. Бердников, командир танковой роты Н. Д. Литвиненко, младший сержант В. И. Карло.

Под Шяуляем вражеские танки испытали на себе грозную силу нашей артиллерии. Воины 9-й противотанковой бригады полковника Н. И. Полянского 24 июня метким огнем уничтожили 30 машин противника. Расчет орудия сержанта М. Я. Дунайского восьмью снарядами поджег пять танков. Столько же машин уничтожил сержант 8-й батареи комсомолец А. Ф. Серов. В этом бою проявили отвагу также старшина батареи Т. С. Левченко, командир огневого взвода лейтенант А. Ф. Киряков. и многие другие. И лишь когда кончились боеприпасы, бригада оставила свои позиции. В дальнейшем она отличилась в оборонительных боях за Ригу, Псков, Порхов, Старую Руссу.

Механизированные соединения врага продолжали теснить наши части в глубь Прибалтики. Однако каждый шаг стоил врагу немалых жертв. Фашисты вынуждены были признать, что русские сражаются упорно и ожесточенно.

Пример мужества подавали командиры и политработники. Под Ионавой снова проявил себя 16-й стрелковый корпус. Командир 23-й ордена Ленина дивизии генерал-майор В. Ф. Павлов в решающий момент лично возглавил одну из контратак. Она спасла дивизию от разгрома. Но сам генерал в этом бою геройски погиб.

У железнодорожного и автотранспортного мостов через реку Вилию заняла оборону 33-я дивизия. Утром 26 июня враг пошел здесь в наступление. Как только на шоссе показалась колонна мотоциклистов, она сразу же была накрыта артиллерийским залпом. Потом появилась колонна под прикрытием броневиков. Бой был ожесточенный. В этот день пал на поле брани заместитель командира дивизии по политической части полковой комиссар А. И. Силантьев.

Дивизии корпуса в районе Ионавы оказались в тяжелом положении. На помощь им подоспел 46-й танковый полк 84-й мотострелковой дивизии. Во главе атакующих был командир полка коммунист полковник П. Н. Есин. Именно его танк первым прорвался к мосту через Вилию и своим огнем помешал фашистам переправиться на левый берег. В самом пекле боя находился и его заместитель по политической части батальонный комиссар И. К. Ерофеев, а начальник штаба коммунист подполковник А. В. Зазимко возглавил повторную атаку на мост. Этим полк помог выйти из окружения основным своим силам, а также некоторым частям других соединений 11-й армии.

Отступая из Прибалтики, отдельные наши дивизии, обойденные с флангов, теряли связь со штабами армий, но борьбу с врагом продолжали.

Противник часто лишал наши войска возможности заблаговременно занять выгодные для обороны рубежи и закрепиться на них. Между армиями и дивизиями нередко образовывались разрывы. Это определяло характер дальнейших событий на фронте, положение в армиях.

Сдерживая яростные атаки с фронта и открытого левого фланга, под ударами авиации 8-я армия отходила к Риге. Отрезанная от нее соседняя 11-я армия, неся огромные потери, с тяжелыми боями пробивалась по лесным дорогам в полоцком направлении. Враг не преминул воспользоваться брешью между армиями. Его танки и мотопехота устремились к Даугавпилсу и 26 июня утром, форсировав с ходу реку Даугаву, взяли его.

Была предпринята попытка вернуть город. С этой целью помощник командующего фронтом генерал-лейтенант С. Д. Акимов создал из отходящих войск сводную группу. Ее пополнили подходившие части еще малочисленного, не успевшего сформироваться 5-го воздушно-десантного корпуса полковника И. С. Безуглова.

Развернулась ожесточенная борьба. Около трех тысяч наших воинов без танков и по сути дела без артиллерии (было всего 6 орудий) вели неравный бой. Отдельным группам на время удалось ворваться в город. Уличные бои упорно навязывали врагу остатки двух полков 84-й мотострелковой дивизии во главе с тяжело раненным в этих боях заместителем командира дивизии полковником Г. А. Белоусовым. Своим бесстрашием увлекал бойцов начальник 4-го отделения штаба дивизии техник-интендант II ранга П. П. Гаврилов.

Геройски сражались воины 41-го мотострелкового полка под командованием отважного майора И. И. Ули-тина. Но сил не хватило. Железнодорожный узел был оставлен нашими воинами.

Придавая большое значение этому важному пункту, Ставка направила сюда 21-й механизированный корпус Героя Советского Союза генерал-майора танковых войск Д. Д. Лелюшенко. Корпус еще формировался и располагал всего 98 танками (в основном учебными) и 129 орудиями. ЦАМО, ф. 624, оп. 266020, д. 4, л. 116. . Включенный в 27-ю армию, он составил ее главную ударную силу.

Начался новый бой за Даугавпилс. Рано утром 28 июня 46-я танковая дивизия 21-го корпуса, которой командовал Герой Советского Союза полковник В. А. Копцов (заместитель по политчасти - полковой комиссар В. И. Черешнюк, впоследствии начальник политотдела, а затем и член Военного совета 34-й армии), не дожидаясь подхода остальных частей корпуса, решительно атаковала противника. Впереди шел полк майора Н. Н. Кузьменко. При поддержке авиации вместе с частями 5-го воздушно-десантного корпуса танкисты ворвались в северо-западную часть города и завязали там ожесточенные бои. Схватки шли за каждый квартал, каждый дом. Только один из батальонов 91-го танкового полка полковника И. П. Ермакова уничтожил 12 вражеских танков.

Особо отличился боец этого полка И. П. Середа. На пути взвода вдруг показался вражеский танк, это подбодрило беспорядочно отступавших, к Даугаве гитлеровцев. Они стали сосредоточиваться для новой атаки. В это время Иван Середа незаметно подобрался к танку и, неожиданно вскочив на него, ударом саперного топора согнул ствол пулемета. Бесстрашие бойца ошеломило фашистов. Этим воспользовались наступавшие воины: взвод не только сорвал готовившуюся новую атаку, но и овладел самим танком.

Смелая находчивость молодого украинца способствовала тому, что 91-й полк одним из первых ворвался в Даугавпилс. За этот подвиг, а также за мужественные действия в разведке, когда он подорвал вражеский танк и уничтожил 20 мотоциклистов, Ивану Павловичу Середе было присвоено звание Героя Советского Союза. ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 43, л. 181, 182. Энергичные действия танкистов 46-й дивизии, сражавшихся в Даугавпилсе до последней возможности, к сожалению, не смогли поддержать 42-я танковая и 185-я мотострелковая дивизии корпуса, подвергшиеся на марше беспрерывным ударам вражеской авиации, а 42-я дивизия полковника Н. И. Воейкова к тому же вынуждена была принять бой с передовыми частями фашистов, прорвавшихся в район Краславы и Западной Двины. Восточнее Даугавпилса враг переправился на северный берег, заняв небольшой плацдарм.

Однако через полчаса авангард 42-й дивизии под командованием майора А. М. Горяинова отрезал противника от переправ. «Вскоре Воейков привел основное ядро дивизии,- вспоминает дважды Герой Советского Союза генерал армии Д. Д. Лелюшенко,- и при поддержке артиллеристов Ивана Матвеевича Макарова и восемнадцати самолетов-штурмовиков взял группировку гитлеровцев в клещи...»

Чтобы закрепить успех, Горяинов направил через Западную Двину восемь танков-амфибий с десантом мотопехоты. Горстка советских воинов нанесла внезапный удар по штабу 56-го моторизованного немецкого корпуса, уничтожив свыше роты пехоты и до 35 автомашин.

Хотя бои за Даугавпилс не принесли нам территориального успеха, все же до 2 июля враг, рвавшийся к Ленинграду, был остановлен и понес большой урон.

Продолжая наступление, противник силами танков и мотопехоты 26-го армейского корпуса прорвался к Риге. На его пути были отдельные части 10-й и 125-й стрелковых дивизий 8-й армии, вступившие в ожесточенные бои с врагом еще на границе. Вместе с полком НКВД, рабочими отрядами города, при поддержке бронепоезда они до 1 июля отражали яростные атаки гитлеровцев. Особенно упорный бой разгорелся в районе железнодорожного моста, где на правом берегу Западной Двины с 28 июня оборонялся 62-й стрелковый полк и спецподразделения 10-й дивизии. Враг так и не смог воспользоваться мостом: он был взорван саперами дивизии. Гитлеровцы обошли Ригу с востока. Наши части с боями отходили по Псковскому шоссе.

Мужество и стойкость воинов фронта проявились и в обороне г. Лиепаи (Либавы) - важного индустриального центра Латвии и военно-морского порта. Последние баррикады там пали только 1 июля. На ближних подступах и в самом городе сражалась 67-я стрелковая дивизия генерал-майора Н. А. Дедаева. Сам он 25 июня погиб. Оборону города возглавил капитан I ранга М. С. Клевенский. В боях участвовали также подразделения 12-го пограничного отряда и военно-морской базы, две батареи береговой обороны и батарея железнодорожной артиллерии, курсанты военно-морского училища ПВО и рабочие боевых отрядов города. Они храбро отбивали яростные атаки 291-й немецкой пехотной дивизии, поддерживаемой морской пехотой, танками, артиллерией и авиацией группы армий «Север».

Защитники Лиепаи, сдерживая крупную группировку противника, оказали достойное сопротивление. Командование 27-й армии пыталось деблокировать город, туда-были направлены 28-й мотострелковый полк 28-й танковой дивизии майора С. Н. Шерезадашвили, отряд курсантов Рижского авиационного училища во главе с полковником В. Д. Чистовым и другие части. На пути к Лиепае враг был выбит из Айзпуте, однако продвинуться дальше наши части не смогли.

После прорыва немцев в Лиепаю, 67-я стрелковая дивизия продолжала бить противника на его коммуникациях. Соединиться с главными силами 8-й армии она не могла и перешла к партизанским формам борьбы.

Прошли годы, прежде чем стали известны многие подробности беспримерного подвига защитников Лиепаи. Большую исследовательскую работу провел, в частности, известный писатель-фронтовик С. С. Смирнов, который начинал войну на Северо-Западном фронте командиром взвода. Там же он стал сотрудником газеты 27-й армии «Мужество». Как известно, за книгу «Брестская крепость» Сергей Сергеевич был удостоен Ленинской премии. Одна из улиц Бреста носит теперь имя писателя.

Воспользовавшись тем, что войска 8-й и 27-й армий вынуждены были действовать разрозненно, без устойчивой связи между собой и со штабом фронта, противник устремился в их стык. В ожесточенных арьергардных боях сдерживали врага малочисленные 12-й и 21-й механизированные корпуса в районах Сигулды, Мадоны, Вараклян, Вилян, Дагды и Краславы.

На пути к Резекне, в 50 километрах от города, на безымянной высоте у шоссе окопались воины 92-го танкового полка. Здесь 28 июня противник наткнулся на их героическое сопротивление.

В первый танк с паучьей свастикой метнул гранату политрук Н. А. Лукьянов. Машина запылала. Оставшиеся без прикрытия вражеские автоматчики попятились назад. Политрук вскочил на бруствер и, увлекая бойцов, бросился преследовать врага... Потом .снова появились танки. И опять Лукьянов гранатами подбивает три вражеские машины. Из люка загоревшегося танка стали выскакивать фашисты. Лукьянов вскинул автомат, но в этот момент осколок вражеского снаряда пронзил сердце героя, пробив и его партбилет.

Яркий подвиг отважного политрука, потомственного московского рабочего Николая Арсентьевича Лукьянова воодушевил всех бойцов полка. Они еще целые сутки сдерживали наступление фашистов.

Действия наземных войск поддерживала наша авиация, бомбя танковые колонны, уничтожая живую силу и технику врага, смело вступая в неравные воздушные поединки.

Летчики 158-го истребительного полка Северного фронта коммунист младший лейтенант С. И. Здоровцев, комсомольцы младшие лейтенанты М. П. Жуков и П. Т. Харитонов 28 и 29 .июня, прикрывая с воздуха район Пскова и Острова, таранили вражеские бомбардировщики и стали первыми в истории Великой Отечественной войны летчиками, удостоенными звания Героя Советского Союза.

Второго июля летчики 58-го Краснознаменного пикирующего бомбардировочного, полка (в мае 1943 года ему присвоят наименование «Старорусский», а в последующем он будет награжден орденом Суворова III степени) уничтожили 19 танков из колонны противника, обнаруженной возле озера Лубанас.

Еще один подвиг в небе. 3 июля при подходе к вражеской колонне самолет командира эскадрильи 10-го Краснознаменного бомбардировочного полка капитана Л. В. Михайлова (штурман капитан Левинец, стрелок-радист сержант Шереметьев) был атакован шестью истребителями. Двух из них сбил Шереметьев, но стервятники подожгли бомбардировщик. И тогда командир направил объятую огнем машину в самую гущу танковой колонны. За этот подвиг ленинградец Леонид Васильевич Михайлов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Обстановка в районе Резекне резко обострилась. Подвижные части противника вышли в тылы 27-й армии. Это на какое-то время дезорганизовало деятельность тыла армии и отрицательно сказалось на действиях боевых частей. Тяжело пришлось, в частности, только что прибывшей из-под Ленинграда и 3 июля с ходу вступившей в бой 163-й мотострелковой дивизии генерал-майора И. М. Кузнецова (о действиях ее в печати почти не рассказывалось). Дивизии пришлось отражать удары и с фронта, и с тыла. Вражеские танки, прорвав боевые порядки нашей пехоты, двинулись к командному пункту дивизии. И только мужество воинов противотанкового дивизиона предотвратило разгром штаба. Под командованием члена ВКП(б) капитана М. Т. Галышева дивизион принял на себя удар танков и подбил шесть машин. Тем временем пехотинцы успели отойти на новый рубеж, а КП дивизии передвинулся в безопасное место.

Артиллеристы капитана Галышева вновь отличились в бою, который дивизия вела за переправу через реку Льжу у деревни Красный Остров, уничтожив девять фашистских танков.

Воины 163-й дивизии показали немало и других примеров самоотверженности. Командуя взводом, комсомолец лейтенант П. А. Вартаньянц обеспечил отход на новые позиции 365-го артполка, при этом было подбито шесть вражеских танков. Командир орудия коммунист А. А. Андреев и наводчик комсомолец С. С. Коренчук без поддержки пехоты, умело меняя огневые позиции, полчаса вели неравный поединок, подбив три танка.

Подобных проявлений боевой инициативы и героизма советских воинов было великое множество. Именно поэтому враг, хотя и достиг в Прибалтике оперативной и тактической внезапности, все же не сумел добиться своей цели - молниеносно разгромить силы фронта.

Оборонительные операции войск фронта в Литве и Латвии завершились 3 июля.

НА ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ЗЕМЛЕ

Положение продолжало ухудшаться, соединения фронта с тяжелыми боями отходили на северо-восток. Наиболее острая ситуация создалась на псковско-ленинградском направлении, на подступах к линии Псковского, Островского, Опочкинского, Себежского и Полоцкого укрепленных районов, где действовали главные силы группы армий «Север», в том числе и соединения 4-й танковой группы. Они отрезали пути отхода 8-й армии к рубежам реки Великой и вынудили ее направиться на север - между Псковским озером и Рижским заливом. Обойдя Резекне, противник заставил 27-ю армию отходить в сторону Опочки. Враг устремился к Острову и 4 июля захватил город.

В этой обстановке 3 июля произошла замена руководства фронта. Командующим был назначен генерал-майор П. П. Собенников, членом Военного совета - корпусной комиссар В. Н. Богаткин, начальником штаба - генерал-лейтенант П. Ф. Ватутин.

Новое командование предприняло попытку ликвидировать прорыв фашистов на островском направлении. На исходе дня 4 июля части 3-й танковой дивизии полковника К. Ю. Андреева, входившей в 1-й механизированный корпус, стремительно ворвались в город Остров, преодолев при этом сильную противотанковую оборону. Ночью противник восстановил положение. Назавтра части 41-го стрелкового корпуса и 3-я танковая дивизия вновь контратаковали врага и снова выбили его из Острова. Но опять-таки закрепиться не смогли. 6 июля бои за город разгорелись с новой силой. Вернуть его не удалось.

Впервые после боев в районе Каунаса командование 11-й армии 6 июля установило из Порхова утерянную связь с фронтом и дивизиями. В Порхове штаб армии оказался по прямому указанию Ставки. После того как не удалось связаться со штабом фронта, начальник штаба армии генерал-майор И. Т. Шлемин из Полоцка переговорил по ВЧ с Москвой. Как вспоминал потом генерал-майор войск связи бывший начальник связи 11-й армии В. П. Агафонов, во время разговора генерал А. М. Василевский поставил задачу: «...оставить соединения на позициях бывшего укрепрайона, штабу передислоцироваться в Порхов и принимать там отступающие из Прибалтики войска» .

Фронт стремительно приближался к Пскову. 7 июля на рубеже реки Черехи была предпринята попытка остановить гитлеровцев. В ожесточенном танковом сражении участвовало более 100 советских и до 350 вражеских танков. И хотя противник при численном превосходстве имел еще и сильнейшую поддержку с воздуха, прорвать нашу оборону с ходу ему не удалось, и он вынужден был вернуться в исходное положение.

Командование фронта решило задержать фашистов на реке Великой. 50-й отдельный мотоинженерный батальон 1-го мехкорпуса получил приказ взорвать мосты через реку и ее притоки. Железнодорожный мост через Великую у пос. Корытова должен был взорвать взвод младшего лейтенанта С. Г. Байкова.

К полудню 8 июля семь из восьми мостов были уничтожены. Когда в конце дня уже подготовились к взрыву последнего, к мосту неожиданно пробился наш артиллерийский дивизион. Саперы во главе -с Байковым, быстро соорудив деревянный настил, пропустили артиллеристов под самым носом у преследовавших дивизион фашистских танков. Подпустив танки поближе, младший лейтенант включил подрывную машинку, но она не сработала. Тогда Байков и шесть его товарищей бросились к фермам моста и взорвали его зажигательными трубками. При этом комсомолец С. Г. Байков (он из Пензенской области) погиб. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Враг продолжал теснить наши войска. У Пскова, на реке Великой, противник был задержан лишь на сутки. Запоздалый выход наших сил в район Пскова позволил гитлеровцам 9 июля овладеть городом, который до этого несколько раз переходил из рук в руки. Врагу удалось прорвать оборону между Псковским и Островским укрепрайонами. Создалась реальная угроза выхода гитлеровцев к Луге.

С 8 июля в Эстонии началась оборонительная операция 8-й армии (с 3 июля ею командовал генерал-майор Ф. С. Иванов) против 18-й армии противника. Закрепившись 10 июля на 250-километровом рубеже Пярну - Тарту - Чудское озеро, воины армии задержали фашистов до 22 июля (14 июля армия вошла в состав Северного фронта).

На левом крыле фронта соединения 27-й армии вели ожесточенные, с переходом в контратаки, оборонительные бои на рубеже Опочкинского укрепрайона. 9 июля наши части выбили врага из Опочки. Однако назавтра танки противника продвинулись от Острова по дороге на Маршевицы. Одновременно фашисты форсировали реку Великую, захватили Пушкинские Горы, прорвались к Новоржеву, и вновь Опочка оказалась в их руках. Ночной контратакой 27-я армия отбросила противника за реку, вернула Пушкинские Горы и Опочку. 128-я стрелковая дивизия при поддержке 125-го танкового полка овладела переправой на реке Великой и захватила трофеи и пленных.

В эти дни боевым мастерством и доблестью отличились воины 21-го механизированного корпуса. Только 10 июля они уничтожили 160 автомашин, 2 танка, 5 минометов, 120 мотоциклов противника. 11 июля 46-я танковая дивизия ворвалась в Опочку и в полуокружении продолжала упорно сдерживать вражеский натиск.

Хотя 27-я армия и была усилена 5, 126, 188-й стрелковыми дивизиями и отдельными частями, ее численный состав был по-прежнему невелик, а бойцы сильно утомлены бесконечными боями. Не хватало вооружения и боеприпасов. Все это вынудило армию оставить Опочкинский укрепрайон и начать отход в направлении на город Холм.

Но боевой дух воинов не был сломлен. Исключительное самопожертвование и храбрость проявили бойцы 188-й стрелковой дивизии в боях у населенного пункта Гарусово, пивзавода и на опушке леса у дороги Опочка - Невель. «Несмотря на значительное превосходство противника, - сказано в одном из донесений, - несмотря на то, что в частях вышли из строя почти все пулеметы, дивизия оказывала упорное сопротивление. Не имея противотанковых средств, дивизионные саперы отбивали танковые атаки бутылками со спиртом».

Разведка установила, что в районе Новоржева фашисты сосредоточили много автотранспорта и артиллерии. В ночь на 17 июля туда был направлен истребительный отряд 42-й танковой дивизии. Его возглавил командир 42-го мотострелкового полка майор А. М. Горяинов. С ним пошел на задание и военком полка батальонный комиссар М. А. Скосырев. Их личное мужество и выдержка были хорошо известны каждому бойцу отряда. Внезапным ударом за несколько часов было уничтожено до 300 автомашин, два дивизиона тяжелой артиллерии, взорван склад с боеприпасами, разгромлен вражеский штаб, захвачено 30 автомашин, 20 артиллерийских лошадей, освобождено 90 раненых военнопленных и захвачено 12 фашистов. Отряд вернулся с задания без потерь.

Действия этого отряда ставились в пример. (Майор А. М. Горяинов в августе 1941 года был назначен командиром 23-й стрелковой дивизии,) В дальнейшем подобныв отряды создавались во всех дивизиях и забрасывались во вражеский тыл.

Например, два диверсионных отряда- 188-й дивизии под командованием комбата 523-го полка капитана Б. И. Гальперина и помощника начальника оперативного отделения штаба дивизии старшего лейтенанта С. С. Сенина в ночь на 18 июля напали на штаб и тылы одного из полков 129-й пехотной дивизии врага. Затем последовала успешная контратака с фронта. Таким образом было уничтожено большое количество живой силы противника, несколько танков, захвачено 27 автомашин, 48 мотоциклов.

Эта дерзкая вылазка задержала наступление гитлеровцев на участке дивизии. После пятидневных безрезультатных боев они стали искать обходные пути. 188-я дивизия, сражавшаяся с открытыми флангами, оказалась в полуокружении. Но она не дрогнула. К 20 июля ее полки организованно отошли в район станции Локня, сохранив свою технику, имущество и захваченные трофеи.

Затем дивизия получила задачу обеспечить вывод из вражеского кольца 5, 23 и 33-й стрелковых дивизий. 33-я дивизия, с 10 июля прочно державшая оборону у большака Кудеверь - Духново, оказалась в кольце с 17 июля, когда враг после неудачи в лобовой атаке обошел ее боевые порядки. Три дня советские воины держались стойко и с помощью 580-го стрелкового полка подполковника В. В. Ефремова и других частей 188-й дивизии с боями вышли из окружения через Кудеверь.

Восемь суток, не теряя боевого духа ни от бомбежек, ни от танковых атак, ни от штыковых схваток с фашистами, дралась окруженная 5-я дивизия. Она вырвалась из кольца, сохранив боеспособность, не растеряв материальную часть. Ее прорыв помог вызволить из беды 23-ю дивизию и дал возможность соединиться с войсками фронта остаткам 84-й мотострелковой.

Потеряв в ходе этих боев немало живой силы и техники, 188-я дивизия сохранила высокие боевые качества. В этом убеждает операция по разгрому штаба 129-й пехотной дивизии врага, проведенная 26 июля в районе Кудеверь 3-м батальоном 523-го полка, когда внезапным налетом были выведены из строя 150 солдат и штабных офицеров, захвачены документы, карты, планы штаба, а также 30 автомашин. Комбат А. В. Серов, был удостоен за эту операцию ордена Ленина.

А подвиг дивизии в районе Юхново, спасший 21-й механизированный корпус! Воины сдерживали натиск врага до тех пор, пока из болот не вышли танки и весь личный состав корпуса. «Противник, чувствуя, что из его рук ускользает богатая добыча, в течение суток 27 июля предпринимал исключительно ожесточенные атаки... Дивизия дралась с величайшим мужеством, многие ее бойцы и командиры героически погибли под гусеницами вражеских танков, но не оставили своих мест».

Ожесточенные оборонительные бои вела 27-я армия в районе Холма. Активно участвовала в них в составе 21-го мехкорпуса 185-я мотострелковая дивизия генерал-майора П. Л. Рудчука. Она еще у Даугавпилса нанесла фашистам ощутимые потери. Затем были бои за Опочку, Новоржев, Бежашщы, Холм. В этих боях дивизия подбила и сожгла до 60 вражеских танков, 45 орудий и много другой военной техники. Особенно отличился в боях у Сластовки и у Свободы 49-й дивизион противотанковых орудий, причем 10 танков были на счету батареи коммуниста младшего лейтенанта А. М. Дорошенко.

По примеру других 185-я дивизия успешно применяла рейды истребительных отрядов в тыл противника. Отряд из 40 человек 280-го мотострелкового полка, возглавляемый комсомольцем лейтенантом Л. Ф. Барановым, 3 августа очистил опушку леса в районе Темный Бор от автоматчиков, а на обратном пути, обнаружив артиллерийскую батарею, перебил прислугу, а все орудия взорвал. В часть смельчаки вернулись без потерь.

В боях за город Холм Новгородской области снова проявила завидное упорство 188-я дивизия. «Гитлеровцы, - вспоминает старорусец, бывший командир артполка дивизии кавалер ордена Ленина и еще восьми боевых орденов полковник Е. Д. Смекалов, - захватив левобережную, более низкую сторону, сосредоточили огромные силы для взятия города. На рассвете в десятках мест они начали переправу. Мы им дали приблизиться до середины реки, а потом из пулеметов и винтовок в упор всех уничтожили. Фашисты снова пытались переправиться через реку, но мы их атаки отбивали. Несколько суток насмерть дрались советские воины за город Холм».

Юго-восточнее Холма враг, обойдя 188-ю дивизию, зажал ее между болотами. Казалось, разгром неизбежен. Однако в ночь на 6 августа она проложила по болотам гать и выбралась на шоссе. Этот маневр вывел наши полки на фланг 32-й пехотной дивизии противника, и они сразу же атаковали врага. Появление советских воинов было настолько неожиданным, что фашисты в панике бежали, хотя имели превосходство в силах. Соединение с боями прошло 15 километров, преследуя и уничтожая живую силу и технику врага. Были освобождены деревни Черновка, Сидоровка, Стифановка, Архиповка, оседланы шоссе Наход - Большое Устье и Наход - Каменка. Захвачены трофеи и пленные.

КОНТРУДАР В РАЙОНЕ СОЛЬЦОВ

Десятого июля 1941 года началась героическая оборона города Ленина. В планах фашистского командования немаловажное значение на пути к Новгороду и Ленинграду придавалось Сольцам. К ним и устремились передовые отряды врага, после того как частям 56-го мотокорпуса генерала Манштейна удалось 10 июля овладеть Порховом и на этом участке танковым тараном прорвать оборону.

Бои за Сольцы вели войска 11-й армии. Заслоном на пути врага к городу стали у деревни Боровичи и силы 1-го механизированного корпуса. В завязавшемся бою смело и находчиво вел себя командир танковой роты разведывательного батальона 3-й танковой дивизии старший лейтенант В. В. Платицин. Со своим экипажем, где за башенного стрелка был помощник начальника штаба батальона лейтенант В. А. Блюдов, он вступил в бой с 13 вражескими танками. За шесть часов, умело меняя позиции, отважные танкисты подожгли 10 машин, а остальные заставили повернуть назад.

В боях за переправу у деревни Ситни батарея гаубиц 3-го артиллерийского полка осталась без снарядов. Артиллеристы начали было сниматься с позиции. Об этом узнал заместитель командира полка по политчасти батальонный комиссар Ф. А. Захаров. Приняв меры к срочной доставке боеприпасов, он бросился к батарейцам.

- Если оставим эти высоты, враг ударит по нашим частям. Умрем, но не уйдем отсюда! - прозвучал решительный призыв политработника.

Появились снаряды, и батарея снова открыла огонь.

Прикрывая дорогу на Сольцы - Шимск, артиллеристы дивизиона попытались отбросить врага за Ситню. Собрав разведчиков, связистов, батарейцев, Захаров поднял их в контратаку. В этом бою он был смертельно ранен осколком снаряда. Задыхаясь, прошептал: «Вперед на врага!» О его подвиге и геройской гибели узнала вся страна из передовой статьи «Коммунисты Красной Армии», помещенной в газете «Известия» 19 августа 1941 года.

На подступах к Сольцам создалась крайне напряженная ситуация. Командование фронтом принимало решительные меры, чтобы организовать отходящие соединения и части, перестроить их боевые порядки и остановить дальнейшее. продвижение врага. С этой целью в Сольцы прибыла группа работников штаба и политуправления во главе с членом Военного совета фронта Т. Ф. Штыковым. Энергичными действиями удалось образовать несколько сводных истребительных отрядов, усиленных артиллерией и танками. Оборона города была возложена в основном на 202-ю мотострелковую дивизию.

Захватить Сольцы и овладеть переправами гитлеровцы пытались 13 июля, но получили решительный отпор защитников города. Ими умело руководил заместитель командира 202-й дивизии полковник С. Г. Штыков (комдивом он стал в середине августа 1941 года). В течение суток полк мотопехоты, истребительные части НКВД и вооруженные отряды общественных организаций города удерживали Сольцы.

Когда враг стал прорываться на западную окраину города. 645-й мотострелковый полк штыковой атакой смял фашистов и отбросил их далеко назад. Одну из атакующих групп возглавил заместитель командира полка майор С. Т. Натрошвили. Проявил храбрость заместитель политрука А. Б. Галич. Дважды раненный, он продолжал метко разить врага из пулемета, затем возглавил штыковую схватку.

202-я дивизия со средствами усиления заняла оборонительный рубеж по южному берегу реки Шелони и в последующие дни отсюда наносила по фашистам чувствительные удары.

Однако войска 56-го мотокорпуса противника продолжали двигаться вдоль Шелони. Передовой отряд 8-й танковой дивизии появился на реке Мшаге в районе Шимска, а 3-я моторизованная дивизия приближалась к поселку Батецкий. Гитлеровцы рвались к Новгороду, намереваясь оттуда нанести удар по незащищенному Ленинграду.

Наша разведка установила: дорога вдоль Шелони забита колоннами танков, автомашин. Самонадеянность гитлеровцев дошла до того, что они пренебрегали охраной флангов и тыла своих войск. Между 56-м корпусом и 16-й немецкой армией, наступавшей на Старую Руссу и Холм, образовался стокилометровый разрыв. И это им дорого обошлось.

Оценив обстановку, командование фронтом быстро перегруппировало силы 11-й армии: были созданы северная и южная группы. Армию усилили, подчинив ей 21-го танковую дивизию полковника Л. В. Бунина из 1-го механизированного корпуса, 70-ю ордена Ленина стрелковую дивизию генерал-майора А. Е. Федюнина из Лужской оперативной группы и 237-ю стрелковую дивизию, в командование которой 15 июля вступил полковник В. Я. Тишинский (она была переброшена из района Гатчины) .

Контрудар под Сольцами начался 14 июля. Северная группа в составе 70-й, 237-й стрелковых и 21-й танковой дивизий наступала с рубежа Городище - Уторгош двумя дивизиями на Ситню и одной - на Сольцы. Южная группа в составе сформированного в Эстонии 22-го стрелкового корпуса генерал-майора А. С. Ксенофонтова (180-я и 182-я дивизии) шла на Ситню из района севернее Дно. Действовали и некоторые другие части. Наземные войска поддерживала авиация.

Молниеносный и мощный двусторонний контрудар по незащищенным флангам поверг зазнавшегося врага в явное замешательство. Впервые отборным фашистским дивизиям пришлось отступать. По людскому составу и вооружению наши части не имели превосходства над врагом. Сила удара была во внезапности.

На главном направлении выделялась высокой боеспособностью и инициативой 70-я ордена Ленина стрелковая дивизия. Неустрашимость, готовность к подвигу показали воины 68-го стрелкового полка под опытным командованием овеянного славой капитана А. А. Краснова, удостоенного звания Героя Советского Союза еще за подвиги в военном конфликте с Финляндией. Полк первым нанес врагу неожиданный и сокрушительный удар. После трудного рейда он скрытно сосредоточился на пути противника. Двум специально выделенным ротам предстояло сдерживать фашистов с фронта, остальные силы предназначались для удара во фланг и с тыла.

О дальнейших событиях, развернувшихся с 21.00 13 июля и завершившихся на другой день крупной победой полка, сам Анатолий Андреевич Краснов так рассказал в брошюре, выпущенной политуправлением фронта в 1941 году:

«...Немцы... бросили в бой до двух батальонов мотопехоты с танками. Натиск значительно превосходящих сил противника приняли на себя... две роты батальона тов. Кобзаря, поддержанные противотанковой и дивизионной артиллерией.

Под прикрытием артиллерийского огня немцы стали выбрасывать вперед пехоту на мотоциклах. Спешившись с мотоциклов, фашисты открыли интенсивный огонь. Сзади них медленно надвигались тяжелые танки. Они пока молчали. Коварный враг рассчитывал, что замаскированные в нашей обороне пулеметы и пушки откроют огонь по его пехоте, обнаружат себя и станут целью для танковых пулеметов. Но тактика врага была разгадана. Молчала и наша оборона...

Обманутый в своих ожиданиях, враг... произвел подряд три огневых налета и под их прикрытием трижды посылал в атаку свою мотопехоту. Но все атаки захлебнулись...»

Не помогли и танки. Несколько из них превратились в огненные факелы. Однако фашисты продолжали атаки. Танкам с автоматчиками удалось ворваться в расположение обороны. И тогда с тыла и флангов вражеской колонны по ней ударила наша артиллерия, на дорогу вырвались бойцы, появились противотанковые пушки, Гитлеровцы бросились бежать, оставив на поле боя 15 уничтоженных танков, 20 автомашин, до 50 мотоциклов и около 200 убитых и раненых.

