МОСКОВСКИЕ РАБОЧИЕ ДИВИЗИИ НА ЗАЩИТЕ МОСКВЫ

1 ФОРМИРОВАНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИХ БАТАЛЬОНОВ

Сложившаяся в первой половине октября критическая обстановка, вызванная частичным прорывом противником Можайской линии обороны, создала особенно серьезную угрозу Москве, Необходимо было немедленно вывести на московские оборонительные рубежи новые вооруженные силы, способные прикрыть ближние подступы к столице, и вести, в случае необходимости, уличные и баррикадные бои.

Такие части могли быть в кратчайший срок сформированы только из трудящихся самой Москвы.

Утром 13 октября 1941 года было созвано собрание актива московской партийной организации, на котором с кратким сообщением о создавшейся серьезной угрозе Москве выступил секретарь МГК и МК ВКП(б) тов. Щербаков. Актив призвал коммунистов и комсомольцев к оружию, к самоотверженной защите советской столицы и принял ряд решений о создании в кратчайший срок оборонительных рубежей вокруг Москвы и об организации партийно-комсомольских батальонов, В этот же день райкомы партии и первичные партийные организации Москвы развернули работу по формированию личного состава коммунистических батальонов, отбору командиров и политработников, выявлению ресурсов вооружения. Начата была также работа по подготовке помещений и обеспечению батальонов обмундированием и продовольствием.

14 октября был издан приказ войскам Московского гарнизона, подписанный командующим войсками МЗО генерал-лейтенантом тов. Артемьевым, членом Военного совета тов. Щербаковым и начальником штаба МВО генерал-майором тов. Кудряшовым. В этом приказе поставлена задача непосредственной прочной обороны гор. Москвы и включения в систему обороны столицы организуемых партийно-комсомольских батальонов. В этом приказе, наряду с другими оборонительными мероприятиями, было предложено Моссовету выделить из числа формируемых партийно-комсомольских батальонов в распоряжение начальника оборонительного рубежа г. Москвы необходимое количество этих батальонов после того, как они будут сколочены.

Решение актива московской партийной организации было с большим подъемом встречено коммунистами и комсомольцами Москвы. Еще до этого постановления многие члены партии обращались в партийные организации с предложением о вооружении коммунистов. «Почему не вооружают коммунистов и комсомольцев, почему из нас не создают отряды для защиты Москвы?» - такие вопросы не раз задавались коммунистами руководителям парторганизаций на предприятиях и в учреждениях. Рабочие 22-го оборонного завода говорили: «Мы не для Гитлера строили Москву и не видать ему нашей столицы».

Решение актива о создании коммунистических батальонов стало в тот же день известно коммунистам во всех первичных парторганизациях и сразу же началась добровольная запись в эти батальоны. Каждый районный комитет партии должен был создать по одному батальону.

На различных предприятиях имели место различные формы вступления в коммунистические батальоны. Первой из них была добровольная запись в индивидуальном порядке. Наряду с этим было много случаев коллективного вступления добровольцев в батальоны. Так, например, 15 октября, когда решался вопрос об эвакуации завода 22, многие рабочие собрались у его ворот и на заводском дворе. В это время коммунист тов. Толстошеев обходил рабочих и приглашал желающих записаться в батальон. Таким путем было записано около 80 человек, которые тут же строем под командой тов. Толстошеева направились на сборный пункт батальона.

Стремление вступить в батальон и получить в руки оружие для защиты Москвы было у коммунистов, комсомольцев и не партийных большевиков исключительно велико. Нередко люди уходили в батальон вопреки запрещению руководства предприятия, требовавшего оставления этих товарищей на работе. Так обстояло дело, например, в северном депо метрополитена в Железнодорожном районе.

Советские патриоты и патриотши приходили в батальоны целыми семьями. В коммунистический батальон Свердловского района вступили отец, мать и сын Болдано. Участница Гражданской войны т. Гладкова-Догданова вступила в батальон Киевского района вместе со своей 18-летней дочерью Октябриной. Машинист депо, старый член партии, Василий Иванович Палкин пришел в батальон вместе со своим шестнадцатилетним сыном Борисом. Директор школы, участник баррикадных боев в Москве в 1917 г. т. Монжеле пришел в батальон Тимирязевского района с сыном Красаром и женой.