Этот хорошо подготовленный встречный бой и положил начало смелому контрнаступлению войск армии. Правофланговая группировка, объединенная в 16-й стрелковый корпус, развивала удар на Ситню и Сольцы. Преодолевая сопротивление противника, 70-я и 237-я дивизии при участии танкистов 21-й дивизии и активной поддержке артиллерии начали окружать врага. После 16-часового ожесточенного боя они смяли фашистов и перекрыли им пути отхода. 16 июля воины 70-й дивизии овладели городом Сольцы.

Успешно начал действия и 22-й корпус. Сдерживая врага с запада, соединения корпуса в нескольких местах форсировали Шелонь и стали расширять плацдарм, перерезая противнику пути отхода. 182-я дивизия полковника И. И. Курышева (с 18 июля его сменил полковник М. С. Назаров) захватила 15 июля восточную часть Порхова и начала окружать город. 180-я дивизия полковника И. И. Миссана нанесла удар по фашистам из района Дно и зашла в тыл 3-й моторизованной дивизии с целью захвата важнейших узлов дорог и нарушения связи. За два дня, преодолев 20-25 километров, она вышла на южный берег Шелони.

Левый фланг 22-го корпуса прикрывала 183-я стрелковая дивизия полковника С. И. Карапетяна. Она уничтожала тылы и колонны противника, отходившие на запад к деревне Боровичи. Взаимодействуя с ее частями в районе Должицы, Горушка, Сухлово, активно дралась танковая группа 5-го полка 3-й танковой дивизии. «Под командованием майора Г. И. Сегеды, - сказано в одном из донесений, - она 17 июля окружила и уничтожила противника в составе до 240 автомашин, с боеприпасами и горючим. Было захвачено 7 автомашин, одна из которых с химическими снарядами... захвачены секретные документы германского генерального штаба о подготовке широкого применения отравляющих веществ в войне против СССР».

Совинформбюро 22 июля предало этот документ гласности и тем самым разоблачило перед всем миром тайные планы гитлеровцев по подготовке нового чудовищного злодеяния.

Враг стремился вырваться из кольца. Только на участке обороны 202-й дивизии за два дня он до 25 раз безуспешно пытался переправиться на южный берег Шелони. 15-16 июля дивизия ликвидировала на северном берегу более 100 транспортных машин, около 50 танков, гитлеровский штаб на западной окраине города Сольцы и большое количество живой силы.

Немалый урон нанес фашистам сводный отряд 202-й дивизии, который вечером 15 июля перешел реку и в районе Ситни начал рейд по уничтожению отдельных отходящих групп противника.

Под Сольцами отважно действовал 151-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, прикрывая свою 202-ю дивизию. Одним из лучших считался огневой взвод лейтенанта И. Т. Горбенко. Только в те июльские дни он сбил пять самолетов, уничтожил при отражении танковых атак семь вражеских машин. Сам лейтенант лично сбил самолет. За эти бои его наградили орденом Красной Звезды. Впоследствии он был удостоен еще одного боевого ордена. Ивану Тихоновичу Горбенко не суждено было встретить Победу: он погиб в сентябре 1944 года и стал посмертно Героем Советского Союза.

Авиация фронта стремилась всячески поддержать действия наземных войск. В условиях, когда инициатива в воздухе принадлежала противнику, каждый налет был связан с особым риском, он требовал от летчика бесстрашия и высокого мастерства. Этими качествами обладали, в частности, летчики 4-й смешанной авиадивизии полковника И. К. Самохина. Удачный налет они совершили в ночь с 16 на 17 июля на скопление фашистских танков в 3-4 километрах от города Сольцы, а также на вражеский аэродром. 17 июля удар с воздуха был нанесен по танкам и мотопехоте врага в районе деревень Заборовье, Бараново, Боровичи, где шли жаркие бои.

Гитлеровское командование предприняло срочные меры для спасения своих войск. К ночи 17 июля на порховском направлении неприятель бросил в наступление свежие силы. Упорные бои завязались на участке 182-й дивизии. Через сутки группа танков и пехоты с мотоциклами ночью прорвалась через боевые порядки 183-й дивизии в районе Больших Лук и переправилась через Шелонь.

Наше командование послало сюда дополнительные силы, в том числе истребительные отряды с противотанковой артиллерией и 5-й мотоциклетный полк 1-го мехкорпуса, действовавший до этого в районе Сольцов. К месту прорыва подоспела и боевая группа из штаба 22-го корпуса, возглавляемая командиром корпуса генерал-майором А. С. Ксенофонтовым.

Командный пункт штаба оказался по сути оголенным. Именно тогда и появились там вражеские мотоциклисты-автоматчики. Оборону КП возглавил заместитель политрука радиороты 415-го отдельного батальона связи А. К. Мери. Вооружившись пулеметом, он открыл по фашистам огонь. Его боевые друзья последовали этому примеру. Вскоре у оборонявшихся вышли боеприпасы, и они стали отходить. Положение снова спас заместитель политрука: под сильным огнем автоматчиков он доставил ящик патронов. Своей храбростью Мери увлек товарищей-эстонцев, и они продолжили борьбу с врагом. Лишь после третьего ранения отважный политработник оставил поле боя. Но к этому моменту подоспели курсанты полковой школы и завершили разгром прорвавшихся автоматчиков.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин в Кремле вручил верному сыну эстонского народа комсомольцу Арнольду Константиновичу Мери орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Сложная и быстро изменявшаяся обстановка на левом фланге армии начала складываться для нее неблагоприятно. Все чаще приходилось переходить к обороне. 5-й мотоциклетный полк в районе Поддубья, атакованный подвижной группой противника силой до пехотного полка и 30 танков, оказался в полуокружении, но подоспевшая 202-я дивизия вызволила его из беды.

Рано утром 19 июля передовые части врага оказались в двух километрах севернее города Дно. Трое суток сдерживали натиск воины закаленной в боях 202-й дивизии. Рядом с ними самоотверженно сражался 28-й мотострелковый полк майора С. Н. Шерезадашвили из 28-й танковой дивизии.

Произошли 20 июля изменения и в полосе 16-го корпуса. Наступавшие части были контратакованы врагом. Его мотоциклетный батальон и 20 танков переправились через Шелонь и заняли район деревни Рельбицы. В последующие дни фашисты бросали в бой новые подкрепления, но 22 июля продвижение врага было приостановлено.

Официальной датой завершения контрудара войск Северо-Западного фронта под Сольцами считается 20 июля. Это был один из выдающихся советских контрударов в первые месяцы войны. Он сыграл важную роль в снижении темпов продвижения противника, временно устранил угрозу прорыва врага к Новгороду и сорвал его генеральное наступление на Ленинград. Эти бои способствовали выигрышу драгоценного времени для организации обороны под Ленинградом и подхода резервов, совершенствованию мастерства и поднятию морального духа войск фронта.

Было нанесено поражение вклинившейся, хорошо оснащенной боевой техникой и вооружением, отборной вражеской группировке, отброшенной на 40 километров в юго-западном направлении. Наголову была разбита 8-я танковая дивизия, на целый месяц утратившая боеспособность по выходе из окружения. Подверглись серьезному разгрому часть сил 3-й моторизованной дивизии и тылы 56-го корпуса.

В однотомнике «Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945», вышедшем в 1965 году, сказано: «Напуганное высокой активностью советских войск и сильным контрударом под городом Сольцы, гитлеровское командование 19 июля отдало приказ о прекращении наступления на Ленинград до выхода на рубеж реки Луги основных сил группы армий «Север». Фронт на Луге стабилизировался до 10 августа».

После 20 июля события развивались так. Подтянув в район Сольцы, Шимск новые подкрепления, противник 23 июля силами свыше двух пехотных дивизий и до 50 танков начал теснить части 16-го корпуса. В тот же день фашисты вышли к поселку Уторгош, деревням Гороховище, Донец, Листовка, Михалкино, намереваясь окружить корпус.

Возле Михалкина 23 июля был жестокий бой. Батальон 42-го танкового полка 21-й танковой дивизии в составе 29 машин, 50 бойцов 252-го стрелкового полка 70-й дивизии, артиллеристы с двумя 76-миллиметровыми и двумя противотанковыми орудиями стали на пути вражеских танков и пехоты. Руководил боем командир танкового батальона старший лейтенант В. М. Крылов. Эти незначительные силы сдерживали противника. Спешно подтянув подкрепление, он при поддержке артиллерии начал наступление, одновременно обтекая Михалкино. Наши воины заняли круговую оборону. Фашисты не раз врывались в их расположение, но каждый раз отбрасывались с большими потерями.

Исключительно смело и энергично действовал в этом бою командир 9-й стрелковой роты комсомолец лейтенант В. Д. Пульга. На западной окраине деревни он до последнего момента удерживал с остатками роты занимаемый рубеж. Особенно отличился пулеметчик красноармеец Ф. А. Царев.

К утру следующего дня из пехоты осталось лишь 20 человек, на три орудия было 10 снарядов. Вышли из строя многие танки, их экипажи заняли места в окопах. Горсточка храбрецов отбила еще три атаки. К 15 часам осталась единственная машина, и то с вышедшим из строя вооружением. И лишь тогда Крылов принял решение о выходе из боя. Уничтожив подбитые танки и рацию, группа прорвалась к своим.

Подобных примеров массового героизма было в те дни немало. Расскажу еще о некоторых из них.

В том, что врагу не удалось окружить соединения корпуса, особая заслуга артиллеристов. Умело маневрируя огнем, они самоотверженно поддерживали пехоту. Нередко им приходилось отражать атаки в одиночку, без прикрытия стрелков. В сводках тех дней упоминается, как 22-24 июля пушкари 21-го гаубичного полка 21-й танковой дивизии с огневых позиций деревни Лонно в упор расстреливали наступавшие части дивизии СС «Мертвая голова».

Храбро прикрывали отход своей 237-й дивизии артиллеристы 691-го полка. Под командованием смелого и энергичного майора М. А. Кузнецова 24 июля им пришлось вести огонь с открытых позиций. В острый момент боя коммунист Кузнецов стал к орудию и прямой наводкой начал сметать наседавших гитлеровцев. Отличился и начальник штаба полка член партии капитан М. В. Агурьевский. В трудную минуту он появился на огневых позициях 2-го дивизиона, организовал огонь, а затем обеспечил вывод из-под обстрела всех орудий.

В документах зафиксирован и такой случай. В одном из дивизионов 221-го артполка 70-й дивизии во время боя кончились снаряды. Гитлеровцы рванулись к замолчавшим орудиям. Артиллеристы взялись за винтовки. Тем временем старший инструктор по пропаганде политотдела дивизии старший политрук М. Г. Никитин под ураганным минометным огнем сумел обеспечить позиции боеприпасами. Снова заговорили пушки, и враг, понеся большие потери, покинул поле боя.

Уже упомянутый полк Героя Советского Союза капитана А. А. Краснова и в дни отражения наступления фашистов был там, где труднее. И всюду успешно справлялся со своими задачами. Командир полка добивался победы малой кровью. Не случайно этот офицер высокой квалификации и незаурядной храбрости в декабре 1941 года стал полковником, и его на Ленинградском фронте назначили командиром 3-й гвардейской дивизии. В этой же должности в 1942 году он вернется в свою 70-ю дивизию, которая станет 45-и гвардейской, и ему присвоят звание генерал-майора.

Уже сам по себе тот факт, что дивизия стала гвардейской, говорит о многом. В ходе контрудара под Сольцами, в последующих боях на рубеже реки Мшаги в районе Медведь и в окружении воины дивизии проявили подлинный героизм, железную дисциплину и умение громить врага.

В числе первых, кто ворвался в Сольцы, был старшина 68-го полка И. В. Тихомиров. Командуя отделением, он личным примером храбрости увлек за собой бойцов. Не дрогнул перед лицом опасности комсомолец рядовой П. П. Петухов. 22 июля он метким огнем пулемета заставил отойти большую группу фашистов, сосредоточившуюся для броска через реку Шелонь.

Командир взвода 11-го отдельного батальона связи дивизии коммунист лейтенант В. Н. Павлов обеспечивал четкую и бесперебойную связь. .25 июля, когда на командный пункт 68-го полка напали вражеские автоматчики, Павлов под сильным обстрелом повел взвод через болото и к назначенному сроку дал связь на новый КП полка.

Еще один эпизод. В двухдневном бою возле деревни Бор был разгромлен вражеский полк и его остатки отброшены за Шелонь. Фашисты оставили 35 орудий, 110 винтовок, 6 минометов и много боеприпасов. Здесь мужественно действовали 68-й стрелковый полк 70-й дивизии, артиллеристы гаубичного полка и танковый батальон 21-й танковой дивизии, при поддержке авиации. Кстати, танковый батальон был сформирован заново благодаря самоотверженному труду ремонтно-восстановительного батальона дивизии. В боевой обстановке воины-ремонтники быстро восстановили 33 танка, и их повел в бой коммунист капитан К. И. Лаврушин.

Ведя упорные арьергардные бои, 26 июля 16-й корпус начал отход. Вскоре он закрепился на восточном берегу Мшаги, на заранее подготовленном рубеже Лутовянский - Медведь - Вешка. Здесь наши соединения продержались до 10 августа и были объединены в Новгородскую оперативную группу, преобразованную затем в 48-ю армию под командованием генерал-лейтенанта С. Д. Акимова.

Южная ударная группировка армий группы «Север», нацеленная на Ленинград, 10 августа перешла в широкое наступление. Возле деревни Теребутицы нынешнего Шимского района фашистам удалось потеснить пехоту и окружить командный пункт 21-го гаубичного артполка 21-й танковой дивизии. Небольшая группа артиллеристов во главе с начальником штаба полка капитаном А. Шевченко и добровольцем-ленинградцем, старым коммунистом политруком И. Д. Осиновым заняла круговую оборону и стояла насмерть. Патриоты Родины мужественно отбивались от врага до последнего патрона. Оставшиеся в живых предпочли смерть плену. Они подорвали автомашину, где находились снаряды. Сильный взрыв разметал гитлеровцев, которые были совсем рядом...

Через два дня, 12 августа, противник прорвал оборону 48-й армии. Через три дня 70-я и 237-я дивизии оказались в окружении, откуда выходили с боями.

Долгое время считался пропавшим без вести отважный командир 237-й дивизии полковник В. Я. Тишинский. В результате настойчивого поиска его дочери и ветеранов дивизии было установлено: комдив погиб во время боев в окружении.

Вацлав Янович - уроженец Новгородской области. На этой земле он мужественно воевал, проявив высокое командирское мастерство. Здесь и погиб смертью храбрых. Дивизия Тишинского нанесла немецкой дивизии СС «Мертвая голова» весьма ощутимые потери. Будучи беспартийным, он как истинный патриот своей Отчизны защищал ее еще в гражданскую войну. В Новгородском музее-заповеднике хранится письмо полковника своим детям от 28 июля 1941 года: «Жив, здоров, никаких историй со мной не случилось. Продолжаю командовать дивизией и неплохо. Все время в боях. Сегодня дали такую трепку сволочам, что будут помнить надолго...» Это было его последнее письмо с фронта.

Сложившаяся в июле 1941 года чрезвычайная военная обстановка на фронтах потребовала принятия в масштабе Вооруженных Сил СССР ряда важных мер. 16 июля был введен институт военных комиссаров. На эти должности были поставлены самые лучшие политработники. Личная храбрость и самообладание в бою, умение разбираться в военной ситуации, беззаветная вера в победу, глубокое осознание собственной ответственности за судьбы Родины - все это создавало им непререкаемый авторитет.

БИТВА ПОД СТАРОЙ РУССОЙ

К концу июля 1941 года враг стянул большие силы на старорусском направлении. Началась 936-дневная битва за город Старая Русса. Битва, ставшая символом фронта, его историей. Битва, которая еще долго будет откликаться старыми ранами, болью сердец, памятью о павших.

По приказу командования 11-й армии в район станции Тулебля, совершив 70-километровый форсированный марш, вышла 202-я мотострелковая дивизия. С ходу она ударила из артиллерии по флангам большой вражеской колонны. В панике колонна рассеялась, и на шоссе остались подбитыми около 20 танков, свыше 70 автомашин, 150 мотоциклов, множество убитых фашистов.

Трое суток дивизия вела в этом районе героический неравный бой, выигрывая время для создания обороны у Старой Руссы., С 1 августа, отступив, она шесть дней сдерживала натиск двух пехотных дивизий на западной окраине города. Восточнее города упорно сражались 180-я и 254-я дивизии. Рубеж реки Полисти стойко защищала 183-я стрелковая дивизия.

Враг совершил глубокий прорыв и внезапно появился на фланге 11-й армии. Отдельные подразделения дрогнули и начали отходить. К участку прорыва выехал член Военного совета армии дивизионный комиссар И. В. Зуев. Через горящий мост он прорвался в Старую Руссу и оказался на пути тех, кто покинул боевой рубеж. Зуев остановил артиллерийскую батарею, и по его приказу артиллеристы прямой наводкой стали косить фашистов. Собрав около 100 красноармейцев и командиров, он сам повел их в контратаку...

Иван Васильевич Зуев. Это имя неразрывно связано со всеми боевыми делами 11-й армии в первые полгода войны. Он всегда находился в гуще людей и умел воздействовать на бойцов так. что их ничто не могло сломить или устрашить. «Должность он занимал большую,- писал бывший начальник политотдела 11-й армии генерал-лейтенант М. В. Рудаков, - награды имел, каких у нас не было, а вот в отношениях к людям был удивительно мягок и сердечен. Ни тени зазнайства и кичливости...».

Народный поэт Белоруссии А. А. Кулешов, в годы войны - сотрудник газеты «Знамя Советов» 11-й армии, тепло вспоминал о Зуеве: «...мне запомнилась беседа с ним в редакции в праздничный день - в канун годовщины Октября. Мы с удовольствием слушали Зуева, а говорил он непринужденно, нештампованно и очень четко излагал свои мысли о войне. В ту пору мы не знали, что он, тридцатичетырехлетний комиссар, уже воевал в Испании, за участие в боях в составе Интернациональной бригады был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Встреча с этим умным, ярким человеком, обладающим каким-то удивительным свойством притягивать к себе людей, запала мне, как говорится, в душу».

Можно приводить множество примеров отваги, проявленной воинами фронта на этом участке. Особенно памятны подвиги девушек-бойцов, только что покинувших отчий дом. Шестнадцатилетняя комсомолка Валентина Чудакова, на седьмой день войны ставшая санинструктором 183-й стрелковой дивизии, в боях за Старую Руссу заменила раненого комсорга пулеметчика Дмитрия Яковлева. «Как уж я одна управлялась с «максимом», - вспоминает ленинградская писательница В. В. Чудакова, - просто чудо. Немцев боюсь, они в психическую атаку прут, боюсь, что ленту перекосит, вода в кожухе закипает, а ни малой лужи поблизости... Потом выяснилось: не так уж плохо стреляла. К Красной Звезде представили». В этом бою юная защитница Родины была впервые ранена. На других фронтах командовала пулеметной ротой, была ранена еще четыре раза, награждена пятью боевыми орденами.

Ночью 9 августа войска 11-й армии оставили старинный русский город Старую Руссу, где восемь суток не спадал накал боя.

Ставка Верховного Главнокомандования во главе с И. В. Сталиным предпринимала неотложные меры, чтобы сорвать наступление гитлеровских войск на Ленинград. С этой целью была направлена на Северо-Западный фронт вновь сформированная 34-я армия генерал-майора К. М. Качанова (начал войну на нашем фронте командиром стрелкового корпуса). Силами 34, 11 и 48-й армий предстояло окружить и уничтожить вражескую группировку в районе Шимска, Сольцов и Старой Руссы и тем самым устранить угрозу, нависшую над Ленинградом. Главный удар должна была нанести 34-я армия с рубежа реки Ловати в направлении на Сольцы.

В ходе скрытного сосредоточения частей 34-й армии в ее расположение 4 августа прибыли главнокомандующий Северо-Западным направлением Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов и член Военного совета генерал-лейтенант А. А. Жданов. Назавтра в районе Чичилово Демянского района они провели совещание с командованием армии, командирами и комиссарами дивизий и отдельных частей и ответственными работниками армейского штаба.

На совещании К. Е. Ворошилов отметил исключительное значение действий армии для срыва наступления гитлеровских полчищ к северу от Старой Руссы на Ленинград.

Такова была задача. Но пока 34-я армия выходила на рубеж наступления, противник силами шести пехотных и одной моторизованной дивизий 10 августа нанес главный удар севернее озера Ильмень. Он ставил целью обойти Ленинград с востока, перерезать коммуникации, соединяющие город со страной, и соединиться с финскими войсками, которые должны были наступать на Ленинград с севера.

На новгородско-чудовском направлении развернулись упорные бои. Прорвав оборону 48-й армии, 12 августа моторизованные части врага устремились к Новгороду. Именно в тот день 34-я армия при активной поддержке фронтовой и дальнебомбардировочной авиации нанесла внезапный мощный контрудар из районов восточнее и юго-восточнее Старой Руссы. Без труда сбив вражеские отряды западнее реки Ловати, наведя переправы, армия развернулась на реке Полисти и начала наступление.

Дивизии продвигались быстро: на 15-16 августа правофланговая 257-я стрелковая генерал-майора В. К. Урбановича достигла рубежа Великое Село - Должицы, 259-я стрелковая генерал-майора Ф. Н. Шилова вышла юго-западнее Старой Руссы в район Устья, 262-я стрелковая полковника М. С. Терещенко перерезала железную дорогу в районе Тулебли, а 245-я стрелковая комбрига В. В. Корчица оказалась на рубеже Красная Ширь - Славитино. 25-я кавалерийская дивизия комбрига Н. И. Гусева вела бои с механизированной дивизией противника в районе Шумилова, Пустошки, Песков. В результате враг был отброшен на 60 километров, соединения армии глубоко охватили правый фланг старорусской группировки противника, вышли к населенным пунктам Волот и Должино. Отступая, фашисты в панике оставляли позицию за позицией, убитых и раненых, крупные склады и т. д.

Используя успех 34-й, часть сил 11-й армии форсировала реку Ловать, преследуя отходящего противника, подошла вплотную к Старой Руссе и даже ворвалась в ее восточную и южную части. В районе города Холма нанесла вспомогательный контрудар 27-я армия.

В эти дни из шести освобожденных районов удалось через линию фронта переправить в наш тыл 35 тысяч женщин и детей, отбить у врага 2280 тонн зерна, 44 174 головы крупного рогатого скота, 19 657 овец и коз, 6814 свиней, вывезти 3580 тонн черного и цветного металлов, 227 тракторов, 103 автомашины и многое другое.

Немалая заслуга в этом принадлежит кавалеристам, которые за четверо суток до контрудара 34-й армии вышли в глубокий рейд по тылам врага. Имея только 2500 человек, вооруженных карабинами, шашками, гранатами и несколькими 45-миллиметровыми пушками, 25-я кавдивизия за несколько дней нарушила многие коммуникации противника, нападая на его гарнизоны и опорные пункты.

Почувствовав в наступлении 34-й армии угрозу глубокого охвата своей новгородской группировки, враг, не прекращая движения на Новгород, начал спешно подтягивать крупные силы. С новгородского направления он снял отборную моторизованную дивизию СС «Мертвая голова», из-под Луги подтянул 56-й моторизованный корпус и направил их против 34-й армии. Сюда же был перемещен 8-й авиационный корпус пикирующих бомбардировщиков, предназначавшийся для массированных ударов с воздуха по Ленинграду и войскам, непосредственно защищавшим город. Из-под Смоленска к Старой Руссе срочно перебрасывался 39-й моторизованный корпус.

Соединения 34-й армии, плохо прикрытые с воздуха и не имевшие средств ПВО, подвергались интенсивным атакам вражеской авиации. Беспрерывные атаки с воздуха и все возрастающее давление крупных наземных сил противника заставили части 257-й и 245-й дивизий уже 17 августа несколько отойти назад, а 19 августа контрударом они были окончательно потеснены. Оголение флангов 262-й дивизии привело к ее окружению в районе селений Посечище, Петрухново. От налетов авиации и артиллерийского огня она потеряла всех лошадей и почти всю материальную часть артиллерии. Полки стойко держались в круговой обороне до утра 21 августа, а затем с боями вырвались из кольца.

К 23 августа соединения 34-й армии заняли организованную оборону на реках Поле и Старовской Робье.

Что же касается малочисленных частей 11-й армии, наступавших на Старую Руссу, то некоторые из них ворвались на ее окраины, но взять город не смогли.

Вновь отличилась в эти дни 202-я дивизия. Подвижные отряды пехоты и артиллерии внезапно и смело наносили фашистам ощутимые удары. 14-15 августа такой отряд во главе с отважным командиром 645-го мотострелкового полка коммунистом капитаном А. С. Кожуровым в лесном бою в районе Пенно, Аринина уничтожил около 250 солдат и офицеров и захватил трофеи. 17 августа в районе Утушкина, Кудрова, Шапкина дивизия нанесла тяжелые потери полку 205-й пехотной дивизии врага.

В дни наступления 34-й армии фронтовая авиация стремилась активно помогать наземным войскам. 14 августа летчики 288-го штурмового полка майора И. В. Дельнова массированным ударом по большой вражеской колонне автомашин с пехотой уничтожили и подожгли более 50 машин.

Среди летчиков 41-го истребительного полка особенно отличался командир звена старший лейтенант И. Д. Чулков. Родился он на Украине. В полку его любили за веселый нрав и добродушие, высоко ценили боевое мастерство и постоянное желание идти в бой. Первая схватка его с фашистскими стервятниками состоялась 22 июня. Смело вступив в воздушный бой с пятью Ме-109, Чулков одного сбил, а остальных обратил в бегство. На Северо-Западном фронте только за восемь дней второй половины августа он сбил 5 вражеских самолетов.

В феврале 1942 года молодому коммунисту присвоили звание Героя Советского Союза. На его счету было уже 187 боевых вылетов, 11 сбитых самолетов, 19 успешных штурмовок войск противника. Но через месяц, при выполнении очередного задания, Иван Денисович погиб.

Подводя итог, скажем, что контрудар в районе Старой Руссы хотя и не получил ожидаемого развития, но оказал немалое влияние на ход боевых действий. Он ослабил вражеские войска на ленинградском направлении, помог выиграть время и создать предпосылки для организации прочной обороны города Ленина.

МУЖЕСТВО ЗАЩИТНИКОВ НОВГОРОДА

Начатое гитлеровцами широкое наступление в направлении Новгорода и Чудова вела при поддержке пикирующих бомбардировщиков южная ударная часть группы армий «Север». Новгород был важным рубежом на подступах к Ленинграду.

Следует признать, что к моменту начала броска фашистов на Новгород он не был достаточно прикрыт нашими войсками. Разрозненные части 48-й армии (19 августа она была передана Северному фронту) под ударами врага стали отходить к поселку Бателкий и к Новгороду. Древний город на Волхове переживал тяжелые дни. Над ним нависла реальная угроза.

Командование войсками фронта назначило начальником обороны Новгорода командира 12-го механизированного корпуса комдива И. Т. Коровникова, а военным комиссаром - полкового комиссара Н. П. Петрова. По их приказу на главное направление ожидаемого удара срочно была выдвинута многократно испытанная в боях и сильно поредевшая 28-я танковая дивизия полковника И. Д. Черняховского. В то время она была во фронтовом резерве, ожидая поступления боевой техники. В дивизии оставалось около полутора тысяч человек, вооруженных лишь винтовками, автоматами, гранатами да снятыми с танков пулеметами. Артиллерии не было: артполк был придан другим частям фронта.

К рассвету 14 августа пешие танкисты заняли оборону в районе Григорова, Новой Мельницы, Псковской слободы, Аркажи, Юрьева. Первый рубеж проходил в 3-4 километрах от города, второй - по его западной окраине.

В тот же день ожесточенный бой разгорелся на участке Новая Мельница - Псковская слобода. Враг не жалел снарядов и мин, волнами налетали бомбардировщики.

На неподготовленном рубеже, без поддержки артиллерии воины дивизии сражались героически и отбили несколько атак. К вечеру фашисты смогли ворваться лишь в Новую Мельницу. На других участках они не продвинулись.

На второй день прибыло подкрепление - артиллерийский дивизион 128-й стрелковой дивизии. Кроме того, ряды защитников города пополнились примерно тысячью человек из состава 3-й танковой дивизии, тоже не имевшей танков: на вооружении было лишь 17 пулеметов, снятых с танков, и незначительное количество ручных пулеметов, многие танкисты имели только револьверы.

С утра 15 августа гитлеровцы возобновили наступление силой до двух пехотных дивизий, поддерживаемых танками, артиллерией и авиацией. Только левый фланг обороны три с половиной часа непрерывно бомбили до восьмидесяти вражеских самолетов. К тому же этот участок интенсивно обстреливался артиллерийско-минометным огнем.

«Воздух смешался с землей, многие траншеи были разрушены, людей засыпало землей. Началась «психическая» атака фашистов с развернутыми знаменами. Подпустив взбесившихся немцев на 100 метров, танкисты открыли сильный ружейно-пулеметный огонь, который оказался таким неожиданным для противника, что пехота бросилась в бегство, оставляя убитых и раненых. Повторные атаки также были отбиты с большими потерями для противника».

Защитники древнего города, колыбели русской культуры, бились с невиданной отвагой. Кончились мины, каждый снаряд был на счету. Пехота отбивалась в основном пулеметным огнем и ручными гранатами. Основательно поредели ряды наших воинов, но сопротивление не уменьшалось. Каждый живой сражался за убитого товарища. Раненые, имевшие возможность стрелять, не покидали поле боя.

Два танка КВ и еще пять БТ-7, возвратившиеся из ремонта, составляли небольшую ударную группу. Этот резерв и бросил в контратаку полковник Черняховский, когда противник к концу дня 15 августа прорвал оборону. В районе Псковской слободы танки атаковали врага вдоль переднего края.

Посетители Новгородского историко-архитектурного музея с волнением читают донесение И. Д. Черняховского от 15 августа Комдиву И. Т. Коровникову: «Танкисты дерутся отлично... В штабе развалины, но работать можно. Сражаться будем до последнего человека».

Вечером 15-го все, кто остался в рядах защитников города, завязали уличные бои с противником, используя для укрытия каменные дома и созданные населением оборонительные сооружения. От беспрерывных бомбежек и артиллерийского обстрела здания рушились, повсюду полыхали пожары.

Решающим моментом уличных боев была оборона кремля и борьба за предмостное укрепление. Во вражеские машины из окон и чердаков летели бутылки с зажигательной смесью, фашистов подстерегали меткая пуля и граната. В защиту города включилось и местное население.

К 16 августа все здания, примыкавшие к городскому валу, были разрушены. Контуры вала четко выделялись на фоне пожарищ, и весь рубеж обороны подвергся бомбардировкам с воздуха и артиллерийско-минометному обстрелу. Защитники города сдерживали фашистов из последних сил, но опьяненный успехом враг, опираясь на поддержку авиации, танков и артиллерии, не считаясь с потерями, продолжал яростные атаки. Окончательно обескровленная 28-я дивизия и приданные ей части 16 августа начали небольшими группами отходить. Для их прикрытия и обороны кремля был оставлен разведывательный батальон во главе с комбатом капитаном И. И. Котовым и военкомом старшим политруком И. Г; Андреевым.

Умело используя огонь пулеметов и автоматов, воины успешно отражали многократные попытки противника взять кремль. Только с помощью штурмовых орудий, пикирующих бомбардировщиков и саперов-подрывников враг смог овладеть Владычным двором. Но и тогда бой за кремль не стих. Многие пулеметные точки продолжали разить фашистов. Группа разведбатальона защищала кремль более четырех часов и уничтожила свыше роты противника. Она же обеспечила своевременный подрыв моста через Волхов.

Бой переместился на рубеж реки Волхова, где в районе моста заняли оборону 55-й и 56-й полки 28-й дивизии. Два дня, начиная с 16 августа, фашисты пытались здесь форсировать реку. Отдельным группам под дымовой завесой иногда удавалось достичь правого берега. Однако наши воины тут же сбрасывали их в реку. 18 августа гитлеровцы прорвались к Тихвинскому кладбищу, где размещался командный пункт дивизии. Начальник политотдела старший батальонный комиссар И. Н. Третьяков и и. о. начальника штаба дивизии капитан А. Н. Пашков возглавили контратаку, в которой участвовали все управленцы. Враг был отброшен.

В этом бою тяжело ранило капитана Пашкова. За доблесть, проявленную еще в танковых сражениях в Прибалтике, он был награжден орденом Красного Знамени. На заключительном этапе войны гвардии полковник А. Н. Пашков командовал отдельной гвардейской танковой бригадой. Погиб он 27 января 1945 года на подступах к Одеру. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

В конце дня 18-го и в ночь на 19 августа противник начал переправу через Волхов главных сил в районах Хутыни и Деревяниц, окружая боевые порядки 28-й дивизии и отрезая 3-ю дивизию от переправы через Малый Волховец. Под прикрытием двух больших групп авиации он повел наступление с трех направлений: до северо-западному берегу реки Малый Волховец, вдоль дороги Хутынь - Новгород и по восточному берегу Волхова. «Около 20-ти часов 18-го, - доносило командование 3-й танковой, - при взаимодействии всех видов огня и ударов с воздуха, противник ворвался на северо-восточную окраину Новгорода, где завязался ожесточенный уличный бой. Правофланговая рота 6-го полка приняла на себя главный удар и почти полностью погибла. Группа дивизии вела бой до 22 часов 18-го, прикрывая отход частей в юго-восточном направлении, оказывая упорное сопротивление противнику».

Возглавлял эту сводную группу командир 6-то полка подполковник К. И. Вязников - человек необычайной храбрости, проявленной еще во время военного конфликта с Финляндией, и награжденный орденом Ленина.

Утром 19 августа Черняховский доносил командованию: «После жестокого боя противник силою до пехотного полка с ротой танков при поддержке до трех дивизионов артиллерии и 35 бомбардировщиков ворвался на северо-восточную окраину Новгорода. Развернулись уличные бои, которые продолжались с 20 часов 18.8 до 2 часов ночи 19.8. В уличных боях и атаках участвовали все до единого человека, в том числе и управление дивизии...»

В том, что противник, располагая превосходящими силами, в течение нескольких дней не смог сломить сопротивление защитников города, немалая личная заслуга полковника И. Д. Черняховского. Под руководством этого широко образованного, храброго человека командиры и рядовые 28-й дивизии научились хорошо бить врага, стали настоящими солдатами, испытанными огнем и железом. Здесь, в боях за Новгород, Черняховский проявил свои незаурядные способности военачальника и за умелую оборону города был награжден первым орденом Красного Знамени.

Бои за Новгород вошли героической страницей в историю не только фронта, но и Великой Отечественной войны. Здесь пять суток не затихали неслыханные по своему накалу схватки, героизм был поистине массовым. В неравной борьбе с фашистами в первых рядах, там, где труднее, находились коммунисты и комсомольцы. Личную отвагу, умение бить врага расчетливо показали многие командиры и политработники. Вот краткий рассказ лишь о некоторых героях и их подвигах.

Решительно руководил боем опытный командир 56-го полка майор Н. И. Герко. Его воины, вооруженные одними винтовками, три дня удерживали подступы к городу и четыре дня обороняли участок восточного берега Волхова. Ни бомбы, ни обстрелы с самолетов не пошатнули их стойкости. Веру в победу вселяли самые сильные, решительные. Такие, как военком полка батальонный комиссар И. П. Коптев. Своей энергией, правдивым партийным словом, безупречной личной храбростью звал он воинов на подвиги. Не раз сам водил бойцов в атаки.

Штаб этого полка размещался на правом берегу Волхова, в Доме Красной Армии. Последние четыре дня здание стойко защищала группа из 24 человек во главе с начальником штаба подполковником В. А. Корниловым. Враг уже форсировал Волхов, а Дом Красной Армия продолжал держать упорную оборону. Группа оставила здание лишь по приказу комдива и внезапной вылазкой прорвалась к своим.

В боях на левом секторе города непосредственное участие принимал помощник начальника политотдела по работе среди комсомольцев младший политрук А. Л. Пальцев. 18 августа он стал политруком сводной роты из бойцов 1-й горнострелковой бригады и 128-й стрелковой дивизии. Молодой и энергичный политработник сумел быстро сколотить боеспособное подразделение. Он несколько раз поднимал бойцов в контратаку.

Донесения тех дней называют имена многих из 28-й дивизии, отлично проявивших себя в бою. Среди них командиры батальонов 56-го полка коммунисты капитаны Алексеев и Фоминых, погибший командир 1-го батальона 55-го полка капитан Лямкин и раненный в бою его военком старший политрук Василенко, командиры рот 56-го полка капитан Сальников, лейтенанты Мироненко и Нестеров, младший сержант комсомолец Красюченко, младший сержант из 55-го полка Чернов, пулеметчик из 56-го полка красноармеец Пилипенко и многие другие.

В рядах доблестных защитников Новгорода находились танкисты В. Г. Литвинов, В. В. Платицин, Н. Н. Томашевич, отличившиеся и в предыдущих боях. Все трое, уже в составе 7-й гвардейской танковой бригады, освобождали Новгород и были удостоены звания Героя Советского Союза.

В боях за город на Волхове прославился и в дальнейшем стал полным кавалером ордена Славы связист 3-й танковой (225-й стрелковой) дивизии старшина С. Н. Шишов, родом из Воронежской области. «Новгород мне дорог тем, - писал Сергей Николаевич 13 марта 1974 года в «Новгородской правде», - что мы его защищали при отступлении... Мы еще продержались на другой стороне, немец не мог нас выжечь огнем и бомбежкой. Сделали окопы почти прямо в воде. Помню, горела лодочная станция у базарной площади. Дышать было нечем. Почти трое суток ничего не брали в рот...»

Военком 3-й танковой дивизии полковой комиссар Г. И. Купырев и начальник политотдела батальонный комиссар А. Н. Малявин в те дни доносили: «Пример храбрости и мужества показали члены ВКП(б) тт. Пянтин, Добролин, Капурин, комсомольцы тт. Носков и Калачев. Расстреляв все патроны, при выходе из боя, они подошли к реке Малый Волховец. Там скопилось много раненых, которые обстреливались сильным огнем противника. Тогда т. Носков сел в подбитый броневик и открыл огонь по врагу, а т. Калачев и другие стали переправлять раненых через реку, тем самым спасли жизнь многим бойцам и командирам».

Тяжело приходилось и медицинским работникам. Под бомбежками и снарядами, среди развалин и пожарищ быстро отыскивали они раненых, вынося их в укрытия. Медики одной только 28-й дивизии спасли в Новгороде 1200 раненых. Их эвакуацию возглавил военком медико-санитарного взвода политрук Ф. А. Касьян. Героически трудились, ежеминутно рискуя собой ради жизни раненых, военфельдшеры Н. С. Петрова и А. Н. Кукушкина, санинструктор Н. П. Жукова (она погибла), медсестры Г. М. Ведерникова, Н. П. Головина, К. И. Тихонова и другие.

С болью в душе оставили наши воины древний русский город. Но они верили в победу над гитлеровскими захватчиками. 21 августа наши части прочно закрепились на восточных подступах к Новгороду.

На этом направлении была образована Новгородская армейская группа. Ее командующим стал генерал И. Т. Коровников. Вначале в нее вошли подошедшая из резерва, сформированная из московских ополченцев 305-я стрелковая, известные уже нам 28-я и 3-я дивизии, именуемые танковыми, а также части обеспечения.

Велико было желание вернуть Новгород. Выполняя приказ командования фронтом, армейская группа предприняла наступление на город. Действия начала 22 августа 305-я дивизия полковника Д. И. Барабанщикова. Ее 1004-й полк, переправившись через Малый Волховец, повел энергичное наступление на опорный пункт противника в Хутыни и Зарелье, но оно не было поддержано другими частями и результата не дало.

Одновременно перешла в наступление и 28-я дивизия. Перед этим ее пополнили остатками личного состава 23-й танковой дивизии и 5-го мотоциклетного полка, 125-м танковым полком, 50-м инженерным батальоном и двумя взводами станковых пулеметов. Теперь дивизия насчитывала 2169 человек.

К полудню 23 августа форсировал Малый Волховец 56-й полк. Две роты 125-го полка внезапным ударом выбили противника из Спас-Нередицы и тоже преодолели водную преграду. Однако на пути к рукаву Малого Волховца - Левошне наступающих остановил сильный артиллерийский и пулеметный огонь со стороны Новгорода и Кириллова монастыря. Атакующие несли потери. Был тяжело ранен в том бою прославленный командир 56-го полка Н. И. Герко, накануне получивший звание подполковника.

На другой день стрелковой роте 125-го полка удалось прорваться к монастырю. В числе атакующих был политрук роты А. К. Панкратов. «При штурме монастыря, - говорится в документе, - противник открыл сильный огонь. Левофланговый пулемет противника не давал возможности группе храбрецов во главе с Панкратовым войти в расположение монастыря. Тогда Панкратов вырвался вперед на пулемет, бросил гранату и ранил пулеметчика. Пулемет на время замолчал. Затем снова открыл бешеный огонь. Политрук Панкратов с возгласом «Вперед!» вторично бросился на пулемет и своим телом закрыл губительный огонь противника».

Это был первый из известных ныне в истории Отечественной войны подвиг величайшего самопожертвования, имя которому дал потом Александр Матросов. За свой бессмертный подвиг Александр Константинович Панкратов был удостоен звания Героя Советского Союза. Двадцатичетырехлетний Александр начал войну 22 июня в составе 202-й мотострелковой дивизии, куда в ту пору входил 125-й танковый полк. С середины июля полк выполнял боевые задания армейского и фронтового командования в отрыве от своей дивизии. После обороны Новгорода он, как уже сказано, влился в 28-ю дивизию.

У Панкратова типичная биография поколения того времени. Родился в большой крестьянской семье в Вологодской области. После окончания семилетки стал электромонтером, потом на заводе «Северный коммунар» окончил ФЗУ и работал токарем паровозоремонтного завода, где вступил в комсомол, был комсоргом цеха, затем мастером механического участка. С октября 1938 года - в рядах Красной Армии. Как отличник боевой учебы был направлен в военно-политическое училище. В апреле 1940 года ему вручили партбилет. С января 1941 года началась его служба политруком роты в 202-й дивизии.

Ныне у моста через Малый Волховец, на шоссе Москва - Ленинград установлен в память Панкратова обелиск. В Новгороде и Вологде есть улицы, носящие его имя. На новгородских заводах лучшим бригадам присваивается, наряду с именами других героев войны, и его имя.

Но вернемся к событиям в районе Кириллова монастыря. Воодушевленные героическим поступком Панкратова, наступающие прорвались в пределы монастыря, однако силы были неравные. Бои здесь шли и на следующий день. Штурм монастыря возглавил и был ранен военком 55-го полка батальонный комиссар Н. В. Морозов, и ранее не раз водивший в атаки батальоны полка. Тяжело ранило в этом бою и бесстрашного младшего политрука А. Л. Пальцева.

Многие бойцы и командиры 125-го полка показали воинскую доблесть. Командир роты коммунист Барышин и политрук Булкин пали смертью храбрых, ведя свои подразделения в атаку. Их заменил парторг Юшин и хотя был ранен, но продолжал вести роту на врага. Беззаветно сражались с фашистами командир батальона старший лейтенант Степанов, старшина Баранов, комсомольцы красноармейцы Бондарь, Воробьев, Ерышев, Морвин, Мордасов...

Исчерпав все свои ограниченные возможности, соединения Новгородской армейской группы 28-29 августа 1941 года перешли к обороне по восточному берегу Волхова и Малого Волховца на рубеже Дубровка - устье реки Волхова. Ее части отбивали попытки врага форсировать Малый Волховец, совершенствовали свой участок обороны, вели многочисленные разведывательные поиски.

С этой целью не раз проникал в тактический тыл противника 119-й отдельный разведывательный батальон штаба НАГ, костяк которого составляли ленинградские добровольцы - политбойцы. Был среди них и заместитель политрука, уроженец поселка Парфино, молодой коммунист Константин Спиров. Он воевал отважно, награжден двумя боевыми орденами. Закончил войну старшим инструктором политуправления 2-го Украинского фронта. Полковник К. В. Спиров многие годы является старшим преподавателем Военной академии Генерального штаба, он кандидат философских наук, доцент.

Посетивший наш фронт осенью 1941 года писатель Петр Павленко побывал на участке обороны 3-й танковой дивизии и написал очерк «В новгородских лесах». Есть там такие строки: «Весь обширный Новгородский край и район озера Ильмень объявлены немцами давно' оккупированными. Три дня назад я был на озере Ильмень. Места эти немцы считают занятыми, а наши войска до сих пор действуют здесь. Всюду идет борьба не на жизнь, а на смерть».

«И МЫ ВРОСЛИ В ХОЛМЫ ВАЛДАЯ...»

Чтобы отрезать Ленинград с юга, фашистское  командование поставило своей 16-й армии задачу выйти на железную дорогу Москва - Ленинград, С этой целью в конце августа 1941 года противник начал наступление. Острие удара направлялось на важный железнодорожный узел - станцию Бологое. Из района Холма враг двигался на Молвотицы, Демянск, из района станции Пола - на Валдай.

Положение войск нашего фронта осложнялось острой нехваткой танков, артиллерии, боеприпасов, снаряжения. Соединения были обескровлены, люди до крайности утомлены. В такой сложной ситуации Ставка 23 августа приказала вступить в командование войсками фронта генерал-лейтенанту П. А. Курочкину, ранее прибывшему сюда в качестве ее представителя. Ставка потребовала любой ценой удержать Валдайскую возвышенность, имеющую важнейшее стратегическое значение.

Понадобились немалые усилия командования, штабов, политорганов, чтобы оперативно маневрировать силами, выдвигая на наиболее угрожаемые участки самые боеспособные соединения. Это были сильные духом солдаты, прошедшие боевой путь от самой границы.

Об упорных боях за Валдайскую возвышенность, о стойкости и мужестве защитников этого живописнейшего края России хорошо сказал поэт-фронтовик Юрий Мельников:

Горячим пеплом обдавая,

Горела рожь, дымилась гать...

И мы вросли в холмы Валдая,

Вросли, чтоб намертво стоять!

Битва усилилась с 1 сентября, когда противник из района Холма выступил против 27-й армии. Нацелив не менее двух пехотных дивизий вдоль шоссе на Аполец, он потеснил наши ослабевшие 23, 188 и 256-ю стрелковые дивизии и занял Каменку, Четовизшо, Пустошку, Тухомичи. Соединения армии начали отход в направлении на Молвотицы - Осташков.

Фашистам удалось прорваться в тылы 33-й дивизии. В районе деревень Дягилево, Горшковицы, Сухая Ветошь, Лобаново она вела тяжелые бои в условиях окружения. В одном из донесений тех дней сказано: «Только в... бою под Горшковицами части дивизии уничтожили 23 танка, 31 автомашину, 2 артиллерийские батареи и много живой силы противника. Геройский подвиг совершил командир батареи лейтенант Николай Бычковский под Молвотицами. Он лично выкатил орудие на открытую позицию и под градом вражеских пуль и снарядов расстрелял прямой наводкой 6 танков и много пехоты противника. Погиб сам, но с поля боя не ушел».

Попал в окружение и прославленный 523-й полк 188-й стрелковой дивизии. Однако он не дрогнул и под командованием боевого и храброго майора И. И. Бурлакина соединился с 33-й дивизией. А 9 сентября, вместе с другими частями, полк прорвал кольцо и, ведя арьергардный бой, дал возможность силам 27-й армии отойти на новый рубеж.

Тяжкая доля выпала 5-й стрелковой дивизии полковника А. И. Светлякова. В районе Крутых Ручьев и на пути отхода к Молвотицам и Осташкову она беспрерывно отбивалась от врага. Несколько позже эту дивизию срочно перебросят под Калинин. Но прежде, на проходе между озерами Селигер и Стерж, произошел такой случай.

Когда отходил сюда измотанный боями 124-й полк подполковника И. Г. Шмакова, воины его, к своему удивлению, увидели несколько тысяч ярославских и калининских студенток, чьими руками сооружался оборонительный рубеж на подступах к Осташкову. Так невольно бойцы стали ответственными за жизнь девушек. Полк упорно сдерживал противника, пока не были выведены из угрожаемого района все, кто возводил здесь доты и дзоты, окопы и противотанковые рвы. Добрым словом вспоминали их потом воины фронта, в конце сентября остановившие врага в районе Осташкова.

Неприятель бросал в бой все новые силы. 7 сентября три его пехотные дивизии, поддерживаемые танками, начали атаки в стык 34-й и 11-й армий - в направлении на Туганово, Сорокино, Вязовку.

Нажим врага особенно ощущал правый фланг 34-й армии, сражавшейся в центре фронта. В ожесточенных боях, длившихся несколько дней, наши войска показали умение вести активную оборону.

В этот период фашисты нередко использовали авиадесанты. Такой десант был выброшен и в тылу 183-й дивизии 11-й армии. Ему удалось перерезать большак Лужно - Демянск, взять Горшковицы, Иловку, Ямник и обойти дивизию с флангов. Воспользовавшись отходом дивизии, противник выдвинулся в район Сорокина.

А тем временем три пехотные дивизии противника, имея превосходство в огневой мощи, продолжали движение на Молвотицы, Демянск. В течение 8 сентября упорно защищали Демянск, переходя в контратаки, незначительные силы 23-й и 188-й стрелковых дивизий, 3-й полк НКВД и сводный отряд штаба 27-й армии. К исходу дня наши заняли оборону на высотах у деревни Пески. В тот же день фашисты выбросили авиадесант в Черный Ручей, одновременно подвижными группами танков и мотопехоты овладели шоссе Демянск - Лужно - Лычково.

Атакуемая с фронта и с флангов, имея у себя в тылу прорвавшуюся группировку в районе Демянска, Лычкова, 34-я армия не сумела организовать отпор врагу и начала выход из боя отдельными довольно крупными отрядами. Это резко осложнило оперативную обстановку для всего фронта. Танки и мотострелковые части гитлеровцев прорвались к станции Лычково. Возникла угроза городу Валдаю.

В район Лычкова была спешно переброшена 202-я, теперь уже стрелковая дивизия. На рубеже Лычково - Выдерка она преградила путь врагу. И дрались ее воины с отчаянной решимостью, словно и не было всего, что им довелось испытать незадолго до этого. А случилось вот что. 24 августа на реке Поле и у одноименной станции поредевшее соединение приняло на себя удар полнокровной пехотной дивизии врага, поддержанной 15 танками. Атаки следовали одна за другой, и наша дивизия оказалась в окружении. Соседние части отошли, связь со штабом армии оборвалась, боеприпасы иссякли, продовольствия и медикаментов не хватало.

В столь тяжелой обстановке комдив полковник С. Г. Штыков и военком полковой комиссар С. Ф. Хвалей сумели поднять дух личного состава и выполнить боевую задачу. Тридцать километров преодолели люди по болотной топи, из них половину по специально проложенной лежневке. А проводниками были местные партизаны. Через шесть суток в полном составе, сохранив все вооружение, технику, дивизия вышла из кольца.

Каким же запасом сил и мужества надо было обладать, чтобы после этого на новом рубеже успешно отразить яростные атаки гитлеровцев, которые так и не смогли прорваться к Валдаю!

В составе войск фронта была 30-я отдельная железнодорожная бригада, которой командовал генерал-майор технических войск Д. А. Лебедев, а с декабря 1941 года - полковник М. Л. Карноухов. Иногда боевая обстановка заставляла воинов-железнодорожников браться за оружие. Так было в районах Парфина, Полы, Беглова. Трое суток 37-й восстановительный батальон капитана В. А. Николаева держал оборону на восточном берегу Ловати у захваченного гитлеровцами железнодорожного моста. Командир роты лейтенант Д. А. Лосев сумел взорвать мост под огнем врага: Этот подвиг был отмечен орденом Красного Знамени. Проявил при этом исключительную доблесть и был удостоен ордена Ленина подрывник сержант роты С. Г. Коростелев. Бойцам 37-го батальона снова пришлось окопаться у станции Лычково и до подхода пехоты отражать вражеские атаки, прикрывая дорогу на Валдай.

Активной обороной измотав силы противника, 27-я армия попыталась вернуть Демянск. Ее усилили 28-й дивизией, снятой из-под Новгорода. К исходу 9 сентября 28-я и 23-я дивизии, взаимодействуя с некоторыми частями 34-й армии, начали наступление. Знаменитая 28-я потеснила врага и заняла Скобово, Шишково, а на другой день - Малые Луки, Намещи. Продолжить наступление не хватило сил, дивизия заняла оборону у деревень Усадьба, Гибно и несколько дней вела упорные бои.

Тут ожидало дивизию новое испытание: противник зашел ей во фланги. Местные проводники шесть дней и ночей вели ее в направлении Филипповой Горы. Тяжелый переход окончился полной удачей. Усиленная 117-м стрелковым полком и 3-м полком НКВД, дивизия заняла оборону на рубеже Селигер - Полонец. Несколько раньше к озеру вышли и остальные соединения 27-й армии.

Оперативная обстановка на фронте по-прежнему была сложной. Боевые действия проходили в полосе шириной до 300 километров. Соединения 11-й и 27-й армий напрягали все силы, чтобы создать прочную оборону. Ослабевшие части 34-й армии вели упорные бои. 12 сентября армия закончила перегруппировку и силами 262-й и 245-й стрелковых дивизий организовала оборону восточнее Кирилловщины, Злодарей и в районе Мирохны. Вышедшие из окружения 163-я мотострелковая, 257-я и 259-я стрелковые дивизии неотложно нуждались в доукомплектовании.

Особенно острой оставалась ситуация под Лычковом. Враг здесь наращивал силу удара и продолжал рваться к Валдаю. Сюда была переброшена 84-я стрелковая дивизия генерал-майора П. И. Фоменко (без 41-го полка). Полки ее, совершив 90-километровый марш из-под Новгорода, где до этого вели успешные бои, 12 сентября с ходу атаковали противника на участке Лычково - Ильина Нива.

Враг был выбит из Белого Бора, яростно сопротивлявшийся батальон противника полностью уничтожен. При этом многие красноармейцы и командиры проявили героизм. Как отмечено в донесении, «командир 201-го сп майор Д. П. Лихоманов не раз водил своих бойцов в атаку, воодушевляя всех личным примером героизма. Коммунист старший сержант Гафуров, ворвавшись в немецкие окопы, заколол штыком семь солдат и двух офицеров и обеспечил тем самым выполнение боевой задачи. Красноармеец т. Твердохлеб огнем из своего пулемета истребил в одном бою 40 фашистов».

Ратный подвиг совершила 15 сентября медсестра санбата этой дивизии латышка Тамара Калнин, сопровождавшая в армейский госпиталь машину с ранеными. Почти сразу же по выезде из медсанбата на приспособленную для перевозки раненых крытую грузовую машину напали вражеские самолеты. Шофер погиб за рулем, вспыхнул бак с бензином, на Тамаре загорелась шинель. 17-летняя девушка, не думая о себе, бросилась к кузову спасать тяжелораненых. К ней на помощь подоспели из медсанбата. Раненые были выручены из беды, но Тамара Калнин получила тяжелые ожоги. За проявленный героизм она была посмертно награждена орденом Ленина.

В последней декаде сентября войска фронта не только оборонялись, но и предприняли силами 11-й и 27-й армий наступательные операции с целью предотвратить прорыв врага на Бологое.

В двадцатых числах сентября на наш фронт прибыла с Дальнего Востока старейшая в Красной Армии 26-я Златоустовская Краснознаменная стрелковая дивизия полковника П. Г. Кузнецова. Вошла в состав фронта и 8-я танковая бригада, сформированная из уже обстрелянных танкистов. Она имела несколько машин КВ, изготовленных в Ленинграде, а их экипажи были из добровольцев - рабочих Кировского завода. Возглавлял бригаду полковник П. А. Ротмистров, участник гражданской войны. Он отличился еще при ликвидации кронштадтского мятежа, за что был награжден орденом Красного Знамени. Отечественную войну встретил на Северо-Западном фронте в качестве начальника штаба 3-го механизированного корпуса.

Силами этих соединений 11-я армия 24 сентября нанесла упреждающий удар по демянской группировке противника. 26-й дивизии при поддержке танкистов 8-й бригады предстояло овладеть деревнями Красея и Черный Ручей, а затем развивать удар в направлении на Лужно.

В первый же день наступления сильный фланговый огонь вражеского пулемета прижал к земле одну из рот 312-го Новгородского стрелкового полка. Только подвиг мог спасти положение. И тогда «Николай Сосновский, - говорится в документе, - решился на величайший акт самопожертвования. Вырвавшись вперед, он бросился к дзоту врага и своим телом закрыл его амбразуру. Герой погиб, но дал возможность бойцам взять дзот».

Бессмертный подвиг комсомольца Сосновского вошел в историю 312-го, того знаменитого полка, который в Отечественную войну 1812 года именовался 4-м Копорским мушкетерским и отличился в битве на Бородинском поле. В дни Октябрьской революции полк был переименован в Новгородский.

Вспоминая сентябрьские дни 1941 года, бывший военком дивизии генерал-майор В. Д. Шабанов рассказывал:

- Мы прибыли на Северо-Западный полные решимости громить врага. В суровых испытаниях необстрелянные воины не дрогнули, быстро набрались боевого опыта. Дальневосточники проявили массовый героизм. Понесли мы тогда и тяжелые потери. Под Лужно потеряли любимого бойцами отважного командира 87-го полка подполковника С. И. Михеева и многих других преданных сынов нашей Родины.

Несколько слов о самом генерале. В 1942 году он был выдвинут на должность начальника политотдела 11-й армии, где сразу же завоевал симпатии широтой мышления, вниманием к людям. Последние годы своей жизни Василий Дмитриевич отдал военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения, был активным членом нашего фронтового братства.

Но вернемся к ходу сентябрьских боев. Оборонительная операция войск фронта на демянском направлении против 16-й армии и 3-й танковой группы завершилась 26 сентября. Войска 11, 34 и 27-й армий прочно закрепились на линии озеро Ильмень - Лычково - озеро Велье - озеро Селигер - озеро Волго. Наступление врага было окончательно остановлено. Он вынужден был перейти к обороне. Значение этого крупного военного успеха трудно переоценить.

В достижении его сыграли немалую роль инженерные войска, которыми командовал опытный специалист, участник гражданской войны генерал В. Ф. Зотов. Они выполнили значительную часть работ по оборудованию оборонительных рубежей, усилив их мощными заграждениями. Чтобы восполнить острую нехватку в минах, в городах Боровичи и Вышний Волочек было срочно налажено изготовление деревянных коробок для мин, которые потом начинялись саперами.

Войска фронта, ведя активную оборону, осуществляли отдельные наступательные операции. 29 сентября в составе войск 34-й армии 163-я стрелковая дивизия полковника Г. П. Котова, ранее именовавшаяся мотострелковой, двумя батальонами овладела селением Крутики, где до этого шли безуспешные для нас бои. Первым ворвался туда взвод разведки под командованием комсомольца лейтенанта Семена Львовского. Отважные разведчики, среди которых особо отличились шахтеры Донбасса, коммунисты и комсомольцы Василий Труба, Григорий Вареня, Андрей Приходько, Николай Волков, Ной Гегечкори, Серикбай Байболов, Израил Водовозов, семь часов стойко защищали захваченный рубеж и своим героизмом обеспечили выполнение боевой задачи. Командир взвода С. И. Львовский получил несколько ранений, но продолжал руководить боем до подхода подкреплений. За этот подвиг он был награжден орденом Ленина.

Но и противник на ряде участков пытался наступать. В конце сентября и начале октября он несколько раз намеревался прорваться к Валдаю на участке обороны 84-й стрелковой дивизии в районе станции Лычково. Однако с активной помощью 8-й танковой бригады эта угроза была ликвидирована, причем применили здесь военную хитрость.

«Решили... - читаем в мемуарах «С верой в победу» бывшего командира 8-го танкового полка генерал-майора А. В. Егорова, - выделить один танк и шесть тракторов, направить их в ложный район перегруппировки на правый фланг. Туда же выдвинули стрелковую роту... С наступлением темноты танки и тракторы, с которых... предусмотрительно сняли глушители, начали курсировать по лесу недалеко от переднего края... Под этот шум мы скрытно перегруппировали танковые батальоны на левый фланг, где наутро должна была начаться контратака».

Маневр удался: фашисты ожидали удар в одном месте, а он был нанесен в другом. Бойцы 201-го стрелкового полка 84-й дивизии во главе с бесстрашным командиром майором Д. П. Лихомановым при поддержке танков ворвались даже на станцию Лычково. В этом бою храбро действовал командир пулеметного взвода комсомолец лейтенант Евдоким Ермишин. Своими пулеметами он подавил вражеские огневые точки и обеспечил продвижение пехотинцев. В дальнейшем Е. Д. Ермишин стал комбатом, а затем, уже во время боев за Украину,- командиром того же полка, с которым прошел весь боевой путь.

Горячих схваток было немало и на левом крыле фронта в полосе 27-й армии. 28-я танковая (фактически без танков) отражала попытки врага переправиться через Селигер в направлении на Зыковщину, вела упорные бои за Городилово. Ей удалось захватить деревню Велье Демянского района.

Второго октября 33-я дивизия полковника А. К. Макарьева форсировала озеро Селигер и освободила десять населенных пунктов, в том числе Залесье. Частью сил армия вела наступательные бои на рубеже Подберезка - Осинушка - Жабье - Мошенка. В одном из этих боев рядовой 23-й стрелковой дивизии комсомолец А. К. Тутарев, обнаружив в блиндаже под домом трех вражеских автоматчиков, смело вступил в единоборство с ними и всех троих заколол штыком. Будучи сам ранен, вынес с поля боя раненого боевого побратима.

Однажды наша воздушная разведка обнаружила в районе Осинушек батареи дальнобойной артиллерии. Комдив И. Д. Черняховский направил в тыл врага диверсионную группу. Ее возглавил ветеран 28-й дивизии отважный заместитель политрука роты И. М. Жадан, до войны шахтер Донбасса, принятый на фронте в ряды партии. Ночью разведчики миновали оборону противника. Они несли на себе станковые пулеметы, взрывчатку, ручные гранаты, бутылки с зажигательной смесью. В десяти - двенадцати километрах от переднего края отряд из засады уничтожил колонну солдат, захватил четырех «языков». На пленных перегрузили боеприпасы и вновь двинулись в путь. На вторую ночь подошли к тяжелым гаубицам. Уточнив с помощью местных жителей обстановку, часть разведчиков бесшумно проникла к огневым позициям и истребила прислугу, а Иван Жадан с несколькими автоматчиками в штабной избе уничтожил всех офицеров. Завершив рейд, без потерь вернулись к своим.

Ощутимый урон врагу наносили военно-воздушные силы фронта. Хотя превосходство в воздухе было еще за фашистами, наши летчики отважно вступали в неравные воздушные бои, нанося удары по танкам и мотопехоте, артиллерии и аэродромам противника. Только в конце августа и в первых числах сентября 514-й пикирующий бомбардировочный, 288-й штурмовой и 402-й истребительный фронтовые авиационные полки массированным ударом по двум вражеским аэродромам уничтожили 74 самолета.

Летчики 288-го штурмового полка под командованием майора И. В. Дельнова в сентябре совершили свыше 30 успешных атак. В полку выделялись своим мастерством комсомольцы летчики А. А. Носов и П. М. Марютин, в числе первых на Северо-Западном фронте удостоенные звания Героя Советского Союза.

Старший лейтенант Петр Марютин в сентябре 42 раза вылетал на штурмовку врага. 10 сентября, возвращаясь с задания без боеприпасов, был атакован двумя вражескими истребителями. Маневрируя и подставляя фашистам защищенные броней части самолета, он добрался до своего аэродрома. «Самолет получил до 500 пробоин, была выведена из строя пневмосистема подъема и выпуска шасси, разбит на 50 процентов руль поворота и киль, был заклинен руль глубины и проч.». Эти строки из донесения раскрывают волевой характер летчика, его исключительную храбрость, выдержку, мастерство. Петра Матвеевича Марютина называли рыцарем воздушных атак. Ныне полковник Марютин - почетный гражданин Старой Руссы (сам он родом из Брянской области) .

На Северо-Западном фронте в конце июля 1941 года началась боевая летопись 402-го истребительного полка особого назначения. Он состоял из добровольцев - летчиков-испытателей. Возглавлял его известный до войны испытатель, замечательный мастер высшего пилотажа майор К. А. Груздев; военкомом был батальонный комиссар С. Ф. Пономарев, душа и совесть полка. Только за месяц участия в боях полк уничтожил 51 вражеский самолет.

Боевой счет открыл майор Груздев, сбив первый «мессершмитт». Дерзновенно воевали капитаны Григорий Бахчиванджи, в апреле 1973 года посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, и Борис Бородай, старшие лейтенанты Николай Кривяков, Михаил Чуносов, Константин Шадрин и другие летчики полка.

Уже в 1941 году весь фронт знал о подвигах бесстрашного комиссара 1-й эскадрильи, а затем и всего 260-го пикирующего бомбардировочного авиаполка батальонного комиссара Г. А. Таряника. Боевой счет он открыл в первый день войны, 90 раз водил свою эскадрилью в бой, не зная поражений. В числе первых на Северо-Западном фронте Григорий Аверьянович стал Героем Советского Союза.

В те тяжелые для Родины дни пришла боевая слава и к П. В. Беликову, Г. К Бойко, Д. В. Майскому, Ф. Н. Орлову, Б. И. Шишкину, В. П. Погорелову, В. С. Романенко, И. В. Стружкину - летчикам, ставшим на Северо-Западном фронте Героями Советского Союза.

Осенью сорок первого .года бессмертной славой покрыл себя летчик 38-го истребительного авиаполка Аристотель Кавтарадзе. Вот что писала о нем 24 сентября 1941 года газета «Сталинский сокол»: «Он поднялся навстречу немецким истребителям, неожиданно напавшим на аэродром в то время, как самолеты заправлялись горючим, вернувшись с боевого задания. Вступив в бой один против нескольких «мессершмиттов», он таранил ведущего, остальные, видя гибель своего вожака, разбежались».

Лейтенант Кавтарадзе до последнего мгновения был мужественным и решительным. Он погиб, спасая своих товарищей.

Успешно сражались в небе летчики 2-й эскадрильи 12-го истребительного авиаполка. 24 сентября в районе Запрудно, Грязной, Новинки при штурмовке наземных войск группа истребителей во главе с командиром эскадрильи коммунистом майором И. М. Дзюбой завязала воздушный бой с двенадцатью Ме-110. Наши соколы сбили три самолета, в том числе одного сразил Дзюба. Это была его третья победа на протяжении одного месяца. Потом были и другие. Летом 1942 года его грудь украсила звезда Героя Советского Союза. В первом послевоенном воздушном параде реактивных самолетов украинец И. М. Дзюба был среди тех, кто поразил москвичей своим высоким летным мастерством.

Сентябрьское наступление ряда соединений фронта не принесло тактического успеха, но эти довольно сильные удары имели важное оперативное значение - они сорвали замыслы врага. Как подтверждает гитлеровский генерал Курт Типпельскирх, эти действия сковали войска на южном крыле группы армий «Север» и не позволили немецкому командованию перебросить оттуда ни одного солдата под Ленинград.