16 октября во всех 25 районах Москвы формирование коммунистических батальонов в основном было закончено. Батальоны насчитывали около 10.000 человек. В дальнейшем, в результате перевода части добровольцев в организуемые райкомами отряды истребителей танков и некоторого отсева по болезни и другим причинам, число бойцов рабочих батальонов составило (на 24 октября) 7.963 человека. К концу месяца (на 30.10) в связи с тем, что батальонам были приданы некоторые специальные подразделения  (артдивизионы), - число бойцов и командиров достигло 9.753 человека.

Таким образом, в октябрьские дни 1941 года Москва выставила на свои рубежи около десяти тысяч своих самоотверженных защитников.

Наряду с коммунистами и комсомольцами среди добровольцев в батальонах были и беспартийные, В батальоне Кировского района на 15 октября из общего числа добровольцев - 617 человек, беспартийных рабочих, служащих и интеллигентов было 176 или 18,5 %, в батальоне Ленинского района - 15%, в объединенном 2-м батальоне 1-го сп на конец октября - 32% и т.д.

Таким образом, состав коммунистических батальонов отражал как авангардную роль коммунистов, так и сплоченность трудящихся вокруг большевистской партии в их стремлении перед лицом грозной опасности отстоять советскую столицу.

В дальнейшем, в связи с притоком бойцов и включением новых подразделений, коммунистические батальоны стали именоваться рабочими батальонами.

В батальоны пришли люди различных возрастав, в том числе и старики и очень молодые люди, даже еще не состоящие на военном учете. В Кировском районе в батальон записалось 24 товарища моложе 18 лет и 7 – старше 50 лет.

В составе батальонов были представлены все слои населения советской столицы. Так, в батальонах, сформированных на базе объединения Красногвардейского и Кировского районов, на 25/Х-41 г., из общего числа в 813 человек было рабочих - 377, служащих - 201, инженеров - 34, техников -31, др. специалистов - 49, учащихся - 116 чел.

Среди рабочих, пришедших в батальоны, было немало стахановцев. Например, в батальон Свердловского района пришла целая группа стахановцев Метростроя, в том числе проходчики тт. Монеткин, Володин, Зарецкий и др. Рабочие и инженерно-технические работники Метростроя сыграли в рабочих батальонах весьма видную роль, особенно на работах по укреплению оборонительных рубежей. Большая группа рабочих стахановцев пришла в батальон Киевского района с 213, 22-го заводов и Дорхимзавода.

В батальоны пришло большое число специалистов и руководящих работников. В Первомайском районе в батальон вступил ряд инженеров - руководящих работников предприятий; ст. инженер Бугошкин А.Н., ст. инженер Мухтаров С.А., ст. инженер Ромеашвили Д.Э., главный техник Волков М.Д. и др. В батальоне Куйбышевского района в качестве рядовых бойцов состояли: член Президиума ЦК Союза Лихарев, член Президиума Союза Рыбаков. Немало вступило в коммунистические батальоны научных работников: доктор экономических наук профессор Войтинский, профессор истории Сидоров, доцент по кафедре философии Житкова, кандидат юридических наук Ровинский, кандидат исторических наук Шунков, профессор-экономист Партигул, доцент по кафедре философии Цимбалист, кандидат экономических наук Альтер, кандидат экономических наук профессор Лаптев, кандидат исторических наук Бычков, зав. кафедрой марксизма-ленинизма Белов, кандидат исторических наук Круть.

Большое место в батальонах занимают студенты. Из Геологоразведочного института пришла группа студентов, численность которой оказалась достаточной для формирования целой роты (6-я рота 3-го сп). Много студентов пришло в батальоны из Московского университета, Механико-машиностроительного института им. Баумана, Института философии и литературы, Педагогического института им. Либкнехта и др.