Таким образом, наш фронт активно содействовал героическим защитникам города Ленина, которые с 8 сентября уже находились в условиях блокады. Их стойкое сопротивление привело к тому, что 23 сентября фронт под Ленинградом стабилизировался, гитлеровцы отказались от дальнейших попыток захвата города штурмом.

Не удалось противнику осуществить и прорыв к Москве на смоленском направлении. Более двух месяцев длилось знаменитое Смоленское сражение, которое завершилось 10 сентября. Войска Северо-Западного, Западного, Резервного и Брянского фронтов, прикрывавшие центральное стратегическое направление, находясь на линии западнее Осташкова, Андреаполя, Марковского, Ярцева, Ельни, реки Десны, своей упорной обороной и сильными контрударами вынудили противника перейти к обороне и заняться перегруппировкой.

30 сентября начался оборонительный период великой битвы под Москвой.

ОКТЯБРЬ - ДЕКАБРЬ СОРОК ПЕРВОГО

Военные сводки октябрьских дней были весьма тревожными. 2 октября развернулись ожесточенные оборонительные бои Западного и Резервного фронтов на ржевском и вяземском направлениях. 5 октября войска правого крыла Западного фронта начали отход к Осташкову и Селижарову. Появилось калининское оперативное направление, которое являлось частью московского стратегического. Прорвав нашу оборону, враг устремился к городу Калинину, и его моторизованные части 14 октября ворвались в город, фактически не готовый к обороне.

16 октября правее нашего фронта войска 16-й немецкой армии перешли в наступление против 4-й и 52-й армий, которыми командовали генерал-лейтенанты В. Ф. Яковлев и Н. К. Клыков. Главный удар враг нанес на Грузино, Будогощь, Тихвин, Лодейное Поле, а вспомогательный - на Малую Вишеру, чтобы соединиться с финскими войсками на реке Свири и тем самым, полностью блокировать Ленинград. Гитлеровцы были убеждены в том, что это обстоятельство заставит защитников города капитулировать. Одновременно ставилась задача - окружить войска 54-й армии, действовавшей к западу от реки Волхова.

Днем позже, 17 октября, группа армий «Север» предприняла еще одну попытку прорыва к Валдаю, Яжелбицам с целью овладеть большим отрезком шоссе Москва - Ленинград и развивать операцию дальше. Противник собирался оттеснить войска Северо-Западного фронта восточнее Ильменя и сомкнуть разделенные озером северный и южный фланги 16-й армии.

В направлении стыка 11-й и 34-й армий враг бросил в бой крупные силы. Фашисты овладели деревней Лобаново и начали развивать действия в сторону Валдая.

Не было предела злодеяниям гитлеровцев. Вклинившись в боевые порядки 245-й стрелковой дивизии, где они нанесли главный удар, и оттеснив часть ее сил к озеру Пестовское, они захватили в плен раненых, больных и медперсонал 898-го стрелкового полка, размещенных в деревне Исаково.

На следующий день фашистские головорезы, трусливо прикрываясь военнопленными, пошли в атаку. Все ближе и ближе пленные, а позади них маячат фигуры врага. Как быть? «И тогда, - рассказывал мне бывший инструктор по пропаганде полка подполковник И. В. Рощин, - комиссар полка старший политрук Колесниченко поднялся впереди своих бойцов, и мы без выстрелов, с раскатистым «ура» бросились навстречу фашистам. Они были настолько ошеломлены нашей контратакой, что в панике повернули назад. Мы отбили пленных и захватили трофеи».

Вражеские войска натолкнулись на стойкое сопротивление наших соединений, которые тринадцать суток вели ожесточенные бои на рубеже Белый Бор - Ильина Нива и восточнее Лобанова, проявив небывалое упорство, выдержку и готовность к самопожертвованию, причем наши части стремились окружать фашистов, и если они не сдавались, то полностью их уничтожали. Так было с батальоном противника, прорвавшимся в Холмы. Наиболее упорные схватки были в районе Лобанова, где враг понес огромные потери. Выбит он был из деревни Пестово, а впоследствии - из Велье.

Находясь на стыке ленинградского и московского стратегических направлений, войска фронта удержали Валдайскую гряду.

На привокзальной площади Валдая в 1976 году при содействии фронтового совета ветеранов была установлена на пьедестале боевая пушка, а на гранитной плите выбита выразительная надпись: «Здесь, на земле Валдайской, в сорок первом войска Северо-Западного фронта, вступая в бой за каждую высотку, в воде по грудь, в болотах по колено, остановили полчища фашистов. Здесь каждый день мы совершали подвиг. Здесь крепли наше мужество и сила. Здесь зрели зерна будущей победы». Автор этих слов - наш однополчанин, поэт Михаил Матусовский.

Воины фронта могли гордиться тем, что они отстояли Валдайские высоты. В то же время они с тревогой следили за сводками Совинформбюро. Были к тому веские причины. 18 октября гитлеровские войска прорвали оборону на можайском направлении, и фронт стал быстро приближаться к столице. В Москве было объявлено осадное положение.

Беспокойство вызывала в связи со взятием города Калинина и реальная угроза выхода неприятеля в глубокий тыл нашего фронта. Экстренно была сформирована оперативная группа войск во главе с начальником штаба фронта генерал-лейтенантом Н. Ф. Ватутиным. Комиссаром был назначен заместитель начальника политуправления полковой комиссар В. Н. Глазунов. Группе предстояло прикрывать левое крыло фронта в направлении на Торжок и Калинин, где события развивались стремительно. Захватив Калинин, враг начал наступать вдоль шоссе Москва - Ленинград на Торжок.

Все решало время. И тут произошло, казалось бы, невозможное. Включенные в оперативную группу 8-я танковая бригада полковника П. А. Ротмистрова и 46-й мотоциклетный полк майора В. М. Федорченко за. сутки совершили двухсоткилометровый марш. Уже днем 15 октября у деревни Каликино (шесть километров северо-западнее Калинина) их главные силы завязали встречный бой. В четырехчасовой ожесточенной схватке они сорвали намерение противника выйти к Торжку и нанесли ему такие потери, что он вынужден был отступить к Калинину.

До 19 октября танкисты и мотоциклисты, ожидая подхода стрелковых частей, сдерживали натиск врага. Хотя ему и удалось несколько продвинуться, но в Торжок он так и не прорвался.

В последующие дни октября оперативная группа генерала Ватутина контрударом в районе Медного полностью сорвала замысел гитлеровцев. Умело используя внезапность и выход к наступающему противнику с фланга, решительными действиями танкистов, 183-й и 185-й стрелковых дивизий генерал-майора К. В. Комиссарова и полковника К. Н. Виндушева, фронтового отряда подполковника Г. С. Лукьянченко, авиации, саперов под общим командованием полковника И. Ф. Федорова и других приданных подразделений, враг был вначале выбит из районного центра Медное, а затем прорвавшаяся сюда группировка была разгромлена. При этом наши войска освободили из плена триста советских воинов и захватили большие трофеи.

Пример исключительной доблести, самоотверженности и верности Родине показал экипаж танка сержанта Ивана Костюченко. В ходе боя за Медное в машину угодил крупнокалиберный снаряд. Фашисты тут же окружили ее. Подпустив их поближе, танкисты открыли огонь из пулеметов. Воины отбивались до последнего снаряда и патрона. Гитлеровцы предложили экипажу сдаться в плен, но советские патриоты отвергли это предложение. В бессильной ярости фашисты обложили танк соломой и хворостом и на глазах согнанных местных жителей подожгли машину. В ответ, как сказал потом поэт-танкист В. Дуров, «сквозь огонь взметнулся звонко, гордо „Интернационал"...»

Гитлеровцы хвастались в разбросанных листовках, что 25 октября войдут в Торжок. Но стойкость советских воинов опрокинула расчеты врага. Совместными действиями Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов вражеский план обойти Москву с северо-запада и севера был сорван.

Со второй половины октября не прекращались ожесточенные бои на маловишерском направлении. Войска 52-й армии 22 октября вынуждены были оставить Большую Вишеру, а на другой день - Будогощь. Но наступательные возможности врага истощились, и к 27 октября он был остановлен на рубеже реки Малой Вишеры. Фашистам не удалось и с этого направления прорваться к станции Бологое.

Войска 54-й и 4-й армий предприняли 1 ноября контрудар по группировке врага с целью восстановить оборону на рубеже Будогощь - Грузино, но успеха не достигли. 5 ноября гитлеровцы возобновили наступление на тихвинском направлении. Хотя враг и был через три дня остановлен, Тихвин оказался в его руках. Положение блокированного Ленинграда еще более ухудшилось: он лишился единственной железной дороги, связывавшей город с тылом страны.

В этой обстановке совершенно неожиданно прозвучало сообщение о состоявшихся в прифронтовой Москве традиционном торжественном собрании в честь 24-й годовщины Великого Октября и параде войск на Красной площади. Центральные и все красноармейские газеты фронта с отчетом об этих исторических событиях 6 и 7 ноября переходили из рук в руки. Эта весть была воспринята на фронте и в тылу с огромным подъемом. И хотя гитлеровские полчища еще продолжали приближаться к Москве, все более крепла уверенность в том, что враг будет остановлен.

В тревожной обстановке тех дней порадовало сообщение о том, что 20 ноября справа от нашего фронта 52-я армия сломила сопротивление гитлеровцев и выбила их из Малой Вишеры.

Сводки того времени по Северо-Западному фронту были намного скромнее. Войска вели активную оборону, засылали во вражеский тыл многочисленные истребительные отряды. Первые такие отряды появились еще в ходе июльских боев. Они подчинялись непосредственно штабу фронта, имелись в каждой армии и дивизии. Состояли они из добровольцев, наиболее физически выносливых, в военном отношении подготовленных и опытных.

В составе Новгородской армейской группы (НАГ) на левом фланге стояла в обороне в районе Селищ, Поддубья, Подмошья, Горнецкого 25-я кавалерийская дивизия генерал-майора Н. И. Гусева, того самого, который в 1942 году на Волховском фронте стал командиром кавалерийского корпуса. Отсюда дивизия направляла в рейд за линию фронта одновременно четыре - шесть отрядов по 20-30 человек в каждом. Опыт их эффективных совместных ударов был обобщен штабом фронта и политуправлением и ставился в пример.

С 10 по 15 ноября истребительные отряды штаба фронта под началом Бирюкова, Вишнякова, Ленского и отряды НАГ подвергли удару вражеские гарнизоны в деревнях Русса и Посад. Они уничтожили там и в районе Оттенского большое количество солдат и офицеров и много военного имущества и вооружения. Особенно досталось испанцам из так называемой «голубой дивизии», которую гитлеровское командование в первой половине октября бросило на наш фронт, чтобы восполнить свои огромные потери.

Действия истребительных отрядов сорвали подготавливаемое противником крупное наступление на правом фланге НАГ. На восточных подступах к Новгороду враг также не смог добиться каких-либо результатов: оборона тут была неприступной. Большая заслуга в этом принадлежала артиллеристам, особенно 448-го пушечного полка. В октябре и ноябре они уничтожили много военных объектов, транспорта и живой силы противника.

По показаниям пленного было установлено, что в одном из зданий Новгорода фашистское командование собирается провести совещание своих старост. Артиллеристы 448-го полка подготовили данные и в момент совещания дали несколько залпов по этому зданию. «После второго залпа 9-й батареи (командир лейтенант Н. Л. Гульдяшев) отмечены прямые попадания в цель, дом был разрушен. Эта же батарея 22.11.41 г. разбила казарму в Новгороде, в которой размещались немецкие солдаты... Из четырех выпущенных снарядов три попали в цель».

Фронтовая авиация в ноябре нанесла несколько удачных бомбовых ударов, особенно по военным объектам Новгорода. В наградном листе на присвоение звания Героя Советского Союза командиру отряда 21-й отдельной тяжелой бомбардировочной эскадрильи капитану Ф. Н. Орлову сказано: «Во время бомбометания по г. Новгороду 18.11.41 г. прямым попаданием бомбы в здание было уничтожено 138 фашистских офицеров, за что командующим ВВС СЗФ объявлена благодарность экипажу».

А возникло это задание на основе поступивших в штаб фронта от партизан разведывательных данных о дате и месте большого кутежа фашистских офицеров. Партизаны же подтвердили и результаты налета.

Орлов с первого же дня войны наносил многочисленные удары по врагу. Верный сын чувашского народа коммунист Федот Никитич Орлов за свои подвиги на Северо-Западном фронте был удостоен звания Героя Советского Союза.

Активно поддерживали войска НАГ летчики 514-го пикирующего бомбардировочного авиаполка. Их возглавлял командир звена коммунист старший лейтенант Д. В. Майский, удостоенный в 1942 году звапия Героя Советского Союза.

В состав НАГ еще в сентябре вошла  известная  по прошлым боям 180-я стрелковая дивизия. На протяжении сентября - декабря она вела отдельные наступательные бои, надежно удерживала левый фланг Новгородской группы на рубеже озеро Бабье - Малые Мясницы - Пустынька. Рано утром 3 декабря на участке 42-го стрелкового полка дивизии два вражеских батальона перешли в наступление на высоту у деревни Пустынька, в то время Полавского, а ныне - Парфинского района. Ее обороняла 9-я рота младшего лейтенанта В. В. Смолина, причем линия обороны была растянута по фронту на несколько километров.

Еще под покровом ночи противник обошел участок роты и обрушился на него одновременно с трех сторон. «Пьяные гитлеровцы, - вспоминает бывший заместитель политрука В. А. Храмцов, награжденный за этот бой орденом Красного Знамени, - бежали на нас со звериным криком и улюлюканьем, стреляя на ходу из автоматов трассирующими пулями. Они атаковали нас налегке, без шинелей, не сомневаясь в успехе и считая атаку минутным делом. Чтобы показать, что мы окружены, немцы непрерывно пускали ракеты, образуя их трассами шатер, в центре которого была наша рота». В полуокружении и без поддержки рота девять часов удерживала рубеж, отразив четыре атаки. К подходу подкреплений в ней осталось лишь 30 человек.

Образец героизма и воинского мастерства показал командир взвода старший сержант И. М. Мамедов. Его взвод защищал командный пункт с радиостанцией. Он личным примером воодушевлял бойцов. Выбравшись на бруствер окопа, короткими очередями из автомата расстрелял по врагу четыре диска, бросил в цепи наступающих не менее 30 гранат. Когда же кончились патроны к автомату, вел огонь из трех винтовок, поочередно заряжаемых ранеными радистами. В этом бою старший сержант уничтожил более 70 гитлеровцев, в том числе трех офицеров.

Исрафил Магарамович Мамедов был удостоен звания Героя Советского Союза. Командир роты младший лейтенант В. В. Смолин за умелую организацию боя и личную храбрость награжден орденом Ленина. О выдающемся ратном подвиге Мамедова узнала вся страна. На его боевом опыте воины фронта учились побеждать врага малыми силами. В дальнейшем Исрафил Мамедов вступил в ряды партии, получил офицерское звание и был назначен помощником командира роты. Провоевал до конца войны, трижды ранен. Умер в мае 1946 года. Лейтенант Смолин умер от ран в марте 1942 года.

305-я стрелковая дивизия НАГ 4 декабря после тщательной подготовки повела наступление, чтобы овладеть опорным пунктом противника Посад. Эту деревню, а также Шевелено и Змейско враг занял еще в середине октября, угрожая выходом на переправы реки Меты. В ноябре дивизия дважды, но безуспешно пыталась вернуть эти населенные пункты.

Правый фланг своей Маловишерской группировки на рубеже Посад - Оттенский,- Никитино - Дубровка противник оборонял упорно. К 4 декабря здесь было до шести батальонов 250-й испанской «голубой дивизии». В ходе боя фашисты спешно перебросили сюда подкрепление и несколько раз контратаковали части 305-й дивизии. Но безуспешно. Наша артиллерия, сведенная в группы поддержки пехоты, массированным огнем в ночь на 7 декабря окончательно подавила вражескую огневую систему. Атакующие подразделения умело применяли огонь ротных и батальонных минометов. 1004-й стрелковый полк и 573-й отдельный саперный батальон удачно применили при атаке огневых точек броневые щиты, установленные на 20 самодельных санях.

К трем часам утра 7 декабря Посад полностью был в руках наступающих. Этому успеху предшествовали эффективные действия ночной ближнебомбардировочной авиации. Особенно значительный ущерб зажигательные и фугасные бомбы причинили врагу в Оттенском, почти полностью парализовав там сопротивление. В наступлении активно участвовали истребительные отряды фронта и НАГ.

Девятого декабря 305-я дивизия выбила противника из Никитина, Тигоды, Дубровки, Ситна, продолжая преследовать разгромленные остатки врага в направлении на Шевелево, а также закрепляться на занятых рубежах. В бою за Шевелево 16 декабря комсорг роты автоматчиков 1004-го полка Николай Бойко возглавил роту. Был ранен, но остался в строю. Когда огнем из школьного здания враг преградил путь наступающим, комсомольский вожак, не колеблясь, устремился вперед. Незаметно подобравшись к школе, он метнул гранату в окно. Взрыв разметал фашистов, и автоматчики бросились вперед. Но этот бой для заместителя политрука Николая Васильевича Бойко был последним. За свой яркий подвиг он был посмертно награжден орденом Ленина.

В итоге этого наступления было освобождено 10 населенных пунктов, уничтожено более 1000 вражеских солдат и офицеров, захвачено 19 орудий и много другого вооружения, военного имущества, склады боезапасов и продовольствия.

В том, что восточные подступы к Новгороду, как уже сказано, охранялись надежно, немалая заслуга воинов 3-й танковой дивизии. Своей боевой активностью она не давала врагу покоя. Истребительные отряды и разведгруппы дивизии постоянно пересекали линию фронта.

В декабре совершили успешные рейды в тыл противника три группы истребительного отряда, возглавляемые воентехниками I ранга В. А. Калитовским и Александром Новожиловым, а также известным по предыдущим боям старшим лейтенантом В. В. Платициным.

В июле 1944 года гвардии подполковник В. В. Платицин, будучи командиром танкового батальона, был тяжело ранен. Несмотря на полную потерю зрения, инвалид Отечественной войны 1-й группы Платицин в 1960 году с отличием окончил юридический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и с тех пор успешно применяет свой опыт и знания для укрепления социалистической законности и правопорядка. В 1981 году он стал заслуженным юристом РСФСР. С 1980 года Герой Советского Союза Владимир Васильевич Платицин является почетным гражданином Новгорода.

В 225-й стрелковой дивизии воевал комсомолец В. В. Баталин из деревни Дубовицы Старорусского района. Еще в районе Острова и Пскова лейтенант Баталин со своими танкистами уничтожил 6 вражеских танков. Погиб в январе 1942 года под Новгородом.

В дни оборонительных боев под Новгородом отличился и 3 декабря погиб начальник штаба 3-го понтонно-мостового батальона капитан И. И. Вессели, удостоенный посмертно ордена Ленина. В рядах 3-й танковой дивизии отважно сражался командир роты капитан В. Т. Мухин. Его подвиги также отмечены орденом Ленина. Этой же награды удостоился капитан А. И. Куликов. Отличились и многие другие воины.

Боевой дух наших войск подняли первые успехи зимней кампании 1941/42 года, начавшейся 5 декабря. Этот день вошел в историю Великой Отечественной войны как начало решительного контрнаступления советских войск под Москвой.

Радостные вести поступили 9 декабря об успешных наступательных действиях 4-й Отдельной армии под командованием генерала армии К. А. Мерецкова, которая в этот день освободила город Тихвин. 16 декабря перешла в наступление 52-я армия. Она выбила фашистов из Большой Вишеры, вынудив противника к отходу за реку Волхов. В тот же день войска Калининского фронта освободили город Калинин.

17 декабря под командованием генерала армии К. А. Мерецкова был образован Волховский фронт, в состав которого вошли войска 4, 52, 26-й армий. В подчинение фронту перешла и Новгородская армейская группа. Она была реорганизована в 59-ю армию. Ее возглавил генерал-майор И. Т. Коровников. Вплоть до освобождения ею Новгорода армия держала прочную оборону на восточных подступах к городу, на рубеже рек Волхова и Малого Волховца, озера Ильмень.

В смертельной схватке с фашистской ордой советские воины, до конца верные солдатскому долгу, обогащенные опытом, провожали 1941-и, самый тяжелый год Великой Отечественной.

ФРОНТ ПЕРЕХОДИТ В НАСТУПЛЕНИЕ

Сначала 1942 года фронт пришел в движение. Наступательные бои принесли новые, весьма значительные успехи.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками фронта на зиму две основные цели. Правому крылу силами 11-й армии предстояло овладеть Старой Руссой и, развивая наступление на Дно, Сольцы, с выходом на коммуникации противника, взаимодействуя с частями Волховского фронта, отрезать пути отхода врага со стороны Новгорода и Луги.

В центре войскам 34-й армии ставилась задача сковать силы врага на демянском направлении.

Левое крыло силами 3-й и 4-й ударных армий должно было нанести удар из района Осташкова в направлении на Торопец, Велиж, Рудню с тем, чтобы совместно с войсками Калининского фронта отрезать пути отхода на запад войскам группы армий «Центр», не дать им возможности закрепиться на рубеже Андреаполь - западный берег реки Западная Двина - Ярцево и ударом на Рудню перехватить дороги западнее Смоленска.

Задачи эти были весьма сложны сами по себе. К тому же у фронта не хватало средств, хотя он и был усилен новыми соединениями, пополнен людьми и оружием. Трудности усугублялись исключительно суровой, многоснежной зимой, бездорожьем, что сказывалось на снабжении войск боеприпасами, горючим, продовольствием. Эти трудности во многом перекрывались высоким моральным духом воинов, чему способствовала большая политико-воспитательная работа в войсках. Заряжало энергией и бодростью успешное контрнаступление советских армий под Москвой.

Наступление нашего фронта началось 7 января ударом 11-й армии. 180-я стрелковая дивизия с приданными 29-м и 30-м лыжными батальонами сибиряков, 150-м танковым батальоном, 264-м и 614-м артиллерийскими полками РГК скрытно вышла из района юго-восточного побережья Ильменя к Юрьеву - сильному опорному пункту, в глубину обороны 290-й пехотной дивизии противника. В этом рейде неоценимую помощь оказали разведчики старорусских партизан, возглавляемые В. И. Кухаревым.

Атака застала врага врасплох. В коротком бою гарнизон противника был уничтожен, появились первые пленные и трофеи. Оставив прикрытие, основные силы дивизии двинулись на Парфино и Полу.

Фашисты попытались вернуть Юрьево, но сломить сопротивление его защитников не смогли. Самоотверженно перенес трудности боя сражавшийся на рубеже реки Полы 86-й полк майора А. И. Кащеева (военком - старший батальонный комиссар М. А. Бусыгин). Противник перерезал дороги, и бойцам несколько дней пришлось драться в отрыве от главных сил дивизии. Продукты и боеприпасы доставляла авиация, помогли и партизаны. Воины 33-го саперного батальона дивизии и приданного ей 38-го отдельного инженерного батальона, расчищая лесные завалы, разминируя дороги, обеспечили прохождение пехоты, танков и артиллерии. За семь суток боев были сняты тысячи вражеских противопехотных и противотанковых мин, укреплен лед на реках для прохода танков.

Главная группировка армии перешла в наступление вечером 7 января. 84, 182 и 188-я стрелковые дивизии генерал-майора П. И. Фоменко, полковников М. С. Назарова и Т. И. Рыбакова вступили в бой с марша и нанесли удар в направлении Старой Руссы. Части 182-й и 188-й завязали бой на северной и восточной окраинах города, 84-я несколько отстала. Лыжные батальоны проникли глубоко в тыл фашистов, перерезали дорогу Старая Русса - Шимск, а затем выдвинулись к станции Дно. Старая Русса с 10 января оказалась в изоляции.

Удержать этот город и как важный узел коммуникаций, и из престижных соображений враг стремился всеми силами. Подступы к нему были сильно укреплены, создана система хорошо оборудованных опорных пунктов.

В боях за Старую Руссу проявили волнующий героизм многие наши воины и целые подразделения. Первым устремился к городу после 45-километрового марша по тылам противника 595-й стрелковый полк 188-й дивизии. Пользуясь темнотой, скрываясь в крутых берегах рек, заросших кустарником, по партизанским тропинкам полк вел 67-летпий крестьянин И. В. Липатов. Он точно вывел его к назначенному пункту - Подборовъю.

Короткий бой - и многочисленный гарнизон врага в этой деревне был уничтожен. Не теряя времени, первый и второй батальоны двинулись к городу, а третий хорошо организованной комбатом старшим лейтенантом Н. А. Губским атакой выбил врага из Талыгина. Бросая оружие, фашисты стали отступать к Старой Руссе, но их путь преградила засада пулеметчиков и автоматчиков...

Усиленный второй стрелковый батальон капитана А. Ф. Величко, обойдя Медниково, на рассвете 9 января ворвался на восточную окраину Старой Руссы и завязал там бой. Вскоре Красные казармы, Минеральная улица на участке между улицами Карла Маркса и Бетховена оказались в руках наступавших. Но успех батальона развить не удалось. Из опорных пунктов Медниково и Бряшная Гора враг остановил главные силы полка интенсивным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем. Батальон Величко оказался в одиночестве. Оправившись от паники, фашисты подтянули резервы и окружили его.

Три часа продолжалась кровавая схватка, во время которой советские воины совершили высокий человеческий подвиг. Среди многих героев был и секретарь бюро ВЛКСМ полка младший политрук Е. И. Барсук. Возглавляемая им небольшая группа бойцов сопротивлялась до последнего вздоха. Сам он, чтобы не попасть в плен, подорвал себя гранатой.

Фашистам удалось окружить оставшихся в живых 40 человек. Дом, где находились раненые, в том числе и мужественный комбат Величко, руководивший боем, пока позволяли ему силы, гитлеровцы подожгли. Вместе с ранеными в огне погибли и санитары. Лишь несколько человек смогли прорваться сквозь кольцо.

Многие доблестные участники этого боя удостоены правительственных наград. Посмертно удостоен ордена Красного Знамени и бывший рабочий Днепропетровска капитан Алексей Федорович Величко.

Именно в этот период боев за Старую Руссу ушел в бессмертие и девятнадцатилетний комсомолец, пилот 161-го истребительного полка лейтенант Т. М. Фрунзе - сын выдающегося полководца гражданской войны М. В. Фрунзе. По прибытии в часть он как молодой летчик вначале нес воздушную вахту над своим аэродромом. Но Тимур рвался к линии фронта, куда его пока не посылали. Фрунзе казалось, что командир полка майор П. К. Московец его опекает. Это его огорчало...

Боевой счет Фрунзе открыл 15 января. В тот день, в паре с опытным летчиком младшим лейтенантом И. П. Шутовым, он прикрывал наступающие части 11-й армии. Вдруг они обнаружили вражеский корректировщик. Меткая очередь Тимура вогнала «Хеншель-126» в землю...

Когда 19 января они снова вдвоем прикрывали наземные войска восточнее Старой Руссы, на высоте 900 метров появились четыре «мессершмитта». Советские соколы смело ринулись на врага. «Во время первой атаки к четверке вражеских истребителей подошли еще три истребителя Ме-115. Завязался неравный воздушный бой двух отважных советских летчиков против семи фашистских стервятников». В этой схватке Фрунзе сбил вражеский истребитель. Летчик выбросился на парашюте, и, как потом выяснилось на допросе, им оказался гитлеровский ас. Самолет Шутова был подбит, и он под прикрытием Тимура вышел из боя.

Оставшись в небе один, Фрунзе до последнего момента мужественно отбивался от наседавших со всех сторон «мессершмиттов»... Его горящий «ястребок» рухнул в расположении 182-й дивизии. За свой подвиг Тимур Михайлович Фрунзе посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Бои вокруг Старой Руссы приняли затяжной и кровопролитный характер. Противник подтянул резервы и восстановил нарушенные коммуникации. 11-й армии завершить бои за город не хватило сил.

В ходе наступления войск 34-й армии особо отличился усиленный 645-й стрелковый полк 202-й дивизии. 8 января он прошел между опорными пунктами противника в деревнях Вершина и Высочек и южнее Беглова овладел несколькими населенными пунктами. Десять дней он успешно отбивал контратаки врага, в чем ему помогали партизаны и местное население. Подвиг полка был отмечен орденом Красного Знамени. Такая же награда украсила грудь его командира майора С. Т. Натрошвили.

В тыл врага проник 14 января и истребительный отряд 163-й дивизии. Ему предстояло оседлать дорогу в районе деревень Высочек, Вершина, по которой фашисты подтягивали резервы. Недюжинную храбрость и находчивость проявил при спасении отряда старший сержант X. 3. Мильдзихов. Заняв выгодную скрытую позицию, отважный сын осетинского народа в течение тридцати минут огнем автомата сдерживал врага, уничтожив в неравном поединке несколько десятков фашистов. Двадцатитрехлетний комсомолец Хазимурза Заурбекович Мильдзихов удостоен звания Героя Советского Союза.

Бой за Высочек нынешнего Демянского района вел 11-й истребительный фронтовой отряд. Была в нем доброволец - москвичка А. Е. Сургучева. Помогая раненым, вынося их с поля боя, она была ранена и сама, но осталась в строю. Более того, комсомолка оказалась с винтовкой в руках в рядах наступающих и с возгласом «Смелее, товарищи!» устремилась вперед. Вражеская мина оборвала молодую жизнь славной патриотки Отчизны. Подвиг Александры Егоровны Сургучевой посмертно отмечен орденом Красного Знамени.

Старорусская наступательная операция завершилась 20 января. В ходе ее 11-я и 34-я армии «прорвали оборону противника и в полосе до 40 км продвинулись в глубину до 20-30 км, выйдя с трех сторон на окраины Старой Руссы и юго-западнее Демянска, глубоко охватив значительную часть сил 16-й армии противника с севера и юга».

Торопецко-Холмская операция началась 9 января на 100-километровом участке. В наступлении участвовали прибывшая из-под Москвы 3-я ударная армия генерал-лейтенанта М. А. Пуркаева, а также сформированная частично из соединений 27-й армии Северо-Западного фронта 4-я ударная армия генерал-полковника А. И. Еременко. Ими были нанесены мощные удары из района Осташкова в направлении Холма, Торопца, Великих Лук. Оборона противника на стыке его 16-й и 9-й армий, а это значит и на стыке групп армий «Север» и «Центр», была прорвана, находившиеся здесь гитлеровские части оказались разгромленными или отброшенными на запад. Успеху способствовали внезапность удара, умелый выбор его направления, а главное исключительная выносливость и высокое политико-моральное состояние воинов, их беспредельная преданность делу защиты Родины.

К 21 января войска 3-й и 4-й ударных армий, продвинувшись на 120-260 километров, освободили города Пено, Андреаполь, Торопец, Западная Двина и свыше 2000 других населенных пунктов и вышли на рубеж Холм - Великие Луки - Велиж - Нелидово. В итоге было разгромлено до пяти дивизий противника и кавалерийская бригада «СС». Наиболее ощутимых результатов достигла 4-я ударная армия. В Андреаполе и Торопце она захватила армейские склады с огромным запасом горючего, продовольствия, боеприпасов и другого военного имущества (продовольственные запасы могли обеспечить всю армию в течение месяца).

На протяжении всей наступательной операции и при освобождении городов Пено, Андреаполь, Торопец особенно выделялась боевыми качествами 249-я стрелковая дивизия, в рядах которой сражалось много сибиряков и уральцев, а также уроженцев Курской области. Ею командовал опытный и храбрый генерал-майор Г. Ф. Тарасов. Еще в осенних тяжелых оборонительных боях, на рубеже западнее Осташкова, дивизия продемонстрировала стойкость и умение бить врага. Она стала 16-й гвардейской, и на ее боевом знамени появился орден Ленина.

Вместе с ней, тоже в центре армии, успешно вела бои за Андреаполь 332-я стрелковая Ивановская имени М. В. Фрунзе дивизия полковника С. А. Князькова (отдельные подразделения ее участвовали в параде в Москве 7 ноября 1941 года).

Им активно содействовала 39-я отдельная стрелковая бригада, сформированная в Казахской ССР из курсантов военных училищ Алма-Аты, Фрунзе, Ташкента. Ее командир литовец, полковник В. Г. Поздняк впоследствии возглавил стрелковый корпус, стал генерал-лейтенантом, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В наступлении принимали участие и заслуживают доброго слова 334, 358 и 360-я стрелковые дивизии, уральская 48-я отдельная стрелковая бригада и другие соединения и части.

Энергичные действия танкистов 141-го отдельного батальона значительно помогли пехоте в разгроме вражеских опорных пунктов Охват, Величково и Луги. Замкомбата коммунист капитан Г. А. Половченя на своем тяжелом танке, преследуя беспорядочно отступавшего противника, ворвался в деревню Луги, кося фашистов пулеметным и орудийным огнем. Танк давил вражеские автомашины, повозки, пушки, минометы.

Увлекшись преследованием, экипаж оторвался от своей пехоты. При развороте, когда танк замедлил скорость, на его броню вскочило несколько фашистов. Они заткнули смотровые щели, на моторную группу набросили пропитанные бензином тряпки, башню накрыли смоченным в горючем одеялом и все подожгли. Капитан не растерялся. Он приказал резко увеличить скорость. К ужасу фашистов, объятый пламенем танк рванулся вдоль дороги. Порывом ветра огонь был сбит, слетели и тряпки. Грозная машина опять врезалась в гущу врага, давя его гусеницами и уничтожая из пушки и пулеметов. Затем огнем своего танка Половченя выбил автоматчиков из церкви и дал возможность пехоте продолжать наступление. Танк находился в бою в течение восьми часов и вышел из него с незначительными повреждениями.

Действия белоруса Гавриила Антоновича Половчени были оценены Золотой Звездой Героя Советского Союза. Он прошел войну до полной победы.