В Дзержинском районе среди бойцов рабочего батальона была большая группа советских дипломатических работников: бывший советник посольства в Берлине т. Иванов, зав. консульским отделом при посольстве в Вашингтоне т. Герасимов, сотрудник посольства в Норвегии т. Кузнецов, атташе в Венгрии т. Грязнов, сотрудник посольства в Турции т. Якушко, сотрудник отдела американских стран т. Овсиенко, работник отдела печати НКИД т. Валенко, работник ближневосточного отдела НКИД т. Ершов и др.

Состав коммунистических батальонов резко выделялся по образовательному уровню своих бойцов. В 1-м батальоне 1-го сп на 25/Х-41 г. из общего числа в 813 чел. было с высшим образованием - 78 чел., со средним образованием - 341 чел., с низшим - 394 чел.

Таким образом, больше половины бойцов - это люди с высшим и средним образованием. Во 2-м батальоне 1-го сп (данные на конец октября) бойцов с высшим и средним образованием было 369 чел., или 58 %.

На защиту Москвы встало большое число советских патриоток. В батальон Киевского района вступило 26 женщин, из них 6 коммунисток, 13 комсомолок и 7 беспартийных: были женщины в возрасте 40-42-х лет, а также совсем юные девушки 17 и 18 лет. В объединенном батальоне Кировско-Красногвардейского районов было 76 женщин, из них 23 коммунистки, 41 комсомолка и 12 беспартийных. Из этих 76 женщин было: 7 инженеров и техников, 22 квалифицированные работницы. 6 студенток. В объединенном батальоне Тимирязевского, Ленинского и Бауманского районов было 54 женщины, из них 6 коммунисток, 38 комсомолок, 10 беспартийных, с высшим и средним образованием - 28 чел., с неполным средним и низшим образованием 26 чел.

В ряды защитников Москвы встало много знатных людей: Герой Советского Союза т. Берендеев, орденоносцы тт. Богомолкин, Поскряков, Раков, Колекина, Козюлин и др.

По своему составу коммунистические батальоны, сформированные из трудящихся Москвы в октябрьские дни 1941 г., представляют собой выдающееся явление и свидетельствуют о мощном патриотическом подъеме всех слоев населения советской столицы, который в дни грозной опасности привел в эти батальоны лучших его людей.

Наряду с этим, в период формирования батальонов имели место единичные случаи дезертирства трусов и паникеров, испугавшихся опасностей предстоящей борьбы. Эти люди использовали неупорядоченность учета, имевшую место в дни формирования батальонов. В то время как весь личный состав бойцов ревностно следил за тем, чтобы быть занесенным в списки, которые составлялись по несколько раз заново, отдельные элементы стремились ускользнуть от учета и самовольно покидали сборные пункты.

В первый же день сборов во всех батальонах были сформированы роты, взводы и отделения. Как правило, в каждом батальоне были образованы две стрелковые роты и одна пулеметная. Спустя несколько дней, в батальонах были созданы взводы истребителей танков, которые сформировались на основе добровольной записи.

Командный состав батальонов и их подразделений формировался следующим образом: командир, комиссар и начальник штаба батальонов, а также командиры и политруки рот, предварительно еще до начала сбора, назначались райкомами партии и райвоенкоматами.

Командиры взводов и отделений назначались в первый день сбора после краткого ознакомления командования батальона и рот с составом бойцов и выявления товарищей, служивших в армии. В результате неизбежной спешности этих назначений, в последующие дни очень часто менялись командиры взводов и особенно отделений.

Командный состав батальонов отличался очень большой партийно-комсомольской прослойкой и высоким процентом лиц, имеющих высшее и среднее образование. Так, во Фрунзенском районе на 22 октября 1941 г. из 30 командиров и политработников батальона 28 были коммунистами, 12 имели высшее и 13 среднее образование. В Ленинградском районе из 31 человека было 26 коммунистов, 6 с высшим образованием и 16 со средним образованием. В Первомайском батальоне из 24 человек - 19 коммунистов, 8 с высшим и 11 со средним образованием. В Кировском батальоне из 26 человек - 5 коммунистов, 10 с высшим и 9 со средним образованием.

Таким образом, рабочие батальоны имели исключительно высокий по своему политическому и образовательному уровню начальствующий состав.