К 21 января соединения 3-й ударной армии продвинулись более чем на 120 километров. Ее правый фланг вел тяжелые бои в районе Вотолина и Молвотиц. Наступавшая в центре 33-я стрелковая дивизия вышла к городу Холму, окружила его и вела ожесточенные уличные бои. Левофланговые части армии продвинулись на 80 километров. В итоге фронт армии растянулся на 200 километров.

В числе тех, кто проявил волю к победе, самоотверженность, были младший лейтенант Д. И. Ворочаев и заместитель политрука М. Г. Новгородов из 20-й стрелковой бригады. В ходе боя Ворочаев заменил выбывшего из строя командира стрелковой роты. Он сумел не только организовать достойный отпор врагу, который предпринял несколько яростных контратак, но и овладел Залесским узлом сопротивления. Тогда же вместо политрука роты стал Новгородов. Личным примером храбрости он увлек воинов в бой. Командование высоко оценило умелое руководство боевыми действиями, мужество и отвагу младшего лейтенанта Д. И. Ворочаева и заместителя политрука М. Г. Новгородова и наградило каждого орденом Красного Знамени.

Кавалерами этого высокого боевого ордена стали командиры батальонов из 31-й отдельной стрелковой бригады майор В. Л. Кузьменко и 33-й стрелковой дивизии капитан И. Ф. Воробьев, командир и военком 73-го стрелкового полка той же дивизии майор С. Я. Лобода и батальонный комиссар И. П. Борисков и другие отважные командиры и политработники.

Как уже сказано, 33-я дивизия полковника А. К. Макарьева наступала в центре 3-й ударной армии. Враг хотя ж отходил, но оказывал упорное сопротивление. Пехоте зачастую приходилось действовать без танков и артиллерии, которым мешал глубокий снежный покров.

Дивизии предстояло 18 января атаковать Холм. Но ее продвижение задерживалось противодействием врага, да и снежной целиной. Она не смогла выйти к городу в указанный срок. В результате не получилось совместного захвата Холма силами дивизии и 2-й партизанской бригады Н. Г. Васильева, как это планировалось штабом фронта.

Народные мстители численностью до 1000 человек, преодолев расстояние около 100 километров, вышли к городу в срок и утром 18 января ударом с трех направлений ворвались в него. Восемь часов они вели уличные бои с вражеским гарнизоном, уничтожили немало фашистов и военной техники. При этом героически погиб отважный командир отряда «Дружный» В. И. Зиновьев, который был впереди атакующих. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Лишь к 20 января один из полков 33-й дивизии вышел к Холму и сразу же атаковал его с запада. На следующий день подошли и другие полки, город был окружен. Дивизии удалось к исходу 24 января выбить фашистов с западной части Холма, но свежими силами противник восстановил положение.

До 1 февраля части 3-й ударной армии Калининского фронта вели на холмском направлении наступательные бои, а потом вынуждены были перейти к обороне. В затяжных боях приняла активное участие и 33-я дивизия. Она была удостоена наименования «Холмская», а затем - «Берлинская», награждена орденом Ленина.

Хотелось бы особо сказать о 241-й стрелковой (бывшей 28-й танковой) дивизии и ее командире полковнике И. Д. Черняховском. В мае 1942 года на Северо-Западном фронте он стал генерал-майором, ему был вручен второй орден Красного Знамени, а в конце июня того же года пошел на повышение: прославленный полководец, дважды Герой Советского Союза стал генералом армии. Молодой и талантливый командующий 3-м Белорусским фронтом Иван Данилович Черняховский погиб как солдат на поле боя в Восточной Пруссии 18 февраля 1945 года.

Ударную группу южного фланга 34-й армии составляла в январе 1942 года 241-я дивизия. 9 января два ее полка внезапно прорвали оборонительный рубеж на западном берегу Селигера и за шесть дней, при поддержке артиллеристов, взяли ряд населенных пунктов. Особенно упорно противник отстаивал стоявшее на возвышенности Монаково. Там размещался штаб пехотного полка.

Командир 303-го стрелкового полка подполковник И. В. Анисимов продуманно организовал бой. Один батальон оседлал дороги, идущие к Монакову, а в это время другие два батальона стремительно ворвались в деревню. Враг понес большие потери, оставил немалые трофеи, были захвачены пленные.

В ходе боя отличился красноармеец Рахметулла Насыбулин. Огнем из станкового пулемета он перебил прислугу двух противотанковых орудий. Насыбулин дважды получил ранение, но с поля боя не ушел до тех пор, пока Монаково не оказалось в наших руках.

Активными действиями в торопецко-холмской операции Северо-Западный фронт лишил фашистов возможности маневрировать силами и средствами, что содействовало советскому наступлению под Москвой. Удар нашего фронта обеспечил поддержку правому флангу Калининского фронта, благотворно сказался на ходе боев у Ржева, Сычевки, Оленина, а также на положении дел под Ленинградом.

В связи с тем, что южная группировка наших войск решала общие с Калининским фронтом задачи, Ставка 22 января 1942 года передала ему 3-ю и 4-ю ударные армии. В то же время ранее входившие в 3-ю ударную 23-я стрелковая дивизия, 20, 27 и 42-я стрелковые бригады, будучи связанными с боями в районе Вотолина и Молвотиц, вошли в состав 34-й армии.

В ночь на 29 января 1942 года на левом крыле Волховского фронта под Новгородом произошло событие, единственное за всю историю Великой Отечественной войны. Разведчики 225-й стрелковой дивизии, лишь месяц назад вышедшей из состава Северо-Западного фронта, сержант И. С. Герасименко, красноармейцы А. С. Красилов и Л. А. Черемнов, во время действий в тылу врага, спасая своих боевых товарищей от плотного фланкирующего пулеметного огня вражеских дзотов, в едином порыве бросились на их амбразуры... Небывалый по героизму и самоотверженности поступок трех горячо любящих свою Родину сибиряков-коммунистов отмечен посмертным присвоением им звания Героя Советского Союза.

Воинам 225-й Краснознаменной стрелковой (бывшей 3-й танковой) довелось не только защищать Новгород, но и освобождать его. При этом она отличилась и стала именоваться Новгородской.

ФАШИСТЫ В „КОТЛЕ"

В итоге январского наступления войск фронта значительная часть сил группы армий «Север» - почти вся 16-я армия - оказалась охваченной в районе Демянска с севера и юга. Появились благоприятные условия для ее полного окружения. На это и были нацелены войска фронта, в состав которого в это время влились 1-й и 2-й гвардейские стрелковые корпуса генерал-майоров А. С. Грязнова и Героя Советского Союза А. И. Лизюкова. Окружить и ликвидировать демянскую группировку было поручено силам 11-й и 34-й армий с помощью вновь прибывших корпусов и в тесном взаимодействии с частью сил Калининского фронта. Причем ставилась цель создать два фронта окружения - внутренний и внешний.

29 января 1942 года 1-й гвардейский стрелковый корпус выступил вдоль шоссе Старая Русса - Залучье, чтобы соединиться с продвигавшейся ему навстречу группой войск 3-й ударной армии Калининского фронта. 2-й гвардейский стрелковый корпус нанес 3 февраля удар по врагу из района восточнее Старой Руссы в направлении на Холм.

Брешь в обороне врага расширялась с каждым днем, все больше разъединяя демянскую и старорусскую группировки противника. 2-й корпус соединился 15 февраля в районе Холма с частями 3-й ударной армии. Этим он отсек демянскую группировку от остальных сил 16-й армии, создав внешний фронт окружения.

Части 1-го гвардейского корпуса, взаимодействуя с 11-й армией, 20 февраля соединились в районе Залучья с 42-й стрелковой бригадой 3-й ударной армии. В бригаде было много моряков-балтийцев, ее возглавлял Герой Советского Союза полковник М. С. Батраков. Так был создан внутренний фронт окружения. Разрыв между внешним и внутренним фронтами составил около 40 километров.

В демянский «котел» попало семь дивизий 16-й армии. По свидетельству Курта Типпельскирха, в «котле» оказалось около 100 тысяч солдат и офицеров вермахта. Впервые в ходе Великой Отечественной войны была полностью окружена крупная группировка немецко-фашистских войск. Это был успех большого военно-политического значения. «Опыт окружения врага и борьбы под Демянском, - пишет Герой Советского Союза генерал армии П. А. Курочкин, - позволил затем нашему военному руководству сделать ряд важнейших выводов по вопросам теории и практики ведения операций по окружению вообще».

В наступлении отлично действовала как подвижной отряд 2-го гвардейского стрелкового корпуса 75-я морская стрелковая бригада во главе с капитаном 1-го ранга К. Д. Сухиашвили. 18 марта 1942 года она была преобразована в 3-ю гвардейскую. О подвигах черноморских моряков правдиво поведал в своей документальной повести «По тылам шестнадцатой...» бывший в ту пору начальником политотдела бригады батальонный комиссар Н. С. Никольский, ставший в 1943 году Героем Советского Союза. Ныне он писатель, автор многих интересных книг о войне.

В упомянутой повести хорошо показано мужество главного старшины Ф. С. Хмары во время рейда бригады по вражеским тылам и при блокировании фашистского гарнизона в Холме. Подвиги Хмары отмечены и в официальных документах. Первым для него был бой за укрепленный пункт Михалкино Старорусского района в ночь на 4 февраля. Тогда он был еще сержантом. Не задумываясь, заменил раненого командира взвода. А когда три вражеских пулемета прижали моряков к земле, он с одним из бойцов незаметно подобрался к сараю, где засели пулеметчики, и забросал их гранатами. Атака возобновилась. Через сорок минут ночного боя село было в наших руках.

В том бою среди многих отличившихся был и помощник командира взвода разведки 1-го батальона, бывший торпедист комсомолец главный старшина С. М. Веселов. Находясь в первых рядах атакующих, он был тяжело ранен и в результате демобилизован. Многие годы находился на руководящей партийной работе. К боевой награде - ордену Красного Знамени - прибавились орден Октябрьской Революции, три ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета». Делегат трех съездов партии, дважды избирался в Верховный Совет СССР. Ныне Семен Михайлович Веселов - ответственный работник Совета Министров СССР.

В составе того же корпуса хорошо себя проявила 8-я гвардейская стрелковая Краснознаменная дивизия имени генерала И. В. Панфилова. Ее возглавлял тогда генерал-майор И. М. Чистяков. Потом он командовал 2-м гвардейским стрелковым корпусом и 6-й гвардейской армией, удостоен звания Героя Советского Союза.

...Уже третьи сутки без отдыха панфиловцы вели упорные бои в тылу врага. Один из батальонов 1075-го стрелкового полка ночью ворвался во вражеский опорный пункт Бородино Старорусского района. Гитлеровцы выскакивали из домов в одном белье, беспорядочно паля из автоматов и пуская ракеты. Взяв деревню после короткого боя и оставив там небольшую группу гвардейцев, наступающие спешно двинулись к участку шоссе Старая Русса - Виджа, чтобы преградить путь подкреплению, которое враг бросил своему гарнизону в Соколове, ранее окруженному дивизией.

С утра 10 февраля до двух батальонов противника обрушились на защитников Бородина. Гвардейцы стояли насмерть, но силы были неравные, пришлось отойти на окраину. Отсюда, с пригорка, панфиловцы продолжали сдерживать гитлеровцев. Но те наседали.

Надо было менять рубеж. Своих отходящих товарищей прикрыл огнем Тулеген Тохтаров. Автоматными очередями отважный комсомолец сдерживал врага до последнего патрона. Потом поднялся навстречу фашистам, держа в правой руке автомат с пустым диском, а левой прикрывая рану в животе. Он приблизился к группе гитлеровцев и со всего размаху опустил автомат на голову стоявшего впереди офицера. Автоматные очереди, направленные в него, Тулеген уже не слышал...

Родина высоко оценила его бессмертный подвиг, присвоив ему звание Героя Советского Союза. Перед боем молодой казах подал заявление о приеме в ряды Коммунистической партии. И там есть строки: «При несчастьи - погибну, то считайте меня честным большевиком, что я сын крестьянина и сам честный советский рабочий».

В длительном походе по тылам врага беззаветную храбрость проявили и многие другие воины дивизии. На ее знамени появилась еще одна награда - орден Ленина.

Демянский «котел» помогали создавать и другие соединения фронта, в том числе 26-я стрелковая дивизия 34-й армии. 14 февраля 312-й стрелковый полк при поддержке артиллеристов 19-го полка майора П. В. Селезнева, бивших по врагу прямой наводкой с открытых позиций, разгромив вражеский гарнизон, захватил село Малый Калинец. Командир стрелкового полка майор К. Г. Черепанов все время был на поле боя и вел подразделения скрытно, используя складки местности, кустарники. А когда противник начал в панике отступать, он направил им наперерез 221-й батальон лыжников. Судьба фашистов была решена.

Корнилий Георгиевич - скромнейший и душевный человек. У него редкостная военная судьба: в 26-й дивизии он прошел долгий путь от рядового до комдива. Командовать полком, а затем дивизией стал в Великую Отечественную войну на Северо-Западном фронте. Его дивизия одержала немало славных побед. К ордену Красного Знамени, которым соединение было удостоено еще в гражданскую войну, прибавились второй орден Красного Знамени и орден Суворова II степени. Сам он войну закончил Героем Советского Союза, генерал-майором. Уже много лет К. Г. Черепанов возглавляет совет ветеранов дивизии.

В боях за окружение фашистской группировки участвовала и 74-я отдельная морская стрелковая бригада полковника С. В. Лишенкова, укомплектованная моряками Каспийской военной флотилии, а также краснофлотцами, прибывшими из госпиталей и призванными из запаса. В составе 1-го гвардейского стрелкового корпуса ее части наступали вдоль реки Ловати. Они оттеснили противника на восток и юг и перерезали дорогу Медведково - Мануйлово (нынешний Парфинский район). Отразив несколько контратак, воины в жестоком бою выбили врага из деревни Щеглово - выгодного тактического рубежа. В числе других здесь геройски погиб комиссар бригады полковой комиссар С. Г. Биберин.

Совместно со 180-й стрелковой дивизией морские пехотинцы 74-й бригады, наступая в направлении станции Пола, овладели населенными пунктами Тулитово, 1-я и 2-я Херенка, Чапово, Новинка в долине реки Полы.

Кольцо окружения в феврале - марте продолжало сжиматься, хотя на каждом рубеже фашисты сопротивлялись ожесточенно.

В бою за Верхнюю Сосновку 1-й батальон 154-й отдельной морской стрелковой бригады 22 февраля попал на открытом поле под уничтожающий огонь всех видов оружия. Появились убитые и раненые, среди части моряков произошло замешательство.

В боевых порядках находился и мичман С. Н. Васильев. Десять лет службы на боевых кораблях Балтики дали ему хорошую закалку. Как политрук роты, секретарь партбюро батальона он понял - вот момент, когда проверялась его личная боевая партийность. Он вскочил на лыжи и повел свою роту вперед. Бесстрашие политрука воодушевило морских пехотинцев, и они снова поднялись в атаку.

Затем Васильев помог своим пулеметчикам правильно организовать огонь и бросился к пулеметной роте, где только что был убит командир. Возглавив роту, он активно поддержал наступавших. Будучи уже раненым, мичман увлек моряков на штурм вражеской обороны, и они ворвались в первую линию укреплений.

Предстояло выбить гитлеровцев из второй траншеи. Снова заминка. И вновь Васильев проявил инициативу. С десятью краснофлотцами он устремился на врага и первым ворвался во вторую траншею, лично уничтожив врукопашную более двух десятков солдат и офицеров. Но и сам получил еще два ранения.

Фашисты отступили. Моряки на плечах противника ворвались в деревню. Впереди был отважный мичман. Тут его и сразила вражеская мина.

За исключительное геройство и отвагу, беззаветную преданность Родине Сергей Николаевич Васильев был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

В те дни прошли боевое крещение московские коммунисты - добровольцы 130-й стрелковой дивизии полковника Н. П. Анисимова. Совершая ратные подвиги, показывая пример выполнения воинского и гражданского долга, коммунисты оправдывали свое высокое звание. 22 февраля при штурме опорного пункта Новая Русса командир роты автоматчиков 528-го полка молодой коммунист младший лейтенант А. Е. Халин возглавил атаку. Спасая роту от губительного огня вражеского пулемета, он бросился с гранатой на дзот...

Верная дочь народа, доцент кафедры философии Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б) А. Ф. Жидкова всем сердцем рвалась на фронт, но в ее просьбе упорно отказывали. Тогда она, окончив курсы медсестер, в грозные октябрьские дни 1941 года добровольно уходит защищать Москву. Уже в дивизии добилась зачисления в зенитно-пулеметный расчет и хорошо освоила спаренную пулеметную установку. В своем письме 2 декабря заверяла друзей: «...Одно могу сказать, что жизни не пожалею в боях за Родину, за партию, за нашу боевую семью...». Это были не просто слова. На Северо-Западном фронте Анна Федоровна становится старшим инструктором по пропаганде политотдела 130-й дивизии. В ходе боя за деревню Павлово она заменила убитого пулеметчика, метко разила врага и погибла за пулеметом. Подвиг старшего политрука Жидковой был отмечен орденом Красного Знамени.

Фашизм не гнушался на войне никакими средствами. Выше уже приведен факт, изобличающий намерение врага широко применить боевые отравляющие вещества. В ходе зимнего наступления нашего фронта возникла угроза распространения сыпного тифа. Эпидемиологи фронта во главе с А. С. Кузьминским сумели весьма оперативно локализовать эпидемию, занесенную в наши войска освобожденными в ходе боев бывшими советскими военнопленными и гражданскими лицами, которых гитлеровцы оставили специально.

Среди тех, кто, рискуя жизнью, преградил распространение опасного заболевания, был майор медслужбы Ф. Ф. Талызин. «В ту пору, - вспоминает он, - я работал врачом-специалистом головного отряда эвакопункта № 3 11-й армии и был свидетелем находчивости и отваги противоэпидемической группы медиков, их четкой работы, которая сорвала бактериологическую диверсию врага. Инфекция не была допущена в войсковые соединения. Хотя у нас и были отдельные жертвы».

После войны Федор Федорович Талызин стал выдающимся советским ученым в области паразитологии и эпидемиологии, членом-корреспондентом АМН СССР, профессором. Его большие заслуги в медицине отмечены орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и званием заслуженного деятеля науки РСФСР. До самой кончины он вел большую общественно-политическую деятельность. Не был в стороне и от военно-патриотической работы - долгое время возглавлял московскую группу медиков нашего фронта, выезжал в Новгородскую область, на территории которой получил боевое крещение, был удостоен медали «За отвагу».

Воины фронта постоянно ощущали поддержку и внимание тружеников тыла. Накануне 24-й годовщины Красной Армии, в феврале 1942 года, на фронт прибыли делегации трудящихся из Пермской и Челябинской областей (первые посланцы челябинцев побывали у нас еще в декабре 1941 года). Как рады были бойцы на передовой, в землянках и траншеях теплу этих встреч, трогательным подаркам! Каким волнующим был момент, когда представители Пермской области вручали Красное знамя отличившейся в боях 180-й стрелковой дивизии! 3 мая 1942 года она станет 28-й гвардейской, потом ее назовут Харьковской, и она будет дважды Краснознаменной.

Встречи на передовой с уральцами повышали боевой дух фронтовиков. В такие минуты воины особенно сильно чувствовали свой священный долг перед Родиной, народом.

РАМУШЕВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Демянский плацдарм враг считал «пистолетом, направленным в сердце России». Вот почему он пытался любой ценой сохранить этот плацдарм. Помощь окруженным войскам 16-й армии осуществлялась под личным контролем Гитлера.

Подтянув свежие силы, противник сосредоточил южнее Старой Руссы группировку генерала Зейдлица - до 6 дивизий. Утром 20 марта 1942 года при мощной поддержке с воздуха эти войска перешли в наступление. Удар наносился в стык 11-й и 1-й ударной армий. Прибывшая в середине февраля из-под Москвы 1-я ударная генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова вступила в сражение на завершающем этапе окружения группировки врага.

Замысел противника был таков: используя свой перевес в силе и технике, пробить «коридор» вдоль шоссе на Рамушево и с помощью встречного удара из района Демянска соединиться с окруженными войсками. Но враг просчитался: скорой и легкой эта операция не стала. Развернулись сражения небывало жестокие и кровопролитные. О полных драматизма событиях тех дней в нашей литературе сказано, к сожалению, еще мало, отрывочно. А ведь каждый мертвый и живой, кто отводил удар, нацеленный в сердце страны, достоин светлой памяти и благодарности потомков.

В течение месяца не стихали сильные бои, и советские люди с волнением читали в сводках Совинформбюро часто повторявшиеся слова: «рамушевское направление». Наши воины проявили поистине железную стойкость. Одной из первых приняла на себя удар 254-я стрелковая дивизия. Несмотря на свои ограниченные возможности, она не только успешно оборонялась, но и предпринимала многочисленные контратаки. В этом немалая заслуга командно-политического состава, личной храбростью вдохновлявшего солдат на подвиги.

Особо надо сказать о. комдиве полковнике П. Ф. Батицком, будущем Маршале Советского Союза, Герое Советского Союза. Он участник боев на Северо-Западном фронте с первого дня войны, когда возглавлял штаб 202-й мотострелковой дивизии. Командиром 254-й стал накануне зимних наступательных боев фронта, и уже при нем дивизия отличилась. В сложной обстановке под Рамушевом он показал себя настоящим организатором боя, быстро и правильно оценивавшим постоянно менявшуюся ситуацию. Рядом с ним находился испытанный в боях, опытный политработник старший батальонный комиссар Н. В. Шведов.

Как всегда, мужество и отвага не изменяли морской пехоте. С началом наступления гитлеровцев разгорелся жаркий бой на участке 84-й морской стрелковой бригады. Ею командовал генерал-майор М. Е. Козырь. (Впоследствии он станет Героем Советского Союза. Погиб 2 мая 1945 года в Чехословакии.) Отсюда фашисты рвались на Гридино и Рамушево. Перед атакой они обрушили на головы моряков бомбовый удар. Боеприпасов было в обрез. Росли потери. Но люди стояли насмерть. К исходу 21 марта в бригаде осталось лишь 20 процентов состава, она полностью лишилась пушек и станковых пулеметов.

На помощь была выдвинута 62-я морская стрелковая бригада. Бывший ее военком полковник Д. И. Бессер вспоминал потом: «Ночью заняли в лесу оборону. А утром фашисты пошли в атаку. Против батальона, где командиром был капитан Кузьма Романович Ермашкевич (кадровый моряк, бывший преподаватель учебного заведения), они бросили танки и более трех батальонов пехоты. Целый день длился неравный бой. Моряки не отошли. В этом немалая заслуга комбата, героически погибшего в том бою». Четверо суток морские пехотинцы сдерживали врага на рубеже Новое Свинухово, отбивая ежедневно по пять - семь крупных атак.

Рядом оборонялась 50-я стрелковая бригада. Фашистам удалось в первый же день наступления расчленить ее боевые порядки: подразделения вели бои изолированно друг от друга. Южнее Утушкина вражеские танки отрезали 2-й батальон. Прервалась единственная проводная связь с командным пунктом бригады. Посланные на линию связисты столкнулись с автоматчиками противника. Тогда командир взвода телефонно-кабельной роты отдельного батальона связи старший сержант П. И. Кривогин в сопровождении красноармейца обошел противника в лесу и по глубокому снегу незаметно протянул провод. Восстановленная связь помогла командиру батальона правильно оценить обстановку и организовать сопротивление. Вскоре вражеские танки вышли к КП батальона, и его пришлось переместить. Там остались связисты во главе с Кривогиным. Они продолжали поддерживать контакт со штабом бригады, сообщая сведения о противнике, и оставили свой наблюдательный пункт лишь по приказу. Пробились к своим под сильным обстрелом и полностью вынесли имущество связи. Командование высоко оценило смелость и инициативу молодого коммуниста П. И. Кривогина, наградив его орденом Красной Звезды.

Несколько дней не спадало напряжение боя в лесу западнее Больших Горбов. Оперативная группа войск 1-й ударной армии под руководством начальника штаба генерал-майора Н. Д. Захватаева, несмотря на бомбежки (в день фашисты производили до 1000 самолето-вылетов), отбила все вражеские атаки. Но 24 марта, когда возникла опасность изоляции этих частей от основных сил, было решено отвести их на рубеж реки Редьи. Однако в 44-ю отдельную стрелковую бригаду такой приказ не попал. Она заняла круговую оборону и вела бои в окружении по 28 марта. Четыре танка и бронемашина застыли перед ее позициями. Враг понес большие потери, но так и не сломил сопротивление советских воинов. К концу подошли боеприпасы и продовольствие, и это вынудило бригаду пробиваться к своим. Подразделения вырвались из кольца организованно. Их вел в этот последний для себя бой комбриг подполковник Г. П. Шишмарев...

Гитлеровцы не смогли с ходу сломить сопротивление и 201-й Латышской стрелковой дивизии, которой в ту пору командовал полковник А. С. Фролов. Под угрозой окружения дивизия продолжала удерживать рубеж Большое и Малое Топочно - Подсосонье - Сыроежино. Четыре атаки отбил 92-й стрелковый полк, а 191-й полк подполковника Р. Варкална сам не раз переходил в контратаки. Взялись за оружие воины специальных подразделений. Отдельный зенитно-артиллерийский дивизион капитана К. Лиепиня бил по врагу прямой наводкой.

В трудной обстановке снова проявили себя политработники. В бою за важный стратегический пункт Соколово инструктор по пропаганде 1216-го стрелкового полка 364-й дивизии старший политрук В. И. Сирик заменил погибшего командира роты и трижды в течение дня поднимал людей в контратаку. Из подбитого вражеского танка огнем автомата и гранатами уничтожил около тридцати гитлеровцев, сорвав их очередную атаку. Отважный политрук получил при этом пять ранений.

«7 ноября 1942 года, - рассказывает бывший командир 1024-го стрелкового полка 391-й стрелковой дивизии полковник А. А. Савченко, награжденный на Северо-Западном фронте орденами Красного Знамени и Александра Невского, - прибыл на должность моего заместителя по политической части В. И. Сирик, тот самый Сирик, о подвиге которого 11 апреля 1942 года Совинформбюро сообщило всей стране. Простота и скромность в обращении произвели на меня хорошее впечатление, а повседневное общение с ним постепенно укрепило между нами не только деловое сотрудничество, но и личную фронтовую дружбу».

Сравнительно недолго был Варлам Иванович в этой должности, но успел полюбиться бойцам, умело организовал партийно-политическую работу. В марте 1943 года был тяжело ранен в бою. Вылечившись, вернулся в строй и прошел войну до конца.

К исходу 25 марта противник прорвался своими главными силами в Борисово. Прибывший сюда начальник штаба 1-й ударной армии генерал-майор Н. Д. Захватаев быстро сформировал сводный отряд. Сотня бойцов с семью орудиями, двумя танкетками, тремя броневиками, став на развилке дорог в километре от населенного пункта, почувствовала себя увереннее с хладнокровным и бесстрашным генералом и целые сутки сдерживала напор превосходивших сил врага.

В боях на рамушевском направлении проявили исключительную стойкость воины 2-й гвардейской стрелковой бригады, костяк которой составляли моряки-тихоокеанцы. С 26 марта по 9 апреля они прочно удерживали свой рубеж. Не сломили их и ожесточенные налеты с воздуха. Да и не всегда они были эффективными, 27 марта, например, 100 «юнкерсов» три часа бомбили пустые траншеи - гвардейцев успели вывести из опасной зоны. В жестоком бою был смертельно ранен командир бригады, герой гражданской войны гвардии полковник Я. П. Безверхов. В момент вражеского прорыва он поднял бойцов в контратаку. Полковник являлся душой бригады. Под Москвой она стала гвардейской. На Северо-Западном фронте комбриг был награжден вторым орденом Красного Знамени. Похоронен в поселке Крестцы.

На рубеж реки Редьи была спешно выдвинута 180-я стрелковая дивизия полковника И. И. Миссана. Она вступила в бой сразу же после стокилометрового марша. До этого ее воины несколько недель не имели нормального сна, находясь все время на холоде. Физическая усталость отразилась на активности бойцов, особенно вновь прибывших, необстрелянных. А тут еще беспрерывные бомбежки вражеской авиации... И все-таки дивизии удалось 26 марта несколько потеснить противника и развернуть бои за деревни Малые и Большие Горбы. Началась оттепель, ухудшился подвоз продуктов, боеприпасов, горючего, что и вынудило дивизию перейти к обороне.

Южнее, на черте реки Редьи, с 31 марта велись многодневные бои за Онуфриево. Наша пехота, поддержанная группой танков, пыталась вернуть этот пункт. Но сил не хватило. Стойко сражалась в этом районе 129-я стрелковая дивизия генерал-майора В. А. Смирнова. Ядро ее составляли московские коммунисты-добровольцы. Соединение старалось выбить фашистов из Великого Села. Но огневые налеты артиллерии и авиации срывали его намерения. Было решено направить в тыл врага диверсионно-разведывательную группу. В нее вошли наиболее подготовленные для этой цели 30 коммунистов и комсомольцев.

В ночь на 7 апреля группа смельчаков, возглавляемая политруком В. В. Жмуровым, проникла в расположение противника. На южной окраине Великого Села она без выстрела сняла часового, уничтожила пулемет и его расчет, захватив пленного. Далее политрук и несколько разведчиков углубились в село, а группа сержанта А. М. Монастырского бросилась к артиллерийской батарее. Она захватила орудие, развернула его и в упор начала бить по блиндажам. В стане врага поднялась паника. Уцелевшие гитлеровцы выскакивали на улицу и тут же падали, сраженные огнем автоматов и гранатами. Уничтожив около сотни фашистов, батарею четырехорудийного состава, три станковых пулемета, склад боеприпасов, группа вернулась к своим. За свой подвиг политрук В. В. Жмуров удостоен ордена Красного Знамени.

Малочисленная авиация фронта пыталась хоть как-то прикрыть наши части. И каждая победа нашего летчика в условиях господства врага в воздухе была поистине подвигом.

Наши воины в районе Сычева 1 апреля с/ гордостью наблюдали отчаянную схватку четырех истребителей ЛаГГ-3 с большой группой вражеских стервятников. Их повел в атаку известный ас фронта - военком эскадрильи 38-го истребительного полка батальонный комиссар Л. С. Чапчахов. И хотя бомбардировщики Ю-88 шли на задание под прикрытием 18 истребителей, советские соколы не дали им сбросить бомбы на наши части.

5 апреля 1942 года Чапчахов возглавил 416-й истребительный авиаполк, а через неделю погиб. И случилась беда не в бою, а на своем аэродроме, при попытке предотвратить аварию самолета неудачно севшего молодого летчика. Фронтовая авиация потеряла замечательного политработника и непобедимого летчика-истребителя. С первого дня войны он 268 раз поднимался в воздух, участвовал в 59 поединках, лично сбив 8 фашистских самолетов и в группе - 19. Верный сын армянского народа Лазарь Сергеевич Чапчахов- посмертно стал Героем Советского Союза.

Дерзновенно воевал украинец пилот 299-го штурмового авиаполка старший сержант В. Я. Рябошапка. 1 апреля в составе четырех Ил-2 он вылетел на штурмовку противника в районе Михалкина, Малых и Больших Горбов, Овчинникова, Борисова. При втором заходе на цель наши летчики подверглись атаке двенадцати Ме-109, а прикрытия истребителями не имели. Штурмовики вступили в бой. Комсомолец Василий Рябошапка смело принял на себя удар четырех «мессершмиттов» и отбил .все их атаки. При этом его самолет получил множество повреждений, стал почти неуправляемым. Раненый летчик не мог удержать ручку управления, привязал ее проводом к прицелу и благополучно привел и посадил машину на свой аэродром. 3 апреля отважный патриот Родины Василий Яковлевич Рябошапка снова ринулся в бой и погиб. 21 июля 1942 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. Л. С. Чапчахов и В. Я. Рябошапка похоронены на Ямском кладбище у поселка Крестцы Новгородской области.

Во многих воздушных боях принял участие и первоклассный летчик майор К. А. Груздев, который менее чем за год одержал 19 побед и был награжден орденом Ленина и двумя орденами Красного Знамени. Так делом он подтвердил клятву, которую дал при вступлении на фронте в ряды партии. Он испытывал военные самолеты. Летом 1942 года Груздев был отозван в Москву, а в феврале 1943 года погиб.

Некоторые герои Северо-Западного фронта вошли в большую литературу. Весь мир читает «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. Прототипом главного героя и сюжетной основой книги стали, как известно, командир звена 580-го истребительного полка А. П. Маресьев и история его спасения и возвращения в боевой строй.

Было это в дни сражений под Рамушевом. В конце марта 1942 года самолет Маресьева был подбит, и летчик совершил вынужденную посадку. Восемнадцать дней с поврежденными ногами, без пищи находился он в лесу. Вконец обессиленного его обнаружили ребята из деревни Плав Валдайского района - Сережа Малин и Саша Вихров. Жители деревни больше недели выхаживали раненого летчика. Дальнейшее известно, наверное, всем. Коммунист Маресьев оказался сверхсильным человеком. В июле 1943 года он с протезами вместо ног сел на скоростной истребитель и снова стал громить врага. За 77 боевых вылетов и 6 сбитых фашистских самолетов Алексею Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза. Ныне он бессменный ответственный секретарь Советского комитета ветеранов войны.

Обстановка на рамушевском направлении еще более осложнилась ввиду резкого потепления: быстро вскрылись и вышли из берегов многочисленные речки, разлились озера. Вода разобщила многие подразделения, не говоря уже о залитых окопах, землянках. Вначале самоотверженным шоферам, хотя и с большим трудом, удавалось перевозить на передний край продовольствие и боеприпасы. Но рухнули зимние дороги, и снабжение стало острейшей проблемой.