В первые же дни существования батальонов было получено вооружение. Вооружение было получено через МК ВКП (б), райкомы и райвоенкоматы. Оружие привозилось непрерывно в течение 12-20 октября из-под Москвы (Загорск, Бабушкин).

Батальоны получали оружие, главным образом, иностранных образцов: французское, польское, канадское, немецкое и др.. При этом часть этого вооружения находилась в неисправном состоянии: на многих винтовках не было мушек, плохо работали затворы и т.д. Кроме того, в результате того, что батальон получал оружие различных видов, не всегда подходили патроны к выданным винтовкам.

Следующая таблица дает достаточно полное представление о характере вооружения коммунистических батальонов в первые дни их существования.

Общее число винтовок во всех коммунистических батальонах на 24 октября 1941 г.

Таблица №1

Образцы оружия

Число винтовок (шт.)

Число патронов к ним (тыс )

Удельный вес в общем числе винтовок (в %)

Всего

5569

2220,6

100.0

В том числе:

 

Польских.

2312

1310,6

41,5

Французских

1483

55,5

26,6

Русских

1249

687,6

22,4

Английских

42

 

0,7

Канадских

201

84,4

3,6

Немецких

152

52,6

2,7

Таким образом, русские винтовки составляли немногим больше одной пятой всего числа винтовок. Основная, преобладающая их часть - это были винтовки иностранных образцов.

Высок был также удельный вес иностранных образцов в общем числе пулеметов. На то же число из 409 пулеметов русских было 231, в том числе 108 станковых и 123 ручных.

Несовершенство первоначального вооружения создавало серьезные трудности. Оно требовало быстрого ознакомления бойцов и даже командиров с незнакомыми системами. При этом полное знакомство не всегда достигалось, например, в Свердловском батальоне было запрещено разбирать затвор, так как никто из командиров не был знаком с польской винтовкой. Но бойцы и командиры проявили большую настойчивость и смекалку в разборе незнакомого оружия и в конце концов его «секреты» были раскрыты.

Обмундирование личного состава батальонов началось также с первых дней их формирования. Главное внимание было уделено снабжению бойцов теплой одеждой. Райкомы, райсоветы, хозяйственные организации проявили в этом деле много инициативы и заботы, в результате чего бойцы батальонов были хорошо обеспечены зимним обмундированием. Так, например, батальон Кировского района, насчитывавший 617 человек, получил к 18 октября 630 шапок, 585 свитеров, 582 шарфа, 734 пар рукавиц, 476 ватных брюк, 445 телогреек и др. теплые вещи.

Райкомы и райсоветы оказали большое содействие и в организации питания в батальонах. В первые дни, из-за отсутствия полевых кухонь, батальоны прикреплялись к столовым предприятиям, где бойцы за свой счет получали питание.

Сборными пунктами батальонов служили главным образом школьные помещения и здания других культурных учреждений. На этих пунктах происходило формирование батальонов, а также военная учеба бойцов. Учебные занятия еще не носили систематического характера, проходили без какой-либо программы и урывками. Главное внимание было уделено ознакомлению бойцов с полученным оружием.

С 16 по 18 октября еще до выхода на рубеж во всех батальонах были оформлены партийные и комсомольские организации, избраны их бюро.

Таким образом, за первые дни, примерно с 13.10 по 18.10, коммунистические батальоны были оформлены, образовали свои подразделения, выделили и расставили комполитсостав, были также оформлены партийные организации батальонов.

В ночь с 15 на 16 октября в Моссовете состоялось у генерал-майора Фролова совещание командиров и комиссаров батальонов. После сообщения о прорыве немцами нашей линии обороны был отдан приказ батальонами занять рубежи на ближних подступах к Москве.

С выходом 17-18 октября на рубежи начинается напряженная боевая подготовка батальонов к обороне.

2. ФОРМИРОВАНИЕ ЧАСТЕЙ И СОЕДИНЕНИЙ ИЗ ВООРУЖЕННЫХ ОТРЯДОВ ТРУДЯЩИХСЯ МОСКВЫ

Добровольческие батальоны Москвы, созданные из людей, не имеющих, как правило, военной подготовки, по существу были еще полугражданскими организациями. Для превращения их в боеспособные подразделения их нужно было переформировать в полки.