Ввели строгий учет продовольствия и боеприпасов. К примеру, вся артиллерия 129-й стрелковой дивизии расходовала в сутки всего по... 18 снарядов, и то при крайней необходимости. Иногда, кроме нескольких сот граммов сухарей в сутки, бойцы ничего не получали. Возрос падеж лошадей. Особенно трудно было в 1-й ударной армии: в течение месяца она снабжалась лишь с помощью авиации.

О тяжелом положении войск, потребовавшем напряжения всех духовных и физических сил, красноречиво свидетельствует донесение из 46-й стрелковой бригады 22 апреля: «Линия обороны, - сообщал начальник политотдела бригады, -  проходит по залитой водой местности, часть красноармейцев стоят на посту в воде или совершенно сыром месте. Организовать сушку сапог и обмундирования тоже не можем. Красноармейцы переутомлены, при проверке постов часто встречаются бойцы в полусонном состоянии...».

Такова была суровая действительность. Однако усталые и полуголодные воины продолжали мужественное сопротивление. Упомянутая 46-я бригада стойко удерживала свой рубеж, зорко следя за происками врага. Порой они были и коварные. Так, ночью 21 апреля 20 фашистов, переодетых в красноармейскую форму, пытались прорваться через позиции 3-го батальона. Но подлая провокация не удалась. Гитлеровцев встретили огнем.

Заливаемую водой деревню Быстрый Берег обороняли тринадцать воинов из 1-й лыжной бригады полковника Н. Т. Субботина. Возглавлял их опытный фронтовик старшина А. М. Хрипкин. Располагая автоматами, минометом и станковым пулеметом, отважные бойцы четыре часа отбивали многократные атаки более сотни фашистов.

В этом бою произошел волнующий эпизод. К оборонявшимся присоединились местные жители - комсомолка Зоя Николаева, подростки Петя Пантелеев и Коля Иванов. Они взялись за оружие, а М. С. Пантелеева, мать двоих детей, подносила на позицию мины: бегала за ними под вражеским обстрелом за 25 метров...

Умелая организация обороны и огня, непреклонность защитников принесли победу маленькому гарнизону. Фашисты отступили, оставив вокруг деревни более 70 трупов своих солдат. В дальнейшем А. М. Хрипкин стал на Северо-Западном фронте офицером, успешно командовал взводом и ротой разведки 44-й отдельной стрелковой бригады и воевал до полного разгрома немецко-фашистских захватчиков. Был принят в партию, награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Журналист А. Андреев 29 июля 1979 года поведал в «Новгородской правде» о своей встрече в тот год с участниками военных событий в деревеньке Быстрый Берег - рабочим совхоза «Красное знамя» Поддорского района Н. И. Ивановым и М. С. Пантелеевой, которая проживает в поселке Поддорье. От Марии Степановны стала известна судьба Пети Пантелеева, ее родственника по мужу. Он вместе с другими ушел из деревни с нашими бойцами и через день погиб. «Отчаянный был парнишка, - сказала Пантелеева. - Бесстрашный. Похоронен он около деревни Середня».

Пользуясь дорогами твердого покрытия, противник беспрерывно подбрасывал подкрепления. Ценой огромных потерь ему удалось к 21 апреля проложить узкий «коридор» к демянской группировке. На многие месяцы рамушевское направление стало местом тяжелейших, кровопролитных боев.

Еще одно событие, связанное с апрелем 1942 года. Из пятимесячного героического похода по глубоким тылам врага вернулась 2-я Особая партизанская бригада. Это был первый крупный партизанский рейд в годы Великой Отечественной войны.

Бригада была сформирована в Осташкове в основном из кадровых военных, участников боев и выполняла задания штаба Северо-Западного фронта. Возглавляли ее старый коммунист майор А. М. Литвиненко и военком В. И. Терехов. Бригада наносила удары по гарнизонам врага, карала предателей, вела активную разведку на дорогах к Холму и Торопцу, на берегах рек Ловати и Западной Двины. В январе 1942 года развернула действия в районе железнодорожного треугольника Великие Луки - Новосоколышки - Невель. Систематическая информация в штаб фронта сыграла немалую роль в ходе наступательных операций войск зимой 1942 года.

XXIV годовщина Красной Армии застала бригаду на псковской земле. В честь этой даты 23 февраля партизаны в небольшой деревушке Чурилово в присутствии многих местных жителей провели военный парад.

На основе 2-й Особой была сформирована 3-я партизанская бригада под командованием капитана, будущего Героя Советского Союза А. В. Германа, который был направлен во 2-ю бригаду из штаба Северо-Западного фронта и в ней возглавлял разведку. А комбриг майор А. М. Литвиненко, удостоенный за успешный рейд ордена Ленина, был отозван в ряды Красной Армии. В составе 2-й бригады обрели опыт и стали известными партизанскими руководителями также И. И. Сергунин, впоследствии Герой Советского Союза, М. Л. Вознесенский, А. П. Пахомов. Иван Иванович Сергунин после войны был вторым секретарем Новгородского обкома КПСС, председателем облисполкома. Сейчас - персональный пенсионер.

Завершая рассказ о событиях в районе Рамушева, нельзя не вспомнить проникновенные слова Михаила Матусовского, обращенные к нынешнему поколению:

«Склоните головы пред памятью священной, пред памятью солдат и офицеров, отдавших жизнь свою на поле боя, чтоб был свободным Новгородский край, чтоб рамушевский этот коридор стал для фашистов коридором смерти».

ЗЕРНА БУДУЩЕЙ ПОБЕДЫ

Последнюю   попытку прорваться к Демянску фронт предпринял в мае. Наступала 53-я армия. Она была сформирована на Северо-Западном фронте в конце апреля  1942 года.  Вначале  ею командовал генерал-майор А. С. Ксенофонтов, будущий Герой Советского Союза.

Главный удар, начатый 20 мая, наносился из района Большое Врагово, Бель-2 в направлении на Пеньково, Демянск. Пять суток шли тяжелые бои. Враг оборонялся яростно. Осуществить прорыв не удалось. Отрицательно сказалась продолжавшаяся нехватка боеприпасов, связанная с бездорожьем.

Один из боевых эпизодов тех дней особенно убедительно, на мой взгляд, раскрывает мужественный характер советского воина. Наступление пехоты поддерживал и 243-й танковый батальон 33-й танковой бригады, прибывшей на наш фронт прямо с исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года и впоследствии переименованной в 57-ю гвардейскую. Батальон имел роту тяжелых танков КВ. В самом начале наступления командирская машина вышла из строя, и командир роты старший лейтенант В. А. Федоров перебрался в другую, на борту которой было выведено: «Суворов». Но в какой-то полусотне метров от вражеского переднего края этот танк подорвался на мине. Фашисты тут же обрушили на него шквал огня. Танкисты отстреливались, меткими выстрелами подбили две противотанковые пушки, которыми фашисты собирались уничтожить «стальную крепость».

Ночью машину охранял выбравшийся наверх танкист А. Жуков, вооруженный ручным пулеметом и гранатами. Экипаж тем временем начал копать под танком траншею...

«Наступила третья ночь, - вспоминает полковник в отставке В. А. Федоров. - Неодолимо клонило ко сну. Но спать было нельзя. Нужно закончить десятиметровую траншею под правой взорванной гусеницей. Несмотря на страшную усталость, работаем, Фрицы, как и в прежние ночи, продолжали освещать местность ракетами. К утру траншея была отрыта» '.

Теперь надо было доставить из батальона три трака с пальцами. Эту трудную задачу взял на себя коммунист комроты Федоров. Комсомольцы старший лейтенант Н. Кораблев, старшина Н. Солонин, старший сержант В. Борисов и А. Жуков попросили его передать в батальон свои заявления о вступлении в ряды партии.

Федоров благополучно вернулся обратно в сопровождении нескольких бойцов, доставив нужные запчасти, воду, еду. Танкисты до рассвета отремонтировали гусеницу. И неожиданно для гитлеровцев танк тронулся и вскоре был в расположении батальона. Там насчитали на его броне 60 прямых попаданий бронебойных снарядов...

По решению Ставки, в конце мая 1942 года фронт перешел к обороне. Наступательные бои теперь велись лишь на отдельных участках с целью улучшения положения войск и оковывания вражеских сил.

Чтобы нормализовать снабжение фронта всем необходимым, 30-й железнодорожной бригаде и специальным формированиям НКПС поставили задачу - к 15 июля построить узкоколейную железную дорогу длиной 50 километров - от пристани Свапуща на озере Селигер до деревни Моисеево. В сложных условиях, по колено в воде и часто под огнем противника, мужественные воины-железнодорожники справились с заданием менее чем за месяц. Вторая очередь - 70-километровая линия от разъезда 122-го километра железной дороги Бологое - Великие Луки до станции Яминец - была завершена к 31 августа.

Трасса пролегала у верховьев Волги. Движимые патриотическими чувствами, воины-плотники по своей инициативе, не в ущерб основной работе, поставили у истока великой русской реки красивый резной павильон на месте варварски разрушенной гитлеровцами старинной часовни.

Водники пристани Осташков, чтобы облегчить положение войск 1-й ударной и 53-й армий, совершали рейсы с грузами до Свапущи, хотя вражеские самолеты специально охотились за судами.

15 июля 1942 года на пароходы «Максим Горький» и «Луначарский» с капитанами И. М. Марковым и А. С. Хоробрых во время рейса по Селигеру напали фашистские самолеты. Суда получили повреждения, были убитые и раненые. Оба капитана, будучи тяжело раненными, не оставили штурвал и довели суда к месту назначения. Их жизнь не удалось спасти. Командование фронтом наградило обоих посмертно орденами Красной Звезды. Ныне голубые воды Селигера бороздят теплоходы, названные их именами...

Позднее в зоне 1-й ударной армии 25-й и 38-й инженерные, 50-й и 86-й отдельные понтонные батальоны и войсковые инженерные части проложили через болота и леса многокилометровый путь для автотранспорта.

На плацдарме, который Гитлер намеревался сохранить для планируемых им ударов на Москву с севера, фашисты создали «демянскую крепость». Чтобы сокрушить глубоко эшелонированную и сильно укрепленную оборону врага, требовались немалые силы и средства. Ими Северо-Западный фронт тогда не располагал. Но и в оборонительных боях, которые шли многие месяцы днем и ночью, наши войска проявляли высокий героизм, активно боролись за каждый выгодный рубеж. В этих боях, по точному слову поэта, «зрели зерна будущей победы».

Двенадцать разведчиков 188-й стрелковой дивизии ночью 16 мая 1942 года отправились в тыл врага за «языком». Возглавлял их командир взвода младший лейтенант Я. М. Устюжанин. К рассвету, преодолев большой залив и глухие болота, вышли к дороге Старая Русса - Взвад, установили наблюдение.

Вскоре от деревни Отвидино показалась колонна противника. Когда она поравнялась с засадой, раздался голос младшего лейтенанта: «Бей, ребята, гадов!» Град свинца обрушился на метавшихся в ужасе гитлеровцев.

К полудню разведчики возвратились в полк, приведя вахмистра из фашистского полка «Норд». Но с ними не было их любимого командира: молодой коммунист пал смертью храбрых, прикрывая отход группы. Сибиряк Яков Маркович Устюжанин зачислен навечно в списки части, ему присвоено звание Героя Советского Союза. В Старой Руссе есть обелиск в честь его подвига, его именем названа одна из улиц.

Шестого июня противник на левом фланге обороны 1-й ударной армии пытался прорваться на Холмское шоссе. Основной удар пришелся на батальон капитана В. П. Славнова из 44-й стрелковой бригады. Он стойко сопротивлялся. Но вдруг в одной из рот у деревни Астрилово замолк единственный станковый пулемет. Комбат послал туда своего смелого ординарца Федора Чистякова, хорошо знавшего пулемет. На месте тот обнаружил: расчет вышел из строя, в пулемете неисправность. Быстро ее устранив, старший сержант повел смертельный поединок с гитлеровцами.

Шесть часов двадцатилетний ленинградский парень Федор Чистяков отбивал вражеские атаки. Пустые ленты ему набивали раненые бойцы. Потом дошла очередь до автомата, затем винтовки и гранат. Враг так и не сумел здесь прорваться, оставив на поле боя груды трупов. В этом неравном бою комсомолец силою своего мужества заставил смерть отступить. За этот подвиг Родина удостоила старшего сержанта Ф, Ф. Чистякова самой высокой награды - ордена Ленина. Позднее, уже будучи офицером, он погиб, спасая боевого товарища...

В то лето был совершен исключительный подвиг и в небе. О нем поведала фронтовая газета «За Родину». Двадцатилетний летчик-истребитель 744-го полка младший лейтенант Борис Ковзан 8 июня в районе Валдая таранным ударом вогнал в землю «мессершмитт». Этому предшествовал воздушный бой, во время которого у машины Ковзана был поврежден мотор. И вот тогда-то, зажатый двумя вражескими истребителями, он одному из них нанес удар крылом, а сам, спасая свой израненный самолет, посадил его, не раскрывая шасси, на одну из полян. Это был третий таран Ковзана.

А первый был под Тулой в октябре 1941 года. Но летчик оказался «везучим» на тараны, как никто другой. 13 августа в бою над Старой Руссой его самолет был подожжен. И он направил горящую машину на «мессершмитт». Это был четвертый воздушный таран Ковзана. При ударе лопнули привязные ремни, и летчика выбросило из кабины. У самой земли он пришел в себя и успел раскрыть парашют. Упал в болото, и это спасло его...

Героем Советского Союза Борис Иванович Ковзан стал на Северо-Западном фронте, а до этого был отмечен орденами Ленина и Красного Знамени. В выпущенной политуправлением фронта листовке говорилось: «Его имя стало символом славы и геройства. Быть таким, как Ковзан, - мечта каждого воина Красной Армии».

К лобовому удару прибегали и другие летчики фронта. В его боевую летопись вошел подвиг комсомольца, летчика-истребителя 402-го полка младшего лейтенанта В. П. Мамонтова, который винтом самолета 29 июля 1941 года отрубил хвост вражескому бомбардировщику. 29 декабря 1942 года командир звена 169-го истребительного полка, кандидат в члены партии лейтенант П. А. Гражданинов над Демянском таранил фашистский бомбардировщик, а второго сбил пулеметной очередью. Он стал Героем Советского Союза. 27 февраля 1943 года командир звена того же полка лейтенант А. И. Исаев направил свой объятый пламенем истребитель на вражеский. Через несколько дней, 6 марта, командир эскадрильи 32-го гвардейского истребительного полка гвардии капитан И. М. Холодов сбил тараном истребитель противника. И этот перечень можно продолжить.

Примечательных людей на фронте было великое множество, и у каждого из них - своя судьба. Старший лейтенант Н. П. Есин был в .боях около года, но успел познать полной мерой жестокость войны. В его боевой характеристике 1942 года сказано: «Есин Николай Петрович любит свою Родину, показал себя настоящим большевиком... В период боев, будучи раненным, водил бойцов в атаку и был вторично ранен...»

Подписал эту характеристику командир 759-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии подполковник Г. Г. Налбандян. Он-то хорошо знал цену воинской доблести, ибо сам воевал храбро. На нашем фронте Гурген Григорьевич вырос от командира батальона до командира отдельной стрелковой бригады, стал полковником. В бою под Лычковом лишился ноги...

Упомянутый в документе бой, где Есин был дважды ранен, произошел 26 января 1942 года при овладении высотой у деревни Крутики. Вел этот бой 3-й батальон. Старший адъютант (начальник штаба) батальона Есин был вначале ранен осколком снаряда. Однако не покинул боя, с группой смельчаков ворвался в окопы противника, но в короткой схватке вражеская пуля угодила ему в грудь.

Из госпиталя Есин выписался досрочно и вновь вернулся в родной полк. В июле 1942 года он возглавил группу для захвата «языка». Разведчики готовились тщательно, нашли удобный подход к вражеским позициям возле деревни Сухая Ветошь. Незаметно подползли к окопам. Захват произошел мгновенно, фашист не успел поднять тревогу. Но при этом под ногами Есина взорвалась мина и оторвала ему обе ноги.

К себе домой, в разрушенный фашистами поселок Волово Тульской области, вернулся из госпиталя в июле 1943 года. На его груди поблескивал орден Ленина, полученный в Кремле за храбрость и геройство в боях на Северо-Западном.

Беда не сломила Николая. Окрепнув, он начал трудиться. Одновременно учился. Потом его избрали народным судьей. Уйдя на пенсию, целиком посвятил себя военно-патриотической работе. Моральное право воспитывать молодежь Н. II. Есин заслужил честным, самоотверженным служением Родине и тем, что вместе с женой Анастасией Петровной, которая мужественно перенесла всю блокаду в Ленинграде, была на фронте медсестрой, вырастил двух трудолюбивых сыновей.

Фронтовая газета «За Родину» коротко сообщила 23 июля 1942 года, что красноармеец Михаил Межов закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Узнав об этом, красные следопыты Новосельской средней школы Старорусского района начали в 1972 году настойчивый поиск. В результате было установлено, что этот подвиг совершил рядовой 349-го полка 26-й стрелковой дивизии Михаил Васильевич Межов, 1902 года рождения, беспартийный, родом из Красноярского края. С письмом следопытов об этом меня ознакомили в Новгородском музее. Бывший комдив генерал-лейтенант П. Г. Кузнецов, к которому я обратился, нашел в своих записях упомянутый факт.

Архивный документ подтвердил, что 17 июля 1942 года, наступая на рощу «Фигурная» у деревни Борисово, наша пехота наткнулась на губительный огонь вражеского пулемета. Атака захлебнулась. Тогда сибиряк М. В. Межов и пополз к зловещему дзоту... Этот акт самопожертвования во имя Родины был отмечен орденом Ленина.

Нет ничего сильнее дружбы, которая скреплена кровью, пролитой на полях сражений. Ныне в Риге есть улица Старой Руссы - в память о боях сынов латышского народа на Новгородчине, на подступах к Старой Руссе. 201-я Латышская стрелковая дивизия полковника Я. Я. Вейкина сражалась в составе фронта более года и 5 октября 1942 года стала именоваться 43-й гвардейской.

Туганово - одна из многих огненных точек фронта. Здесь латыши вели тяжелые бои с июля 1942 года. Здесь совершил свой подвиг сержант дивизии А. Грунде. Он проник в подбитый советский танк, что застыл на нейтральной полосе, обнаружил в нем боеприпасы и, убедившись в исправности пушки и пулеметов, начал из них бить по врагу. Фашисты установили пушку на прямую наводку, но сержант успел послать в нее снаряд, а расчет уничтожил пулеметной очередью. Такая же участь постигла и огнеметчиков. Не помогли и вызванные гитлеровцами пикирующие бомбардировщики. Танк жил, сражался. Потом Грунде доставили боеприпасы, у него появились два помощника. «Экипаж» смельчаков еще долго наносил врагу ощутимые потери. Инициатива сержанта А. Грунде нашла потом своих последователей. За свой подвиг он был награжден орденом Ленина.

На Северо-Западном фронте стал Героем Советского Союза прославленный снайпер младший лейтенант Янис Вилхелмс. Ветераны дивизии тепло вспоминают отважного командира 613-го артполка Августа Пумпуру, отмеченного тремя орденами Красного Знамени, не считая других наград, и смелого майора Григория Киренисова, удостоенного орденов Красного Знамени, Суворова, Александра Невского, Отечественной войны.

В числе тех, кто своим ратным трудом завоевывал гвардейское звание дивизии, были и командир отдельного лыжного батальона Янис Рейнберг, впоследствии Герой Советского Союза, погибший в бою, и старшина разведки Я. Я. Розе, закончивший войну кавалером ордена Славы всех трех степеней.

На новгородской земле пролил свою кровь Леонид Мелдерис. После войны он стал в Латвийской республике весьма уважаемым человеком. Возглавляя специальное конструкторское бюро Рижского завода «ВЭФ», удостоился звания Героя Социалистического Труда.

В Латышской дивизии воевала комсомолка Инеса Спура - санинструктор 121-го полка, а затем радистка, дочь одного из первых в Старой Руссе советских военкомов Яна Спуры. После войны стала журналисткой.

Гордится Латвия комсомолкой Зентой Озолой. Боевое крещение она получила под Москвой. В конце 1942 года стала военным корреспондентом дивизионной газеты «Латвиешу-стрелниекс» («Латышский стрелок»). При выполнении задания редакции погибла смертью храбрых. Ее именем названы один из колхозов республики, пионерские дружины, школа. К Латвийскому морскому пароходству приписано судно-рефрижератор «Зента Озола».

На передовой нередко можно было встретить отчаянных подростков, попавших туда вполне осознанно. Был в 188-й стрелковой дивизии пятнадцатилетний Гена Дроздов, родом из деревни Полуково Старорусского района. Он появился в дивизии зимой 1942 года, когда она вела бои в его родных местах. Стал разведчиком и 20 мая ушел на боевое задание. Разведчики переплыли реку Полисть, незаметно подобрались к дороге, идущей на Старую Руссу. Там затаились в засаде. Когда показалась группа фашистов, они, подпустив ее поближе, открыли огонь из автоматов. Гена убил четырех солдат и одного офицера, захватил документы последнего. Командование наградило юного воина-патриота орденом Красной Звезды. В 1943 году он погиб.

Убежал из Рыбинска и стал сыном полка 171-й стрелковой дивизии двенадцатилетний Боря Новиков. В мае 1942 года он писал матери: «Привет от бойца Северо-Западного фронта Новикова Бориса. Нахожусь в конной разведке. Работаю почтальоном. Есть лошадь зовут Машка. Может, увидимся. 7 мая был в бою, выносил раненых».

Паренек страстно мечтал о подвигах. Под пулями врага он спасал раненых. В его наградном листе названы точные цифры: вынес с поля боя 18 раненых с их оружием, а двадцати шести на месте оказал неотложную помощь.

Борис погиб 12 июля 1942 года под Старой Нивой, там и похоронен. Командир полка писал его матери: «Ваш сын Боря - герой, настоящий патриот Родины, с первых же боев показал себя храбрым, отважным, за что награжден медалью «За отвагу»...» Ныне в городе Рыбинске есть улица Бори Новикова.

В сорок первом году сбежал на фронт из ремесленного училища в Ленинграде Коля Федоров. Родом он был из города Острова. Под Сольцами попал в 202-ю мотострелковую дивизию. Стал вторым номером станкового пулемета, проявил себя в бою. Потом его перевели в разведроту. Ходил на боевые задания и один, и в группе...

Отважно сражались в 180-й стрелковой дивизии разведчики Володя Попов и Вася Афанасьев. Оба из деревни Юрьево теперешнего Парфянского района Новгородской области, до войны - пионеры Березицкой школы.

Друзья ушли в нашу часть, когда в село вступили фашисты. Враг расстрелял отца Володи, и юные мстители не раз ходили в родные места на диверсии, собирали разведывательные данные. В боях под деревней Волосько Володя был ранен. «7 января 1942 года, - вспоминает бывший командир 180-й дивизии генерал И. И. Миссан,- Володя Попов принимал участие в освобождении родной деревни... Во время горячего боя застрелил из автомата более 10 гитлеровцев, отомстил фашистам за смерть отца и освободил мать».

Славный патриот Родины Володя Попов погиб, выполняя боевое задание, в июле 1942 года. Похоронили его с воинскими почестями на кладбище рядом с отцом.

За мужество и находчивость командование дивизией наградило Володю Попова и Васю Афанасьева орденами Красной Звезды.

Разные возможности помочь Родине находили юные патриоты новгородской земли. Когда в январе 1942 года наши кинооператоры снимали в только что освобожденной деревне Монаково Демянского района большую группу целехоньких трофейных штабных машин (здесь стоял штаб немецкого пехотного полка), то обратили внимание на стоявших у машин четырех местных пареньков пионерского возраста. Оказывается, эти бесстрашные юные герои во время боев за деревню совершили смелую диверсию: они подобрались к вражеским машинам и разрезали у них резину, а в радиаторы насыпали песок. Это были Коля и Леша Васильевы, Коля Вихров и Алеша Иванов.

В БОЯХ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Бои проходили каждодневно, разные по масштабам, итогам, значению,  но почти каждый из них был освещен ярким светом новых подвигов, пронизан духом коллективизма воинов.

Во время частной наступательной операции в районе Кирилловщины во второй половине июля одна из блокировочных групп 713-го полка 171-й дивизии должна была своими действиями на левом фланге отвлечь внимание противника. С командиром взвода младшим лейтенантом М. П. Белоноговым группа скрытно проникла почти к самым вражеским блиндажам. Противотанковой гранатой был взорван дзот. Пользуясь переполохом у фашистов, бойцы ворвались в траншеи и в рукопашной схватке овладели безымянной высоткой. Не дрогнули они и под шквалом артиллерийско-минометного огня.

«Несколько раз, - писала об этом бое фронтовая газета 2 августа 1942 года, - немцы бросались в контратаки, и каждый раз против горстки отважных воинов увеличивал свои силы враг. Но яростные натиски гитлеровцев не поколебали воли и стойкости бойцов младшего лейтенанта Белоногова. Они дрались с врагом до последнего дыхания, ни на шаг не отступив назад...

Пусть весь фронт, пусть вся страна знает и чтит имена храбрейших и бесстрашных воинов.

Вечная память и вечная слава героям младшему лейтенанту Белоногову, сержанту Коваль-Волк, младшему сержанту Закупневу, красноармейцам Гончаренко, Еремеенко, Сайфулину, Графееву, Трускову, Махамедееву, Язовскому!»

В те дни однополчане Белоногова писали его жене: «Образ вашего мужа будет всегда сопутствовать нам в борьбе, будет вдохновлять нас на подвиги. Так же, как и он, мы стойко и умело будем драться за кровь наших людей». И они сдержали клятву. Дивизия дошла до Берлина, штурмовала рейхстаг, стала Краснознаменной Идрицко-Берлинской.

Младший лейтенант М. П. Белоногов был удостоен ордена Ленина. Посмертно отмечены орденами Красного Знамени сержант Д. Г. Коваль-Волк, красноармейцы М. М. Махамедеев, Шариф Сайфулин, А. И. Трусков.

В августовских боях за вражеский укрепленный пункт Рыкалово (Парфинский район) совершил коллективный подвиг экипаж тяжелого танка КВ 33-й танковой бригады. Этот танк носил на броне великое имя - «Ленин».

Машину повел в атаку командир роты старший лейтенант Тимофей Паршков, принятый накануне в члены ленинской партии. На подходе к деревне Паршков обнаружил два фашистских танка. Посланные командиром орудия и парторгом роты старшиной Галимовым несколько снарядов попали в цель. На большой скорости танк «Ленин» вместе с машиной политрука роты И. Д. Лагушкина ворвался в деревню, сокрушая на своем пути боевую технику и живую силу противника.

Но вот подбит танк политрука. Навстречу идут два тяжелых вражеских танка... Экипаж «Ленина» в неравном поединке действовал умело и бесстрашно. Метким огнем пушек и пулеметов он поджег одну из машин противника, другая попятилась назад, оставив пехоту без прикрытия. Гитлеровцы подтянули противотанковые пушки. Один из снарядов угодил в башню танка командира роты. Но «Ленин» продолжал вести бой. К вечеру танку доставили боеприпасы.

С рассветом фашисты попытались вернуть Рыкалово. Но атакующих встретил огонь геройского танка. В конце второго дня вражеский снаряд попал в его моторную часть. Но и после этого экипаж продолжал действовать. Ночью танкисты вырыли для машины ров, превратив ее в неприступную крепость.

Танк «Ленин» был эвакуирован лишь на седьмые сутки. Все пятеро танкистов вернулись живыми. Экипаж машины имени великого вождя, проявив самоотверженность, уничтожил три фашистских танка, пять автомашин с боеприпасами, четыре противотанковых орудия, отразил до тридцати контратак, нанеся противнику большие потери в живой силе.

Ветераны фронта помнят, какой славой покрыла себя в боях в районе «рамушевского коридора» 133-я отдельная стрелковая бригада во главе с вновь назначенным командиром подполковником 3. С. Ревенко, еще в 1941 году награжденным на Северо-Западном фронте орденом Красного Знамени.

Выполняя задачу, бригада в начале августа 1942 года неожиданным ночным ударом значительно потеснила фашистов в районе болота Сучан. Получив подкрепление, враг 4 августа обошел фланг бригады. Расчет был простой: под угрозой окружения советские воины отойдут. Но этого не произошло.

Две недели окруженные два батальона 133-й и один батальон соседней 151-й стрелковой бригады под общим командованием капитана Ф. В. Смекалкина (комиссаром был старший политрук Ш. X. Чанбарисов) при поддержке бригады прочно удерживали захваченный рубеж от натиска превосходящих сил противника.

Железная воля комиссара Чанбарисова, его личная храбрость и пламенное большевистское слово вливали в бойцов новые силы. Он мог и заменить убитого пулеметчика, метким огнем кося наступающего врага, и вести стрельбу из противотанкового ружья, и поднять бойцов в штыковую атаку...

Недостаток боеприпасов и продовольствия не снизил активности воинов. Они оставили рубеж лишь по приказу. Прикрываясь пулеметами, действуя штыками и гранатами, истощенные, но сильные духом бойцы и командиры прорвались к своим. Они вынесли всех тяжело раненных, а кто мог стоять на ногах, приняли участие в прорыве.

В мемуарах бывшего начальника политотдела 133-й бригады Н. Б. Ивушкина «Место твое впереди» воспроизводится оценка вышестоящим командованием действий бригады в тот тяжелый период: «...Отсеченные батальоны в обороне... своей стойкостью и упорством, своими решительными действиями сковали до двух немецких пехотных дивизий. И это сделали они в наиболее ответственный момент, когда 11-я армия имела задачу своим центром уничтожить узлы сопротивления в районах Васильевщины, Туганова...»

Такие действия назывались обычно боями местного значения. Но они не давали противнику возможности перебросить с этого участка фронта хотя бы часть сил, скажем, под Сталинград или на Северо-Кавказское направление.

Шайхулла Хабибуллович Чанбарисов за бои в окружении был удостоен ордена Красного Знамени. В свою Башкирию (он родом из татарского селения) вернулся после войны с четырьмя боевыми орденами. Доктор исторических наук Чанбарисов многие годы возглавлял Башкирский государственный университет. К его фронтовым наградам прибавились орден Октябрьской Революции и два ордена «Знак Почета».

Нельзя без волнения вспоминать боевой эпизод, который произошел в сентябре 1942 года на участке 254-й стрелковой дивизии. 15 сентября она отбила у противника важный рубеж. Через четыре дня позицию 936-го стрелкового полка у деревни Сычево Старорусского района два часа интенсивно обстреливала артиллерия врага. Затем гитлеровцы пошли в атаку.

Командир пулеметного отделения красноармеец С. А. Завьялов увидел перед собой свыше двух рот. «К бою! Постоим за Родину!» - скомандовал он расчету. Сам лег за станковый пулемет. Вражеский снаряд засыпал амбразуру дзота. Завьялов ранен в лицо. Надо бы перевязаться, но цепи наступающих совсем близко. Он выкатил пулемет на дзот и снова нажал гашетку. Второе ранение в голову, кровь заливает глаза. Перед ним уткнулись в землю около пятидесяти автоматчиков, остальные продолжали продвигаться.

Осколки вражеского снаряда разбили короб и кожух пулемета. Завьялов схватил автомат и уложил еще 12 гитлеровцев. Третьим ранением ему выбило несколько зубов. В соседнем блиндаже перевязали раны и, хотя боец ослаб от потери крови, он поспешил туда, где бились товарищи. В пути - новое ранение осколком в бедро. Попытался подняться и - не смог. Когда санитары уносили его с поля боя, однополчане услышали его призыв: «Товарищи, бейтесь до последнего!.. Не пропустите черную гадину!»

Как же крепко надо было любить родную землю, какой высокой нравственной силой, обладать, чтобы с такой самоотверженностью действовать в бою!

И в том, что полк успешно отбил две вражеские атаки, была немалая заслуга и этого отважного пулеметчика. За свой подвиг верный сын России Семен Акимович Завьялов 14 февраля 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза. Умер он в послевоенные годы.

Осенью 1942 года произошли события, ставшие серьезным испытанием для ряда соединений 1-й ударной армии. 27 сентября 26-й полк 7-й гвардейской стрелковой дивизии (комдив полковник Е. В. Бедин, впоследствии Герой Советского Союза) принял на себя удар двух вражеских дивизий и танковой бригады. Наступление на узком участке фронта Великое Село - совхоз «Знамя» поддерживалось артиллерией и авиацией.

Полк не выдержал столь сильного натиска. Были сданы Великое Село, Козлово, Заробье, Кулаково и Майлуковы Горки. Крайне осложнилось положение 129, 130 и 391-й стрелковых дивизий. 518-й полк 129-й дивизии попал в окружение. Трое суток бойцы во главе с командиром полка подполковником Я. А. Романенко, не имея достаточно боеприпасов и продовольствия, мужественно сдерживали напор гитлеровцев. Враг бросил в бой танки, но на их пути насмерть встали два орудийных расчета 287-го истребительно-противотанкового дивизиона.

Первые танки вышли на орудие сержанта Ф. Н. Соловьева. Посланный с 300 метров снаряд угодил в головную машину. Еще прицельный выстрел - и подожжен второй танк. Однако с третьего танка успели выстрелить, и наводчик М. С. Возняк упал убитым, а заряжающий Р. В. Федянин был тяжело ранен. На помощь Соловьеву поспешил ездовой М. Г. Гарин. Владея специальностью наводчика, он из поврежденного орудия подбивает танк. Еще два загорелись от группового огня двух орудий. К этому времени расчет Н. В. Золотавина успел, в свою очередь, подбить три танка. На поле боя пылало восемь бронированных коробок.

Несли потери и артиллеристы. Сержант Золотавин и его наводчик младший сержант В. А. Абуховский погибли смертью героев, а орудие Соловьева было окончательно выведено из строя. Между тем вражеские автоматчики приближались. Их встретили ружейным огнем командир батареи капитан Г. П. Сологуб, рядовые И. Г. Румянцев и Р. В. Федянин, хотя последний был ранен в левую руку и стрелял одной правой. Затем Сологуб и Соловьев бросились к исправной пушке и в упор начали бить по врагу. Фашисты не прошли.

Все эти герои-артиллеристы одними из первых в 1-й ударной армии были награждены командованием фронта учрежденным 20 мая 1942 года орденом Отечественной войны I степени.

В ночь на 2 октября 129-я дивизия выбила врага из Кулакова, что позволило 518-му полку пробиться из окружения. За коллективный подвиг полк был удостоен ордена Красного Знамени.

Отличился в боях 37-й гвардейский артиллерийский полк. Когда гитлеровцам удалось прорваться сквозь стрелковое прикрытие к огневым позициям и даже командному пункту полка, началась рукопашная схватка. Вместе со всеми мужественно отбивался от фашистов и командир полка гвардии майор И. Н. Руденко, всего лишь месяц назад выдвинутый с должности командира дивизиона 391-й стрелковой дивизии и успевший завоевать авторитет и уважение. В этом беспощадном бою он погиб. Гвардейцы-артиллеристы, мстя за смерть своего командира, уничтожили 16 танков, 2 бронемашины и много другой техники. Успешные боевые действия полка на Северо-Западном фронте отмечены орденом Красного Знамени.

Массовый героизм в те дни проявили воины 47-й стрелковой бригады полковника С. Н. Лысенкова и 397-й стрелковой дивизии полковника К. Т. Ильина. В рядах этой дивизии геройски погиб военком 448-го стрелкового полка батальонный комиссар И. И. Куликов, который трижды водил бойцов в штыковую атаку. Похоронен он в Залучье, там есть улица его имени.

Энергичными мерами наступление врага было остановлено. За 11 дней сражения противник потерял до 100 танков, около 60 самолетов, много другой боевой техники и личного состава. «Выяснилось, - свидетельствует бывший начальник политотдела 1-й ударной армии генерал-лейтенант Ф. Я. Лисицын, - что прорыв на рубеже Великое Село, совхоз «Знамя» был задуман гитлеровскими генералами как начало наступления на юг вдоль реки Ловать с целью отрезать 1-ю ударную армию от главных сил фронта, окружить и уничтожить ее войска и таким образом ликвидировать тот выступ, что удерживался  нами  за Ловатью».

В темную ночь 17 ноября 1942 года старший сержант 370-й стрелковой дивизии А. М. Кигурадзе уводил в тыл врага поисковую группу. В девятнадцать лет комсомолец был уже признанным разведчиком.

Для нападения избрали дзот на высотке. Группу захвата Автандил возглавил сам. С ним были его верные друзья Григорий Подтамошнев и Алексей Крысин. Место перед дзотом метров на сто было открытое, а у блиндажа маячил часовой. Кигурадзе снял его с первого выстрела. Тут же втроем рванулись к дзоту и метнули в амбразуру гранаты. Раздался взрыв. Автандил спрыгнул в траншею, и в этот момент из блиндажа выскочил ошеломленный фашист. Неотразимым ударом в челюсть Кигурадзе нокаутировал его (до войны Автандил занимался спортом) и выбросил из траншеи. Двое разведчиков подхватили немца и потащили к кустам. За ними последовал и Кигурадзе. Но враг уже всполошился. Рядом с разведчиком разорвалась мина, и несколько осколков впились в тело, а один попал в голову. Старший сержант упал, потеряв сознание. Очнулся и с ужасом увидел рядом двух гитлеровцев. Кигурадзе мгновенно вскинул автомат и сразил их. Нашел в себе силы подняться... Впереди показалось несколько фашистов. Они не стреляли: наверное, хотели взять живым. Опасность придала силы. Он дал короткую очередь, но вдруг автомат предательски замолчал. Этим и воспользовались два оставшихся в живых гитлеровца.

Первого бросившегося к нему разведчик с размаху ударил по голове .прикладом с такой силой, что приклад рассыпался в щепки. Другой здоровенный немец свалил его. Завязалась борьба. Теряя силы от ранений, последним усилием воли Автапдил изловчился, выхватил из-за пояса нож и прикончил фашиста. Встал на ноги, а в глазах круги...

В медсанбат товарищи доставили его без сознания. Три месяца выхаживали в госпиталях. Домой, в Сухуми, вернулся инвалидом. Несколько окрепнув, включился в комсомольскую работу. Стал членом партии. Избрали вторым, затем первым секретарем горкома комсомола. Потом стал членом ЦК комсомола Грузии. Окончил факультет истории Сухумского педагогического института имени М. Горького. Вот уже много лет А. М. Кигурадзе на руководящей профсоюзной работе.

Ноябрь завершился для 11-й армии успешным проведением важной наступательной операции. Возле Лычкова была деревенька Пустыня, не раз упоминавшаяся в армейских донесениях. На военном языке это была господствующая высота 80,8. Фашисты сразу оценили ее, превратив в мощный опорный пункт, глубоко вклинившийся в нашу оборону. Попытки взять важный рубеж успеха не имели.

В начале ноября этот участок обороны 202-й стрелковой дивизии посетил представитель Ставки генерал армии Г. К. Жуков. С наблюдательного пункта, устроенного на колокольне в деревне Свинорой, он в стереотрубу сделал обзор Пустыни и прилегающей к ней местности. Затем поинтересовался у командующего артиллерией дивизии полковника Ф. Т. Дахновского, в чем нуждается дивизия, чтобы ликвидировать вражеский выступ. Федор Тарасович (впоследствии Герой Советского Союза) был опытным артиллеристом, и его предложения приняли. Дивизию усилили крупнокалиберной артиллерией, гвардейским дивизионом «катюш», пополнили боеприпасы. Ей подчинили 1-й батальон морской пехоты 983-го полка 253-й стрелковой дивизии под командованием капитан-лейтенанта А. А. Косенко.

На рассвете 22 ноября после полуторачасовой артподготовки, разрушившей сильно укрепленные глубоко эшелонированные позиции противника, в атаку пошла пехота. Первыми в траншеи ворвались во главе с командиром взвода Семеном Ртыщевым храбрые матросы...

Фашисты пытались вернуть Пустыню, но безуспешно. Они потеряли убитыми более 400 солдат и офицеров. Нашими войсками было захвачено 60 станковых и ручных пулеметов, другие трофеи.

С первого дня вместе с бойцами фронта сражались военные медики. Сражались за человеческие жизни, проявляя, как и солдаты, величайшее мужество и благородство. Многое можно было бы рассказать об этом. Ограничимся несколькими примерами.

В ноябре 1942 года на передовой медицинский пункт 232-го полка 182-й стрелковой дивизии был доставлен на носилках раненый разведчик Иван Козлов. У него между бедренной костью и мягкими тканями застряла неразорвавшаяся вражеская мина. Везти раненого в медсанбат по бревенчатой дороге было рискованно. И старший врач полка военврач 2-го ранга А. П. Козьмин, имея под рукой лишь простейшие инструменты, извлек мину на месте. Жизнь красноармейца была спасена.

Ветераны 254-й стрелковой дивизии помнят аналогичный случай, когда извлек из ноги солдата неразорвавшуюся мину хирург Мешков. В послевоенные годы полковник медслужбы В. В. Мешков стал доктором медицинских наук, профессором Центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей.

Ведущий хирург медсанбата 188-й стрелковой дивизии подполковник медслужбы М. П. Кощеев представлял старшее поколение врачей. Он старался организовывать неотложную хирургическую помощь раненому еще до поступления его в медсанбат. Им сделано около тысячи сложных операций при ранении в живот. За свою хирургическую деятельность Михаил Павлович награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».

Стало обычным, когда в дни тяжелых боев хирурги переднего края по нескольку часов и даже суток не отходили от операционного стола. В практике замечательных хирургов Н. В. Антошиной, Ф. Ф. Богданова, П. П. Еловацкой, кандидата медицинских наук И. Г. Зияева (погиб в 1942 году), К. Н. Крупского, А. С. Поповой, В. Т. Разумовского и других было немало примеров героизма, готовности в любых условиях выполнить свой врачебный долг.

1942 год пополнил семью гвардейских соединений фронта. К двум ранее названным стрелковым дивизиям в декабре прибавилась еще одна - 130-я. Она стала 53-й гвардейской. Эта дивизия была сформирована в октябре 1941 года в Москве в основном из добровольцев - коммунистов и членов ВЛКСМ. Посланцы столицы и в последующих боях постоянно проявляли высокую боеспособность. 53-я гвардейская в 1943 году будет награждена орденом Красного Знамени, а в битве за Советскую Прибалтику станет Тартуской.

Под гвардейское знамя встали также ветеран 11-й армии 614-й корпусной артиллерийский полк, 38-й истребительный и 288-й штурмовой авиационные полки.

СЧЕТ МЕСТИ

В условиях позиционной борьбы широкий размах приняло снайперское движение. Душой его были коммунисты и комсомольцы. Одним из зачинателей его у себя в 163-й стрелковой дивизии и на всем фронте стал охотник-эвенк из Забайкалья С. Д. Номоконов. У него был на редкость острый глаз. Известность ему принес меткий выстрел, сразивший наповал генерал-майора из гитлеровской ставки, инспектировавшего 25 октября 1941 года войска переднего края под Лычковом. С тех пор боевой счет снайпера стал расти, что называется, не по дням, а по часам.

От Семена Номоконова старался не отстать его боевой друг Тогон Санжеев. У них были многие сотни последователей.

За успехами снайперов с живым интересом следили труженики тыла. Родилось патриотическое движение за увеличение счета боевой и трудовой мести врагу. Знатные шахтеры Урала М. П. Кокшаров и И. С. Жирнов, приняв высокие социалистические обязательства, в июне 1942 года обратились от имени угольщиков Кизила к снайперам фронта с предложением вступить в соревнование. Первым отозвались Номоконов и Санжеев. Они дали слово к 22 июня значительно увеличить свой боевой счет, от имени воинов фронта обещали беспощадно уничтожать врага и призвали шахтеров побольше добывать стране угля. Слово свое они сдержали.

Стали соревноваться со снайперами Северо-Западного фронта и земляки Кокшарова и Жирнова - одиннадцать угольщиков шахты «Рудничная». Их призыв обнародовала газета 34-й армии «Героический штурм». Тут же последовал ответ воинов 163-й дивизии: «Обещаем вам, что будем посылать пули только в цели. Будем бить врага метко, без промаха».

Под этим ответом была подпись и Номоконова. Он истребил на Северо-Западном фронте 263 гитлеровца, был награжден орденом Ленина и стал коммунистом. До конца войны счет уничтоженных им фашистов вырос до 367.

Своему ратному мастерству он обучил 165 молодых воинов.

После войны Семену Даниловичу Номоконову было присвоено звание почетного солдата Забайкальского военного округа. Он отец семи сыновей и двух дочерей. После его смерти одна из улиц села Нижний Стан Шилкинского района Читинской области названа его именем.

Знатным снайпером был и героический сын бурятского народа Цырендаша Доржиев из 202-й дивизии. Оп принял вызов на соревнование знатного сталевара Лысьвенского металлургического завода Константина Труханова, награжденного 15 июля 1942 года орденом Ленина. Сам Доржиев к тому времени имел на своем счету 181 истребленного фашиста, подготовил несколько метких стрелков и сбил из винтовки вместе с товарищами вражеский самолет. На Северо-Западном фронте был награжден орденом Ленина. И когда по приглашению Бурятской АССР туда была направлена делегация воинов 11-й армии, в ее составе был и Ц. Доржиев. Их поездка была приурочена к годовщине со дня начала войны советского народа с фашистскими захватчиками.

Отважно сражался и снайпер-бурят 188-й стрелковой дивизии Жамбыл Тулаев. 30 апреля 1942 года его на передовой приняли в ряды Коммунистической партии, и тогда он поклялся еще беспощаднее уничтожать фашистскую нечисть.

А назавтра в бою доказал свою партийность. Когда перешедший в атаку противник начал обходить 3-й батальон 580-го полка и некоторые бойцы дрогнули, Тулаев схватил ручной пулемет и стал в упор косить фашистов. Его пример вдохновил солдат на стойкое сопротивление. Враг отступил. За этот бой Жамбыла Тулаева наградили орденом Красного Знамени. Он возглавил в полку снайперское движение.

Коммунист Тулаев бил гитлеровцев без промаха. Он завоевал в полку всеобщее уважение, стал парторгом роты, членом партийного бюро батальона. Вскоре все коммунисты роты стали снайперами, парторганизацию признали лучшей в полку. Имя Тулаева хорошо знали не только на-фронте. Им гордились его земляки.

Во фронтовой газете было опубликовано письмо депутата Верховного Совета Бурятской АССР, участницы знаменитого женского лыжного перехода Улан-Удэ - Москва Сони Тыхеевой, адресованное Ж. Тулаеву. «Ваше имя - имя рядового колхозника, - писала она, - славного сына бурятского народа, гремит по всей стране. Вся бурятская молодежь гордится вашими героическими делами. Продолжайте же без промаха бить врага!.. Отомстите немцам за нашего дорогого Доржиева (Ц. Доржиев погиб 9 января 1943 года), который дрался с врагом до последнего дыхания...»

В своем ответе, опубликованном 3 февраля 1943 года в местной газете Тункинского аймака, Ж. Тулаев сообщал: «На моем счету... 313 немецких солдат и офицеров. Кроме того, мною обучено 33 снайпера... Среди них есть мои земляки: Будаев Дондок из Закаменского аймака убил 85 фрицев, Ухипов Доржа из Баргузинского аймака -197, Трудиев из Джидинского аймака - 46...»

Коммунист фронтового призыва, старшина Жамбыл Евщеевич Тулаев 14-февраля 1943 года стал Героем Советского Союза. Он получил множество поздравлений от людей знакомых и незнакомых.

Бывший боец-снайпер Интернациональной бригады, который сражался против гитлеровских интервентов в Испании, Адольф Строки, работавший слесарем на одном из заводов Урала, прислал Тулаеву оптический прицел. «Посылаю свой подарок, - писал он, - очень дорогой мне трофейный оптический прибор, добытый мною ценой своей крови. Благодаря ему я уничтожил немало фашистской сволочи. Прошу, пользуясь прицелом, уничтожить как можно больше немецких извергов. Сердцем и мыслями я буду с тобой, дорогой воин Красной Армии». Герой Советского Союза Ж. Е. Тулаев от души поблагодарил А. Строки и заверил, что будет беспощадно уничтожать врага.

Слово свое Тулаев сдержал, он мужественно сражался до конца войны. Вернулся в свой родной улус Хурай-Хобок, где  был  заместителем,  а  затем  председателем сельского Совета. Умер в 1961 году.

В той же 188-й дивизии замечательным снайпером был сорокалетний хлебороб из Оренбургской области Федор Кузьмич Чегодаев. На войне он стал коммунистом. Ратная доблесть старшего сержанта 595-го полка в июле 1942 года была отмечена присвоением ему звания Героя Советского Союза.

Среди многих учеников Чегодаева выделялся старший сержант Макар Андресенко. Потом и у него стало более тридцати учеников.

Хорошо выразил М. Андресенко патриотические чувства воинов в газете 27-й армии «Мужество» 8 ноября 1942 года: «Наше снайперское подразделение живет одной маленькой, но дружной семьей. Буряты, русские, украинцы - все мы сражаемся за одно великое дело. В каждом из нас пылает ненависть к немецкому грабителю. И Волга, и Днепр, и Байкал всегда стоят перед нашим взором, когда мы идем истреблять немецкое зверье. Ведь все это - наша Родина! Она сделала нас кровными братьями».

В 26-й стрелковой дивизии прославился снайпер сержант Г. П. Савченко. В его боевой биографии немало ярких эпизодов. Однажды он бронебойно-зажигательными пулями сбил вражеский бомбардировщик. В боях за Прибалтику Савченко стал лейтенантом, награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Им убито 169 фашистов, двадцать одного он взял в плен. Искусству меткого выстрела он обучил 124 бойца.

В послевоенные годы проживал на Полтавщине, в городе Гадяч, инвалид Отечественной войны лейтенант в отставке Василий Тимофеевич Егоров. До войны был охотником на Алтае, на фронте стал грозой фашистов, знатным снайпером, бесстрашным разведчиком 1230-го полка 370-й стрелковой дивизии. На его счету 355 убитых вражеских солдат и офицеров, десятки смелых рейдов в тыл противника, много захваченных «языков». Это был исключительно скромный человек. Он никогда не кичился своими подвигами и наградами. А их было немало.

Командование Северо-Западным фронтом наградило сибиряка В. Т. Егорова за его мужественный ратный труд орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалью «За отвагу». И все это на протяжении одного 1942 года.

Действовали целые снайперские группы. Была такая группа и в 20-м полку 7-й гвардейской стрелковой дивизии. Возглавлял ее гвардии лейтенант И. М. Вознов. Войну он начал рядовым, на фронте вступил в комсомол, в партию. Прославился как снайпер. Обучил своему мастерству 70 бойцов. Был среди них и Сергей Митрофанов, до войны - учитель литературы. Он стал им после окончания Казанского университета, а до этого был пастушонком, хлеборобом в родном селе Теныш, что под Казанью. На фронте освоил новую профессию - снайпера. В боях был дважды ранен. Но каждый раз возвращался в строй.

Среди снайперов фронта были и девушки-добровольцы. В своем последнем бою 14 августа 1942 года под старорусской деревней Сутоки снайперы 528-го стрелкового полка 130-й дивизии москвички Наташа Ковшова и Маша Поливанова, участвуя в отражении вражеской контратаки, уничтожили до 40 гитлеровцев. Уже раненные, окруженные врагом, бесстрашные девушки, подпустив немцев поближе, подорвали гранатами себя и находившихся рядом фашистов.

Они дружили с детства. Вместе учились в школе, вместе работали. Перед войной успешно закончили снайперские курсы Осоавиахима. В октябре 1941 года, когда над Москвой нависла страшная угроза, комсомолки не колеблясь добровольно вступили в ряды формируемой 3-й Московской коммунистической дивизии.

По прибытии на фронт Наташа Ковшова писала матери: «...Я обещаю тебе, что не дрогнет в моих руках винтовка, и каждая пуля будет лететь точно и поражать фашистскую сволочь... Уж очень мы ненавидим гадов, поэтому будем бить их так, как били в 1917, 1918 годах наши отцы и матери... Я твердо верю в нашу победу».

Славные дочери Родины погибли на новгородской земле, когда им было по двадцать лет. Похоронены на братском кладбище в деревне Коровитчино. Подвиг Наталии Венедиктовны Ковшовой и Марии Семеновны Поливановой отмечен посмертным присуждением им высокого звания Героя Советского Союза. Их именами названы два судна дальнего плавания, улицы в Москве и Старой Руссе, пионерские дружины.

Восемнадцатилетней комсомолкой поступила в Центральную женскую снайперскую школу Алия Молдагулова. Окончив ее, прибыла в августе 1943 года в 54-ю отдельную стрелковую бригаду 22-й армии, действовавшей на левом крыле Северо-Западного фронта. Здесь, под Холмом, в ее снайперской книжке появились первые записи... Позднее, в конце 1944 года, в районе Новосокольников она участвовала в штурме опорного пункта врага. В критический момент боя Молдагулова первой поднялась в атаку. Бесстрашный пример девушки увлек за собой весь батальон. Бойцы ворвались в траншеи, завязалась рукопашная схватка. Преследуя убегающего офицера, Алия, однако, не успела первой нанести удар...

Верная дочь казахского народа Алия Молдагулова посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

Гордостью 43-й гвардейской Латышской стрелковой дивизии была Моника Мекшанс, старший снайпер 191-го полка, награжденная за свой нелегкий ратный труд орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Снайперское движение было развито и среди пулеметчиков, минометчиков, артиллеристов.

9 февраля 1942 года под Старой Руссой враг предпринял наступление против 188-й дивизии. На поле между Бряшной Горой, Медниковом и в лесу под Анишином разгорелся ожесточенный бой. И тут показали свое мастерство артиллеристы молодого и энергичного командира С. Г. Чистякова. Его батарея шрапнелью вывела из строя немало рвавшихся вперед фашистов. Этот бой был далеко не первым для Сергея Чистякова. Начинал он в Прибалтике, где его расчеты уничтожили несколько вражеских танков. В районе Лобанова в октябре 1941 года батарея картечью буквально косила гитлеровцев. Так от боя к бою набирался боевого мастерства снайпер артиллерийской стрельбы.

Когда весной 1942 года два кочующих 210-миллиметровых вражеских орудия начали методически обстреливать тяжелыми снарядами Подборовье, нанося урон и местному населению, ютившемуся в землянках, уничтожить орудия и их тягачи поручили Чистякову. Он блестяще выполнил задание. Майор С. Г. Чистяков на Северо-Западном фронте стал коммунистом.

Не раз выручали пехоту снайперы-артиллеристы и в наступлении.

В июле 1942 года на приеме в Военном совете 34-й армии перед мастерами оружия - стрелками, пулеметчиками и артиллеристами - выступил командующий армией генерал-майор Н. Э. Берзарин. Он призвал их наступательным огнем терроризировать противника, взаимодействовать с другими родами войск, готовить себя для решающих боев.

Подобные встречи, армейские и дивизионные слеты, широкая гласность боевых дел мастеров огня - все это способствовало обмену опытом, обогащало снайперскую тактику новыми способами и приемами борьбы с коварным врагом.

Были свои снайперы и у летчиков. Каждый из них был грозой для стервятников. Яркий эпизод в воздухе произошел 13 августа 1942 года. С задания возвращалась группа истребителей 744-го авиаполка: кончились боезапасы, на пределе горючее... У самого аэродрома их перехватили «мессершмитты», пилотируемые фашистскими асами. Казалось, беда неминуема. На их выручку, рискуя быть сбитым при взлете, поднялся с аэродрома советский ас капитан И. Ф. Мотуз. Первой же очередью он подбил один самолет врага. Фашисты были ошеломлены внезапностью удара, чем и воспользовались наши летчики - они благополучно приземлились.

Мотуз оказался один против троих. Он потом рассказывал: «Слышу в наушниках возглас с аэродрома: «Дави, Фомич, осталось три!» Началась бешеная карусель. Я изловчился и сбил еще одного. С земли опять: «Держись, Фомич, их двое!» Но снаряд угодил и в мою машину. Чувствую: ранен. Один осколок, к счастью, попал в пистолет, висевший на груди. Загорелась ватная подкладка бронеспинки, все сильнее ощущаю огонь. Казалось, что сижу на раскаленной сковородке. Но надо было отбиваться. Удалось подбить и третьего «мессера», и он вышел из боя. Теперь мы остались один на один. Но силы покидали. Однако я успел на бреющем полете оторваться от преследователя и, не выпуская шасси, каким-то чудом сел на небольшую лесную поляну».

Четыре месяца пролежал в госпитале. Раны от осколков зарубцевались быстро, а вот ожоги...

В летной книжке воздушного снайпера гвардии полковника И. Ф. Мотуза значится свыше 300 боевых вылетов. Первого стервятника сбил 22 июня 1941 года. За два года участвовал в 87 воздушных боях и лично уничтожил 24 вражеских самолета. Героем Советского Союза стал на Северо-Западном фронте 24 августа 1943 года. Начал войну комсомольцем, на фронте стал коммунистом.

Свыше тридцати лет Иван Фомич отдал служению военной авиации да некоторое время работал в системе гражданской... Часто встречался с молодежью, и его яркие рассказы о судьбах однополчан воспринимались восторженно, находя дорогу к разуму и сердцу. Мотуз был человеком принципиальным, презирал нескромность. О себе говорить не любил.

Особенно тепло он вспоминал о виртуозе воздушных поединков Георгии Николаевиче Коневе, с которым в качестве ведомого совершил около 150 успешных боевых вылетов.

Великую Отечественную Конев начал с первого дня, имея за плечами боевой опыт летчика-добровольца, помогавшего китайскому народу в его антияпонской войне. Его подвиги в воздушных сражениях были отмечены орденом Красного Знамени.

На Северо-Западном фронте в 1942 году Георгий Николаевич был вначале заместителем командира 744-го истребительного авиаполка по летной части. Легендарная смелость коммуниста Конева, казалось, не имела предела. У него был девиз: всегда рваться навстречу врагу. Машиной он владел отлично, и огонь его был снайперским.

Весной 1942 года авиацию врага пополнила эскадрилья берлинских асов. На рассвете или в сумерках, на предельной скорости и малой высоте они появлялись парами и неожиданно. От встреч с истребителями уклонялись, перехватывая одиночных штурмовиков и У-2.

Тогда у выдающихся воздушных снайперов майора Г. Н. Конева и командира 402-го истребительного полка майора К. А. Груздева родилась идея: использовать У-2 как приманку. И вот ранним утром на высоте 50 метров в направлении фронта летел наш тихоход. За штурвалом - комсомолец Николай Шмелев. А где-то недалеко в воздухе - истребители Конева и Груздева. Фашисты появились внезапно. Ведущий с ходу резанул огненной трассой левое, а затем и правое крыло самолета Шмелева.

«Вдруг фашист прекратил огонь, - рассказывает Герой Советского Союза Николай Александрович Шмелев. - Я оглянулся ... ведущий «мессер» ... камнем летел вниз. За «мессером» пикировал Конев. За вторым гнался Груздев, поливая его огнем.... Фашист изворачивался и лез свечкой вверх. Но скорость его быстро гасла ... он неожиданно перевел машину в вираж. Груздев устремился за ним. Не закончив вираж, гитлеровец резко переложил самолет на обратный курс со снижением ... оторвался от преследования... Но в этот момент на хвосте у фашиста оказался Конев. Он дал длинную очередь. «Мессер» клюнул носом. Конев дал еще очередь, и самолет противника вспыхнул».

В летной книжке Конева появилась новая запись: в воздушном бою сбиты два фашистских аса. В дальнейшем Георгий Николаевич, командуя 21-м гвардейским Краснознаменным истребительным полком, продолжал активно участвовать в воздушных боях, передавая свой богатый опыт молодым летчикам. В Отечественную войну он был трижды награжден орденом Красного Знамени.

30 декабря 1942 года гвардии подполковник Г. Н. Конев вылетел на выполнение боевого задания. Это был его последний, 312-й вылет и 98-й воздушный бой с шестью новейшими самолетами противника Ме-109ф. Как говорится в документе, «...он не отступил и в этом неравном бою еще раз доказал свою безграничную преданность Родине и ненависть к врагу. Он уничтожил двух стервятников и сам погиб смертью героя». На Северо-Западном фронте ему 1 мая 1943 года было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Когда колхозник-пчеловод из Сталинградской области Василий Викторович Конев узнал о гибели своего племянника Георгия, то решил приобрести на свои личные сбережения боевой самолет. Его просьбу удовлетворили. На фюзеляже самолета была сделана надпись: «Имени Героя Советского Союза подполковника Г. Конева». На этой машине и громил врага трижды Герой Советского Союза Иван Никитович Кожедуб.

КОНЕЦ „ДЕМЯНСКОГО ПЛАЦДАРМА"

Наступил 1943 год. Тяжелые бои с демянской группировкой противника, начатые еще в конце декабря 1942 года и достигшие наивысшего накала в районе «рамушевского коридора», продолжались. Воинов фронта воодушевляло мощное контрнаступление советских войск под Сталинградом, завершившееся окружением и ликвидацией огромной группировки Паулюса. Эта величайшая битва была для всех советских людей символом высокого мужества и особой стойкости.

Вдохновляющим событием было и прибытие на фронт в конце декабря 1942 года делегации Монгольской Народной Республики. Как истинные и верные друзья, монголы были вместе с нами с самого начала Великой Отечественной войны, а теперь привезли на фронт подарки: большое количество валенок, полушубков, меховых жилетов, тулупов, рукавиц, продовольствия, индивидуальных посылок.

Члены делегации побывали во многих частях, их встречи с бойцами оставляли в душе неизгладимый след. 53-й гвардейской стрелковой дивизии от имени правительства МНР было вручено Красное знамя. Отличившиеся в недавних боях разведчик 370-й дивизии А. М. Кигурадзе, летчик 402-го истребительного полка И. Д. Лихобабин, ставший в 1944 году Героем Советского Союза, артиллерист 43-й гвардейской Латышской дивизии К. А. Даудыш и другие были удостоены монгольского ордена Боевого Красного Знамени.

В конце января перед Северо-Западным фронтом, которым к тому времени командовал Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, была поставлена задача ликвидировать «демянский плацдарм» противника. Стрелковые соединения пополнялись людьми и техникой. Фронту передали несколько новых дивизий. Была усилена и 6-я воздушная армия, образованная в июне 1942 года из военно-воздушных сил фронта и армий под командованием генерал-майора авиации Д.. Ф. Кондратюка (затем его сменил Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Ф. П. Полынин). Началось выдвижение в район Осташкова сильной оперативной группы войск генерал-лейтенанта М. С. Хозина, подчиненной непосредственно Ставке.

Пока фронт готовился к широкому наступлению, передний край жил своей обычной боевой жизнью. В ночь на 30 января около деревни Большие Дубовицы (на участке 1-го батальона 87-й стрелковой бригады, сформированной из туркменов) противник силою до роты предпринял разведку боем.

Боевое охранение во главе с командиром отделения старшим сержантом Айдагды Тахировым открыло по наступающим огонь. Вскоре три бойца были убиты, и Тахиров остался один. Он был опытным воином, в гражданскую войну сражался с басмачами. Раненный, он продолжал метким огнем разить врага. Когда магазины автомата Тахирова и его товарищей были израсходованы, он кинулся на врага с гранатами. Гитлеровцы вначале дрогнули, но увидев, что он один,- окружили Тахирова. В завязавшемся рукопашном бою командир отделения был снова ранен и потерял сознание. Отходя, фашисты унесли его в свои траншеи. В этом неравном поединке коммунист парторг роты Айдагды Тахиров уничтожил около 50 гитлеровцев.

Однажды фашисты установили радиоусилитель, и на ломаном русском языке воины бригады услышали: «Солдаты-туркмены, слушайте Айдагды Тахирова, он расскажет вам, как у нас хорошо, у нас есть белый хлеб, млеко, яйки, девочки...»

На весь передний край прозвучал голос Тахирова:

- Воины-туркмены, не верьте фашистам. Эти гады издеваются над нами. Бейте гадов!

Вслед за этим послышались ругательства на немецком языке, стоны, хрип. Передача прекратилась.

Не сумев склонить советского воина к измене воинскому долгу, гитлеровцы зверски замучили Тахирова. Через месяц у бывшего переднего края был обнаружен его труп: ноги связаны веревкой, вся спина в кровавых рубцах от ударов шомполом, огнестрельная -рана в боку разворочена каким-то тупым предметом, кожа порвана, на лице видны кровоподтеки и синяки от ударов, на шее-следы пальцев от удушения.

Однополчане поклялись отомстить за мученическую смерть своего боевого товарища, до конца своей жизни беспредельно преданного Родине, посмертно ставшего Героем Советского Союза. В ходе войны 87-я бригада стала 76-й стрелковой Ельнинско-Варшавской Краснознаменной ордена Суворова дивизией.

Воины фронта рвались в бой. Высокий наступательный порыв во многом определялся общими успехами Красной Армии. 17 января 3-я ударная армия Калининского фронта закончила освобождение Великих Лук, а назавтра войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду Ленинграда. 2 февраля победоносно завершилась знаменитая Сталинградская битва. Хорошие вести поступали и с других фронтов.

В войсках все было подчинено подготовке к общему наступлению. Политическая и организационная работа носила разнообразные формы. В красноармейских газетах фронта помещались яркие материалы, зовущие в наступление. Под общим заголовком «Дети ждут нас с победой!» 5 февраля в газете 1-й ударной армии «На разгром врага» были опубликованы волнующие заметки советских школьников о зверствах фашистов, о том, как дети помогают Красной Армии, о чем они мечтают.

Тамара Москалева из города Дедовска Московской области писала: «С моим соседом - мальчиком из 2-го класса - мы часто мечтаем. Так хочется превратиться в невидимку, пробраться в Германию, поймать Гитлера, посадить его в подземелье и там казнить, отплатить ему за все его злодейства... Конечно, невидимок не бывает, но мы знаем и верим, что все равно наши бойцы поймают Гитлера».

Подобные материалы доходили до сердца каждого солдата и офицера, вызывая у них желание скорее очистить нашу землю от фашистских оккупантов, разгромить их наголову.

Наступление 11-й армии под командованием генерал-лейтенанта П. А. Курочкина в районе «рамушевского коридора» началось 15 февраля. Это наступление, а также наличие в полосе 1-й ударной армии больших подвижных сил противник воспринял как реальную угрозу вторичного и окончательного окружения. 17 февраля он попытался скрытно осуществить подготовленный отвод войск 16-й армии с плацдарма. Обеспечивая отход, враг оставил прикрытие на ранее занимаемых позициях и значительно усилил свою оборону в «рамушевском коридоре». Одновременно предпринял отвлекающие вылазки из районов Пустошки, Ольгина.

Однако замысел противника был разгадан, и наши соединения начали преследовать противника, уничтожая его силы прикрытия. 21 февраля враг под натиском 34-й армии генерал-лейтенанта А. И. Лопатина оставил Демянск, предварительно попытавшись полностью его уничтожить. Но воины 245-й стрелковой дивизии успели схватить факельщиков и подрывников, обезвредить заложенные под дома фугасы и спасти таким образом часть районного центра.

Рядом с Демянском, на Поповом болоте, был обнаружен лагерь смерти, где в 16 холодных и сырых землянках размещались советские военнопленные, подвергавшиеся гитлеровцами чудовищным пыткам. Только немногим удалось остаться в живых.