Военная обстановка была настолько напряженной, что это переформирование пришлось провести одновременно с выводом батальонов в район оборонительных рубежей. На подступах к Можайску шли ожесточенные бои. Противник находился в трех километрах западнее Можайска. На малоярославецком направлении противник продолжал развивать наступление. 16 октября в 24 часа командованием МВО был отдан боевой приказ № 06 за подписями командующего войсками МВО генерал-лейтенанта Артемьева, члена Военного совета МВО дивизионного комиссара Телегина и начальника штаба МВО генерал-майора Кудряшова:

«Для обороны города Москвы - говорилось в этом приказе, - назначено два коммунистическо-комсомольских полка и четыре истребительных полка, усиленных пятью дивизионами ПТО, одной танковой ротой, одной огнеметной ротой и поддержанных артиллерией ПВО».

В этом же приказе перед коммунистическо-комсомольскими полками была поставлена задача - занять для обороны рубеж: Ростокино, Лихоборы, Коптево, Химки, Иваньково, Щукино, (иск.) поселок Хорошевский и не допустить прорыва мотомехчастей противника на Москву. Таким образом, коммунистические батальоны должны были занять 1-й боевой участок обороны г. Москвы.

Пунктом переформирования коммунистических батальонов в полки была Сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева с прилегающими к ней оборонительными рубежами (Лихоборы).

В 1-й коммунистическо-комсомольский полк были включены добровольцы следующих районов: 1) Ленинградского, 2) Советского, 3) Свердловского, 4) Краснопресненского, 5) Фрунзенского, 6) Киевского, 7) Ленинского, 8) Москворецкого, 9) Октябрьского, 10) Тимирязевского, 11) Дзержинского, 12) Железнодорожного и 13) Таганского.

Во 2-й полк были включены добровольцы: 1) Кировского, 2) Первомайского, 3) Сталинского, 4) Сокольнического, 5) Красногвардейского, 6) Бауманского, 7) Калининского, 8) Ростокинского, 9) Молотовского, 10) Коминтерновского, 11) Куйбышевского, 12) Пролетарского районов.

В связи с переформированием батальоны отдельных районов были частью превращены в роты, соответственно наличной численности бойцов, частью слиты с батальонами других районов. В результате из 25 районных батальонов было образовано, в полном соответствии со штатами военного времени, 9 батальонов, составивших коммунистическо-комсомольские полки.

Начальником 1-го боевого участка обороны г. Москвы, который занимали эти полки, был полковник Ромашенко, военкомом - батальонный комиссар Бирюков, начальником штаба майор Егоров. Тем самым рабочие батальоны различных московских районов были сведены в единую войсковую группу с единым командованием. Позднее эта группа стала именоваться северо-западной группой обороны г. Москвы.

Дальнейшее организационное оформление этой войсковой группы требовало превращения ее в самостоятельную дивизию. Подготовкой к этому явилось переформирование полков: 30 октября 3 и 5-й батальоны 1-го СП и 4-й батальон 2-го сп были выделены из своих полков и сведены в 3-й стрелковый полк.

Одновременно с этим три артиллерийских дивизиона, входивших в северо-западную группу, были сведены в артиллерийский полк ПТО.

К концу октября было создано цельное воинское соединение - 3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия в составе трех стрелковых полков и одного артиллерийского полка.

На этом в основном закончилось организационное оформление коммунистических батальонов г. Москвы. Имевшие место в дальнейшем случаи организационной перестройки носили по преимуществу частичный характер. Важнейшими из этих моментов были переформирование артдивизионов ПТО в легко-артиллерийский полк (ЛАП) - (13.XI.41 г.) и создание при отдельной мотострелковой разведывательной роте автобронетанкового подразделения.

Воинские части, выдвинутые на оборонительные рубежи г. Москвы, формировались также из истребительных батальонов, созданных еще в июне 1941 г. Задачей истребительных батальонов являлась борьба с парашютными десантами противника, с пожарами, возникавшими в результате вражеских бомбардировок, а также помощь органам милиции в поддержании порядка, охране зданий и сооружений, поимке диверсантов и сигнальщиков.