О зверствах, бесчинствах, надругательствах и произволе гитлеровских мерзавцев над пленными советскими бойцами и командирами поведала нашим воинам фронтовая газета «За Родину». Читая очерк писателя К. Горбунова и поэта М. Матусовского «Ужасы Попова болота», воины фронта клялись беспощадно уничтожать ненавистного врага.

Теперь на месте бывшего Попова болота демянцы разбили парк. 9 мая 1976 года в нем торжественно открыт величественный монумент Славы в честь воинов фронта. В центре монумента, на мраморной плите, высечены слова: «Пятьсот дней здесь лилась кровь за землю русскую воинов Северо-Западного фронта. Склоните головы перед священной памятью».

Продолжая наступление, соединения фронта вышли 28 февраля к южной окраине Старой Руссы и на рубеж реки Ловати. Таким образом от немецко-фашистских захватчиков было очищено 2350 квадратных километров советской земли.

Дорого обошлась врагу «демянская крепость», почти полтора года упорно удерживаемая по прихоти Гитлера. Не случайно гитлеровцы впоследствии назвали «демянский плацдарм», где перемалывались их дивизии, «маленьким Верденом». Здесь навечно остались в земле многие солдаты вермахта, в том числе из дивизии СС «Мертвая голова», получившей прозвище «команды путешественников на небеса».

Писатель Ю. М. Корольков, редактировавший в то время газету 1-й ударной армии, в своих воспоминаниях «Далекое, не забытое...» приводит любопытное признание Гитлера, сделанное им в 1943 году в письме к Муссолини: «Дивизия «Мертвая голова», численностью в 20 тысяч человек, сражалась с начала войны в России. Вышла она южнее Ленинграда и переброшена была в район озера Ильмень. Зимой 1941/42 года вместе с другими войсками была окружена под Демянском... После боев в «демянском котле» от двадцати тысяч солдат осталось 170 человек».

Высокой оценки заслуживают многие соединения и части, крушившие «демянскую крепость». В 34-й армии отличились гвардейцы 53-й стрелковой дивизии. В первый же день они разгромили оказавшие упорное сопротивление части прикрытия противника и отразили ожесточенные контратаки его резервов. На главном направлении дивизии особенно активно действовал 161-й полк подполковника В. 3. Ефанова. Комдив генерал-майор М. Н. Клешнин за умелую организацию боя был удостоен ордена Суворова II степени, а на гвардейском знамени дивизии появился орден Красного Знамени.

На главном направлении 27-й армии успешно наступала 182-я стрелковая дивизия полковника В. М. Шатилова. При поддержке 32-го танкового полка она уничтожила гарнизон сильно укрепленного пункта Пенно, захватив значительные трофеи. За решительные действия и личную отвагу кавалерами ордена Красного Знамени стали командир 140-го полка этой дивизии подполковник М. И. Кротов, его заместитель по политчасти С. И. Дуров, знатный снайпер старшина Алексей Пупков.

В ходе боя за Пенно утром 24 февраля был заброшен танковый десант во главе с командиром минометной роты 171-го полка той же дивизии старшим лейтенантом П. И. Шлюйковым. Первым ворвавшись в траншеи врага, командир гранатами и врукопашную уничтожил до 40 гитлеровцев. Но вскоре противник контратаковал, остался в живых лишь Шлюйков. Он, «несмотря на полученные в этом бою 17 ран, истекая кровью, продолжал вести упорную борьбу с наседавшим врагом, удерживая занятый рубеж до подхода подкреплений».

За свой выдающийся подвиг Петр Иванович Шлюйков был удостоен звания Героя Советского Союза. Умер он после войны.

В ударе, наносимом 12-м гвардейским стрелковым корпусом, который был сформирован на Северо-Западном фронте, участвовала 19-я отдельная лыжная бригада. В метельную ночь на 23 февраля она двинулась через Ильмень, овладела районом деревень Ретле и Горки и завязала бои за Устрику. Но противник успел подтянуть резервы и отбросил бригаду на лед озера...

В ее рядах мужественно сражались и якутские стрелки. Многие из них полегли в этих местах. Ныне на шоссе Старая Русса - Новгород, близ поворота на Солобско, стоит обращенный к Ильменю памятник павшим в боях, установленный правительством Якутской АССР.

Гитлеровцы делали все, чтобы быстро и без потерь вывести с плацдарма свои силы. Наши части пытались сорвать их планы. Наиболее упорные бои шли у горловины плацдарма. В них участвовала и 166-я стрелковая дивизия полковника Б. И. Полторжицкого, в которой были воины многих национальностей. Их объединяло боевое братство.

Снайпер 517-го полка грузин Г. А. Замгурашвили и пулеметчик татарин Ильгузин в наступлении всегда были рядом, впереди всех. Два красноармейца, подавляя огневые точки врага, расчищали дорогу всем наступающим. Когда Ильгузина ранило, Замгурашвили продолжал разить врага из пулемета товарища. Минометчик 735-го стрелкового полка татарин Гани Татжибаев накрывал цели точно, выводя из строя живую силу противника. Расчет командира орудия 359-го артполка старшего сержанта казаха С. X. Дисинбаева стрелял метко, отличался высокой организованностью и дисциплиной.

В боях под деревней Высотово проявил мужество заместитель командира по политчасти взвода разведки 517-го стрелкового полка лейтенант Г. Я. Тезегеш, по национальности ойрат. С одним красноармейцем он ворвался в немецкий блиндаж и захватил два ручных пулемета. В течение суток они огнем этих пулеметов уничтожали врага...

Решительно действовала у «рамушевского коридора» 200-я многонациональная стрелковая дивизия полковника Б. И. Зобина, где большинство было казахов. Она ликвидировала вражеский узел сопротивления Язвы, Малые и Большие Горбы, оседлала Рамушевское шоссе и при этом отразила десять вражеских контратак. Фашисты попытались отбить Язвы, начали окружать один из батальонов 642-го стрелкового полка и вышли к наблюдательному пункту комбата. В этой сложной ситуации двадцатилетний командир 7-й батареи 650-го артполка дивизии капитан К. Б. Соколов принял смелое решение. Связь еще не была нарушена, и он приказал своим батарейцам бить по расположению НП. Все, кто был здесь, укрылись в блиндажах. Батарея выпустила свыше ста снарядов, и мало кто из гитлеровцев остался в живых. На гимнастерке кандидата в члены партии Соколова появилась вторая боевая награда - орден Красной Звезды. Константин Борисович закончил войну начальником штаба артиллерии 200-й Двинской стрелковой дивизии. Всю свою жизнь он связал с армией, стал полковником, кандидатом военных наук, доцентом.

Наземные войска активно поддерживались 1-м истребительным авиакорпусом генерал-майора авиации Е. М. Белецкого, 239-й истребительной, 243-й штурмовой, 263-й бомбардировочной авиадивизиями (командиры - полковники Г. И. Иванов, Г. А. Сухоребриков, Ф. И. Добыш). Все эти соединения стали в марте 1943 года гвардейскими.

В борьбе с вражеской авиацией, значительно усиленной, в том числе 54-й истребительной эскадрой, укомплектованной отборными асами и новейшими самолетами, особенно отличились летчики В. В. Васильчиков, Г. И. Герман, А. Н. Дергач, И. Д. Завражнов, И. Д. Кочетов, В. Г. Подколоднов, В. А. Смирнов, А. С. Смирнов и П. Ф. Шевелев, удостоенные звания Героя Советского Союза. В 1945 году один из них - карел А. С. Смирнов - был награжден второй медалью «Золотая Звезда». Героями Советского Союза стали также летчики 242-й ночной ближнебомбардировочной авиадивизии А. П. Ерофеевский, А. Д.. Зайцев, Д. В. Супонин и А. И. Шмелев.

Группа истребителей 436-го полка прикрывала штурмовиков, атакующих железобетонные укрепления на господствующей высоте, за которую шел жестокий бой. В схватке с вражескими истребителями самолет молодого коммуниста А. П. Бородачева был подбит, и тогда он повторил подвиг Н. Ф. Гастелло. Многие видели, как бесстрашный сержант почти отвесно направил свою горящую машину на высоту. В последний раз услышали однополчане его мужественный голос: «Прощайте, дорогие товарищи!»

Вписал свою строку в боевую летопись фронта и заместитель командира эскадрильи этого полка Н. Ф. Кузнецов. Родом из Ленинграда, он сражался в небе над старорусскими полями, где провел детство, и это придавало силы в схватках с врагом. Один беспрецедентный случай исключительно ярко характеризует мастерство и мужество советского аса. «6 января 1943 года во время вылета на перехват самолетов противника в район Демянск - озеро Вершинское встретил шесть Ме-109ф, вступил с ними в неравный бой. После произведенных двух атак сбил один самолет противника; который упал в районе Кузьминское. Продолжая драться, был тяжело ранен в области левой части груди, самолет загорелся. Несмотря на сильное ранение, тов. Кузнецов повел горящую машину в атаку на противника, в результате чего сбил еще один Ме-109ф, который упал в том же районе...»

Вражеские истребители настойчиво пытались вынудить Кузнецова к посадке на их аэродром. Сумев оторваться от преследователей, километрах в двадцати от передовой линии он посадил самолет на фюзеляж на небольшой поляне, предварительно отстегнув привязные ремни и открыв фонарь. Его выбросило из кабины в сугроб. Придя в сознание, нашел в себе силы добраться по глубокому снегу к горящему самолету и вытащить лыжи. Уточнив по карте свое местонахождение, отважный летчик прошел с кровоточащими ранами в нужном направлении семь километров тяжелого пути. Его обнаружили в бессознательном состоянии.

Лишь через сутки Кузнецов попал на операционный стол в Крестцах. Хирург сказал, что этот летчик родился в рубашке: от смерти его спасли ордена и партбилет, которые пробил осколок фугасного снаряда.

После излечения Герой Советского Союза Н. Ф. Кузнецов вернулся в строй и, закончив войну над Берлином, довел свой боевой счет до 36 сбитых фашистских самолетов. В послевоенные годы он получил звание генерал-майора авиации, стал заслуженным военным летчиком СССР, доктором военных наук.

Вместе с Николаем Федоровичем мне довелось быть в 1976 году в Демянске на торжествах в честь Дня Победы. И тогда он рассказал еще один случай из своей боевой жизни. Уже в самом конце войны он на земле был обстрелян вражеским пулеметом, две пули попали в грудь. Но и на этот раз смерть миновала героя.

В 6-й старорусской школе один из пионерских отрядов носит имя верного сына польского народа Фридерика Гросмана. Он воевал под Старой Руссой в рядах 250-й стрелковой дивизии, был смелым и решительным разведчиком. Последний раз ушел в разведку в ночь на 8 марта 1943 года. Это было в районе деревни Козлово. На подступах к траншеям противника разведчиков обнаружили. Фашисты открыли сильный огонь. Пришлось отходить. И в этот момент Гросман был смертельно ранен осколком мины.

Как же поляк оказался в Красной Армии? Следопыты названной школы установили, что он с четырех лет проживал в Москве, куда эмигрировала его мать, которую на родине преследовали как коммунистку. Гросман учился в московской школе, закончил ФЗУ, работал в Метрострое. Отсюда девятнадцатилетним добровольцем ушел на фронт.

Старая Русса... Мысль о ней не давала нам покоя, пока она была под пятой оккупантов. 14 марта 1943 года фронт предпринял новое наступление в районе города. Войсками фронта командовал тогда генерал-полковник И. С. Конев. Незадолго до того вошедшая в состав фронта 68-я армия генерал-лейтенанта Ф. И. Толбухина к 17 марта вышла к реке Редье, а на другой день сюда выдвинулись и остальные войска фронта. К 21 марта 27-я и 11-я армии севернее Старой Руссы захватили плацдарм на реке Полисти, и соединения подошли к восточной окраине города. Удалось ликвидировать вражеский плацдарм на восточном берегу реки Ловати, продвинуться на 20 километров и выйти на рубеж Большие Горбы - Новое Село- Вязки. Однако и на этот раз Старую Руссу освободить не удалось. Помех тому было немало. Одна из главных - внезапно наступившее резкое потепление. Весенняя распутица создала огромные трудности для дальнейшего продвижения войск фронта, это поставило под угрозу задуманный глубокий удар подвижной группы в северо-западном направлении в тыл 18-й немецкой армии. Широкую наступательную операцию Ставка отменила.

Последовали существенные изменения в составе Северо-Западного фронта. Из него были выведены 11, 27, 53 и 68-я армии. Остались 34-я (с 10 марта ею командовал генерал-лейтенант П. А. Курочкин), 1-я ударная и 6:я воздушная армии. Одновременно из Калининского фронта была передана со своей полосой 22-я армия генерал-лейтенанта В. А. Юшкевича.

ЗАВЕРШАЯ ЛЕТОПИСЬ...

При освобождении населенных пунктов становились известными все новые и новые факты многочисленных зверств, которые чинили фашисты, внедряя свои порядки в древних русских деревнях.

По просьбе редакции в газете 1-й ударной армии выступил со статьей первый секретарь тогдашнего Залучского райкома ВКП(б) И. И. Иванов. Его рассказ о том, как «хозяйничали» гитлеровские головорезы в их районе, глубоко запал в сердца воинов армии. Фашисты сожгли дотла 1417 жилых домов, 13 школ, 2 больницы и около 600 других строений. Население подвергалось методическому истреблению «путем каторжной работы на строительстве военных укреплений «демянской крепости», путем голода, экзекуций. Спозаранку стариков, Женщин, детей выгоняли из земляных нор, где они жили, на работу. Они возвращались в свое жилье к ночи. И за этот каторжный труд получали отбросы из солдатской немецкой кухни. Скот и продовольствие немцы изъяли у крестьян, как только вторглись. Свирепствовал голод. В деревне Гадилово от голода умерли 68 крестьян, в деревне Большое Стречно - 53... За 17 месяцев своего пребывания немцы угнали на каторжные работы, умертвили голодом, расстреляли и повесили более 5500 русских стариков, женщин, детей». Статья заканчивалась описанием возрождения жизни в освобожденных деревнях.

Обращаясь к воинам, партийный вожак района напоминал: враг еще топчет нашу землю, продолжает разорять, убивать, опустошать русские селения. «Торопитесь вырвать русских людей из немецкой кабалы, дорожите каждым днем».

Политорганы фронта широко использовали в устной и печатной пропаганде такие конкретные материалы.

Как только кончилась весенняя распутица, фронт снова активизировал свои действия. Пусть ограниченные по масштабам, эти операции и бои держали противника в постоянном напряжении, не позволяли ему перебросить часть сил на западное и юго-западное направления.

В боях на древней новгородской земле рождались новые герои. 22 мая 1943 года командующий войсками фронта генерал-полковник И. С. Конев, член Военного совета генерал-лейтенант Ф. Е. Боков и начальник штаба генерал-лейтенант А. Н. Боголюбов подписали приказ о воздаянии воинских почестей погибшему смертью храбрых на поле боя младшему сержанту 247-го полка 37-й стрелковой дивизии Ивану Ивановичу Фетисову, уроженцу деревни Сосновка Кировской области.

Вот как изложен в приказе этот подвиг: «Рота получила задачу выбить немцев из занимаемого ими опорного пункта и закрепиться на новых позициях. Когда рота после артиллерийской подготовки двинулась в атаку, впереди всех шел взвод, которым командовал младший сержант Фетисов Иван Иванович. Подав команду «Взвод, вперед за мной!» - он первым бросился на проволочное заграждение противника. Под его командованием первый взвод 8-й роты 3-го батальона Н-ского стрелкового полка прорвал оборону противника. Ведя бой в глубине вражеской обороны, тов. Фетисов И. И. умело руководил вверенным ему взводом и личным примером воодушевлял бойцов.

Увлекая за собой бойцов, товарищ Фетисов пробежал до лесного завала. «Сюда!» крикнул младший сержант и шагнул в завал. Сучья завала были оплетены проволокой. Младший сержант Фетисов своим телом навалился на завал. «Через меня!» - приказал он. Бойцы один за другим преодолевали препятствие. Немцы начали отходить. Младший сержант организовал преследование. В этом бою тов. Фетисов лично уничтожил десять гитлеровцев.

Мужественный командир был убит вражеским автоматчиком, когда бой уже подходил к концу. Рота закрепилась на занятом рубеже и в течение трех дней отбила десять ожесточенных контратак противника.

Бесстрашным выполнением своего воинского долга перед Родиной младший сержант Фетисов И. И. обеспечил успех подразделения».

За доблесть и мужество И. И. Фетисов был награжден орденом Отечественной войны I степени и навечно зачислен в списки полка. Приказ был зачитан во всех ротах, батареях и командах войск фронта, опубликован в газете.

Спустя несколько дней командованием 1-й ударной армии был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени и навечно зачислен в списки полка командир отделения 63-го полка 23-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии старший сержант Ю. П. Нектаров. Это он 25 мая в восьмичасовом бою уничтожил пулеметом, автоматом и гранатами немало фашистов, а когда кончились боеприпасы, он, окруженный врагами, вызвал по телефону артиллерийский огонь на себя. Отважный комсомолец погиб, до конца выполнив свой воинский долг.

В ночь на 6 июня 1943 года две усиленные роты 872-го полка 282-й стрелковой дивизии полковника П. В. Белобородова после артподготовки и при поддержке подразделения 27-го танкового полка ворвались в траншеи опорного узла сопротивления Семкина Горушка. Жестокий траншейный бой длился весь день, было отражено десять контратак противника.

В этой операции особую доблесть проявил танковый взвод лейтенанта И. М. Харченко, смело действовавший в Семкиной Горушке совместно с десантом автоматчиков. Танк Харченко раздавил несколько вражеских пулеметов вместе с прислугой, разбил противотанковую пушку и разворотил три блиндажа. Расположив танки на окраине деревни, взвод не допускал подхода резервов врага из соседнего села.

На другой день гитлеровцы потеснили нашу пехоту. Танкисты остались одни. Целые сутки они дрались с превосходившими силами врага. Когда две другие машины были повреждены и выведены с поля боя, Иван Харченко, механик-водитель Михаил Брудин, башенный стрелок Николай Епифанов и радист Александр Евстифеев одни продолжали бой. Вскоре и у их танка снарядом разбило гусеницу. На подбитой машине в окружении врага танкисты отбивались 12 часов. В последний момент Иван Харченко радировал: «Отбили еще одну атаку. Боеприпасы иссякли. Отбиваемся врукопашную...» Они боролись до последней минуты и погибли как герои.

Во многих боях на нашем фронте с мая 1942 года активно участвовала, набираясь опыта и мастерства, 391-я стрелковая дивизия, сформированная в Казахстане. 4 июля 1943 года сержант дивизии Дасманбай Киргизбаев со своим отделением внезапно для врага, без единого выстрела, ворвался в их траншею и дал возможность роте выполнить боевую задачу. В этой схватке Киргизбаев лично уничтожил 13 гитлеровцев. Противник трижды безуспешно пытался выбить наших воинов с занятого рубежа. Бесстрашный сержант дрался до последнего дыхания. «Стреляйте, бейте их!» - это были его последние слова. Киргизбаев посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени и навечно зачислен в списки полка.

Для вручения ордена семье героя в Казахстан выехала делегация однополчан. На митинге, принимая награду, жена Киргизбаева сказала:

- Я лишилась мужа, а дочь - отца. Тяжело мне... Но лучше быть вдовой героя, чем женой презренного труса. Я горжусь мужем... Клянусь вам, родные мои фронтовики, что наша семья будет высоко держать и свято беречь честь Дасманбая Киргизбаева!

Колхозники приняли письмо к его боевым товарищам. «Мы, земляки Дасманбая Киргизбаева, - писали они, - никогда не подведем вас, как он не подвел вас в бою. Знайте, что мы отдадим все силы, чтобы приблизить час победы над гитлеровской Германией». В честь погибшего воина его именем был назван колхоз деревни Фурмановка.

Делегация побывала и в других колхозах района. Возвратясь на передовую, участники поездки рассказали бойцам о труде и жизни советских людей.

Многие тысячи советских воинов полегли на новгородской земле. В их числе и сапер 37-й стрелковой дивизии ефрейтор Е. Е. Бова. 20 июля 1943 года, участвуя в захвате вражеского опорного пункта в районе Михалкина, он уничтожил семь немцев. Получил ранение, но продолжал выполнять боевую задачу. Прикрывая отход раненых товарищей, был окружен гитлеровцами. Чтобы не попасть им в руки, подорвал себя гранатой. Рядом с ним потом обнаружили 11 вражеских трупов. Так исполнил свой последний воинский и партийный долг украинец Ефим Ермолаевич Бова. Он посмертно стал Героем Советского Союза

На территории теперешнего Поддорского района долгое время сражалась 23-я гвардейская стрелковая дивизия. В ее рядах воевал гвардии старшина Н. А. Козырев. Будучи помощником командира тыловой группы дивизии, он не раз переходил линию фронта, ползал под колючей проволокой, по узеньким проходам между минами подбирался к траншеям противника и утаскивал вражеских солдат.

Козыреву и его боевым друзьям - Г. Блохину, П. Воронину, Ф. Мальцеву, А. Никитину, Л. Панченко, Н. Редкину, Ф. Филатову - поручались самые ответственные задания, и не было случая, чтобы они не выполнили их. В листовке, посвященной бесстрашному разведчику, подчеркивалось, что «своими действиями в тылу врага, дерзкой и умной разведкой, ценными сведениями, доставленными командованию, Козырев сорвал не одну атаку гитлеровцев, спас жизнь многим своим товарищам, обеспечил успех нескольких наших операций».

Очередную поисковую группу Николай Козырев повел 4 августа 1943 года на участок обороны противника между Старой Руссой и Бураковом. Предстояло добыть «языка». Скрытно пересекли линию фронта, наметили для налета пулеметную точку. Вдруг увидели идущих . фашистов. Залегли. Мимо прошла колонна; человек восемьдесят с минометами и пулеметами. Затем еще две примерно такие же группы. Их замыкали офицеры. И тут кто-то из разведчиков неосторожно пошевелился. На шум один из офицеров бросил гранату. В фашистов полетела ответная граната. Воспользовавшись паникой, разведчики отошли во вражеский тыл.

«На пути, - вспоминает Козырев, - мы обнаружили провода, идущие от переднего края к опорному пункту. Перерезали их, а сами вышли на шоссе Старая Русса - Холм. Вскоре показалось до взвода солдат с итальянской автоматической пушкой. Они развернулись, установили пушку и начали обстреливать ... свои траншеи. Не иначе как немцы решили, что их заняли русские.

Под этот грохот мы забросали пушку гранатами и стали отходить к своим. На пути натолкнулись на группу гитлеровцев - они проделывали проходы в проволочном заграждении. В коротком бою захватили пленного. Потерь мы не понесли, но все без исключения имели ранения».

Слава о Николае гремела по всему фронту, а вот родная мать, помня его не совсем безгрешные предвоенные годы, никак не могла поверить тому, что писал о себе сын с фронта. Однажды в порыве откровенности Козырев поделился с товарищами тем, что его угнетало. И те решили послать его матери коллективное письмо (оно было опубликовано в армейской газете).

«...На войне, Вера Алексеевна, - писали бывалые разведчики, - лучше видно, из чего скроен каждый человек, чего он стоит. На иного посмотришь - как будто и хороший парень, а когда увидишь его в нашем деле - оказывается совсем не то. А с Николаем - кого ни спроси из наших - любой пойдет в огонь и в воду. В бою он не растеряется, в беде не бросит товарища... Ваш сын Николай Козырев стал совсем другим человеком. Он - герой... Сейчас нам сообщили, что командир части представил Николая к четвертому ордену...»

Этой четвертой наградой Николая Александровича стал орден Красного Знамени. Всего на Северо-Западном фронте, а затем в Прибалтике он вместе с боевыми товарищами 60 раз проникал во вражеский тыл, захватил 17 «языков». Свой путь завершил в Берлине, стал коммунистом.

О самоотверженном ратном труде девушек, добровольно ушедших на войну, уже рассказывалось. Вот еще несколько ярких примеров.

В наитруднейший для страны момент двадцатилетняя комсомолка Зина Леонтьева надела шинель.

- Я не могла быть в стороне, когда столице грозила смертельная опасность, - говорит бывший санинструктор разведывательной роты 53-й гвардейской стрелковой дивизии старшина медслужбы 3. Н. Леонтьева. - 15 октября сорок первого года я попрощалась с мамой, сестрой и братишками и ушла на сборный пункт Первого коммунистического батальона москвичей. Пробыла на фронте три года. Порой было тяжело, не хватало сил, но мы, девчата, никогда не унывали. Воевала, как все, ничего героического...

Так скромно считает сама Зинаида Николаевна, хотя не раз смотрела в глаза смерти, вырывала из ее объятий бойцов и командиров. С поля боя вынесла 60 раненых. Многократно глухими ночами вместе с разведчиками ползла к переднему краю противника, стыла в снегу и грязи, дожидаясь их возвращения с задания. И разведчики знали, что в случае необходимости их «седенькая», так они любовно звали Зину, быстро окажет медицинскую помощь.

Дважды на Северо-Западном была ранена, но оставалась в строю. В 1944 году, уже в Прибалтике, - новое ранение, тяжелое. В результате - инвалидность. С величайшим мужеством перенесла все муки своего положения. Ее стойкость, неистребимый оптимизм помогли выстоять, стать полезной обществу. До ухода на пенсию кавалер двух орденов Отечественной войны II степени, орденов Красной Звезды и Славы III степени 3. Н. Леонтьева работала, избиралась секретарем партийного бюро, народным заседателем. Сейчас - активистка военно-патриотической работы.

Двадцатидвухлетняя комсомолка Мария Иванова из Белоруссии до войны училась в аэроклубе и летной школе, стала летчицей. В составе 717-го полка 242-й авиадивизии ночных бомбардировщиков совершила на Северо-Западном фронте 125 боевых вылетов.

В ночь на 10 июля 1943 года старший сержант М. Н. Иванова и штурман подполковник В. Е. Калинин, прорвавшись к цели сквозь плотный огонь зениток, бомбили крупные артиллерийские склады противника. Бомбы легли точно в цель. При возвращении с задания вблизи самолета разорвался вражеский зенитный снаряд. Теряя сознание, Иванова выровняла машину в трехстах метрах от земли. Штурман посадил самолет на аэродром и вынес на руках из кабины смертельно раненную летчицу.

Отважная комсомолка была награждена посмертно орденом Отечественной войны I степени. Похоронена у деревни Городок Парфинского района. Именем Марии Ивановой названа улица в поселке Крестцы.

Нелегкая, но геройская судьба выпала латышке Ингриде Соколовой. В первые дни войны, выполняя задание ЦК комсомола Латвии, она была ранена вражескими десантниками. По излечении 19-летняя комсомолка добилась направления в действующую армию. Сперва это был Калининский фронт, где она занималась контрпропагандой среди войск противника. Дважды была ранена. Потом - учеба в Москве, готовилась стать разведчицей. В 1942 году Соколову направили на Северо-Западный фронт. К ее неудовольствию, в разведку она не попала, выполняла задания политуправления. Часто на переднем крае через громкоговоритель вела передачи для немцев. Была ранена. Потом такие же передачи вела с агитсамолета.

В 1944 году старший лейтенант Соколова - переводчик разведотделения стрелкового корпуса. На территории Румынии по своей инициативе она возглавила группу конной разведки. Жестокая схватка с бандеровцами. Тяжелая контузия. Паралич ног. Бесконечные госпитали... Став инвалидом 1-й группы, коммунистка Соколова все время стремилась к активной жизни. Она окончила Саратовский университет, стала доктором филологических наук, известной латышской писательницей, общественным деятелем.

Ингрида Николаевна - автор многих книг, перевела на русский язык произведения Вилиса Лациса, который в годы войны не раз бывал на нашем фронте. Яркая документальная повесть И. Соколовой «Биография одного поколения» (1980 г.) удостоена премии имени Н. Островского.

Можно было бы многое рассказать о подвигах москвичек снайпера 23-й гвардейской стрелковой дивизии трижды раненной в боях Л. С. Гудованцевой и ставшей на нашем фронте командиром пулеметного взвода 44-й отдельной стрелковой бригады Шуры Окуневой, погибшей в одном из боев; санинструктора разведроты 126-й отдельной стрелковой бригады Н. А. Ремизовой из Челябинской области, поднявшей бойцов в атаку в одном из боев и при этом тяжело раненной; военфельдшера медсанбата 370-й стрелковой дивизии сибирячки Б. С. Серковой, в результате ранения лишившейся зрения; стрелка-радистки 21-й отдельной бомбардировочной эскадрильи Н. Ф. Столяровой и многих, многих других девушек-добровольцев, защищавших Родину по зову сердца.

Тем временем приближался заключительный этап боев за Старую Руссу. 18-23 августа 1943 года попыталась овладеть городом 34-я армия генерал-лейтенанта И. Г. Советникова (сменил П. А. Курочкина, который с 23 июня вновь стай командующим фронтом). Однако, опоясав город тремя железобетонными оборонительными полосами, гитлеровцы и на этот раз удержали его в своих руках.

Лишь 18 февраля 1944 года в ходе успешного наступления Ленинградского и Волховского фронтов 1-я ударная армия генерал-лейтенанта Г. П. Короткова, действовавшая уже в составе 2-го Прибалтийского фронта, обходным маневром вынудила врага оставить Старую Руссу.

Два с половиной года фронтовой многострадальный город был на переднем крае борьбы. Никакое время не в силах стереть память о длительных боях за эти пропитанные кровью и начиненные металлом пяди родной земли. Много боевых друзей осталось здесь. И после освобождения еще очень долго отважные саперы вели в городе и на его подступах борьбу с притаившейся под землей смертью.

Отечественная война вступила в новый этап. После закончившейся в августе победоносной Курской битвы, одной из величайших во второй мировой войне, гитлеровцы вынуждены были отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всем советско-германском фронте. (Кстати, в сражении под Курском активно участвовали 27-я и 53-я общевойсковые армии, боевой путь которых начался весной 1942 года на Северо-Западном фронте.)

Осень 1943 года была на нашем фронте относительно тихой: крупных наступательных операций не предпринималось. Но контратаки и вылазки во вражеский тыл продолжались. Как и прежде, звучали на «нейтралке» меткие выстрелы наших мужественных снайперов.

Суровый экзамен на зрелость продолжала держать молодежь фронта и тыла. Движимые высокими патриотическими чувствами, калининские комсомольцы собрали деньги на авиаэскадрилью. Ее построили и назвали именем Героя Советского Союза Лизы Чайкиной - секретаря Пеновского подпольного райкома ВЛКСМ, которая показала величие духа, не дрогнув перед лицом смерти.

Эта эскадрилья была передана в 1943 году 630-му авиаполку 106-й истребительной дивизии ПВО полковника П. К. Демидова, подчинявшейся в оперативном отношении фронту. В октябре 1943 года этот полк стал 247-м гвардейским. Полк отличился, прикрывая железнодорожный узел Бологое и станцию Куженкино, имевших важное значение для снабжения войск Северо-Западного фронта, а также выполняя другие боевые задания командования 6-й воздушной армии. На нашем фронте летчики полка сбили в воздушных боях более пятидесяти вражеских самолетов. Эскадрильей имени Лизы Чайкиной командовал коммунист майор В. С. Комаров, которому в октябре 1943 года присвоено звание Героя Советского Союза. В Калинине создан Музей комсомольской славы имени Лизы Чайкиной, там есть экспозиция, рассказывающая о боевой доблести летчиков эскадрильи имени героини.

В канун славного двадцатипятилетия Ленинского комсомола Военный совет фронта имел все основания отметить в своем приветствии: «В тяжелых и упорных боях комсомольцы показали образцы высокого воинского мастерства. Личным примером мужества и отваги увлекали за собой всю армейскую молодежь. Комсомолу фронта принадлежит неоценимая заслуга перед Родиной в развитии массового снайперского движения...»

В начале ноября фронт узнал о подвиге бесстрашной старшей стрелочницы станции Валдай Антонины Николаевны Александровой, предотвратившей крушение воинского эшелона. За этот героический поступок она была удостоена звания Героя Социалистического Труда. Одновременно это звание получил кузнец 30-й отдельной железнодорожной бригады ефрейтор Василий Федорович Жуков (до войны был кузнецом в одной из МТС Тамбовской области). Он изобрел и смастерил нужные штампы и использовал их для изготовления путевых накладок, болтов и гаек, в чем бригада остро нуждалась. Делалось все это в условиях передовой.

Метод Жукова был быстро внедрен во всех железнодорожных войсках.

Наступила XXVI годовщина Великого Октября. Эту знаменательную дату по-своему отметил сапер 182-й стрелковой дивизии сержант Г. А. Исраелян. В ночь на 7 ноября он с небольшой группой солдат пробрался в районе Старой Руссы к вражеским укреплениям и взорвал два дзота вместе с фашистами. За этот подвиг Исраелян, ранее награжденный орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу», был первым в Красной Армии удостоен только что учрежденного ордена Славы III степени. Храбрый сын армянского народа коммунист Г. А. Исраелян, участвуя в освобождении Советской Латвии, стал кавалером ордена Славы всех трех степеней.

Все дальше уходят события тех грозовых лет. Но ничто не должно быть забыто, и никто не должен быть забыт. Пусть эта благороднейшая цель всегда движет каждым из нас, ветераном и молодым.

Повествование, где сделана попытка документально рассказать о ратной доблести воинов Северо-Западного фронта, хоть малой толикой отдать дань памяти и уважения ушедшим и живым участникам жесточайших боев жесточайшей из войн, хочется закончить словами известного поэта, лауреата Государственной премии СССР Михаила Матусовского:

Вы шли, шли навстречу славе,

Свой долг выполнив сполна.

С тех пор мы забыть не вправе

Ваш путь, ваши имена.

Вы не забыты! И мы, и наши дети, и наши внуки всегда будут помнить вас.