До середины октября истребительные батальоны находились в Москве и каждый батальон нес службу в своем районе.

16 октября в связи с созданием системы оборонительных рубежей вокруг Москвы и формированием воинских частей для этих рубежей истребительные батальоны были сведены в стрелковые полки. Таких полков было создано пять. Согласно приказу от 17.10.41 г. (изданному в 2 часа ночи), подписанному командующим войсками оборонительного рубежа г. Москвы генерал-майором Крамарчуком Д. В. и комиссаром оборонительного рубежа ст. батальонным комиссаром Фирсовым М.Д., 1 и 2-й истребительные полки заняли на Московском оборонительном рубеже боевой участок № 2, а 3, 4 и 5-и истребительные полки - боевой участок № 3 .

Начальником 2-го боевого участка был назначен майор Гавилевский П. С., военкомом - ст. политрук Доленко М.Б., начальником 3-го боевого участка был назначен полковник Исаев С.Е., военкомом - ст. батальонный комиссар Жженов И.И.

Через десять дней эти полки, занимающие 2-й боевой участок обороны Москвы, были сведены в 1-ю Бригаду московских рабочих (в эту бригаду вошли истребительные батальоны Таганского, Бауманского, Советского, Москворецкого, Киевского, Краснопресненского, Куйбышевского, Измайловского, Молотовского, Калининского, Ленинского и Фрунзенского районов); полки, занимавшие 3-й боевой участок, были сведены во 2-ю Бригаду московских рабочих (в эту бригаду вошли истребительные батальоны Молотовского, Калининского, Пролетарского. Кировского, Сталинского, Сокольнического, Ростокинского, Первомайского, Железнодорожного, Дзержинского. Тимирязевского, Ленинградского и Свердловского районов).

Завершением этой организационной перестройки истребительных батальонов г. Москвы было преобразование этих бригад в 4 и 5-ю московские стрелковые дивизии. 15 октября по приказу командующего Московским военным округом 1-я Бригада московских рабочих была преобразована в 4-ю Московскую стрелковую дивизию, а 2-я бригада - в 5-ю Московскую стрелковую дивизию. Командиром 4 МСД был назначен майор Гавилевский П.С., военкомом - полковой комиссар Волин В.Г. А командиром 5 МСД был назначен полковник Исаев С.И., военкомом - Жженов И.И.

В состав 4-й дивизии входят 4, 5 и 6-й стр. полки, легкоартиллерийский полк и ряд специальных подразделений.

В процессе всего этот сложного преобразования истребительных батальонов в регулярные войсковые соединения они пополнялись целым рядом специальных подразделений, которые повышали техническую оснащенность и боевую мощь этих соединений. Так, по 5 дивизии (тогда еще 2 бригады московских рабочих), одновременно с формированием полков, в конце октября были сформированы: отдельный батальон связи, отдельный медико-санитарный батальон, отдельная мотострелковая разведывательная рота, пулеметно-мортирная рота, отдельная рота химзащиты, отдельный московский артдивизион и др.

15 ноября были созданы 273-й отд. противотанковый дивизион, отдельный минометный дивизион 120 мм. отдельный минометный дивизион. 16 и 18-я отдельная зенитная батарея, штабная батарея НАЛ 5, 161-и артдивизион, отдельный саперный батальон. Такие же подразделения были созданы в 4 МСД. Все это показывает, что в результате всех отмеченных переформирований истребительные батальоны превратились в мощные боевые соединения, вооруженные новейшей военной техникой и способные самостоятельно решать ответственные боевые задачи.

Вооруженные отряды, созданные еще в июне из лучших представителей гражданского населения города Москвы, не подлежащих даже призыву в армию, превратились в нормальное войсковое соединение, целиком отвечающее требованиям современной армии.

Одновременно с переформированием коммунистических и истребительных батальонов для обороны Москвы была сформирована 2-я Московская стрелковая дивизия.

14 октября 1941 г. приказом командующего войсками МВО началось формирование указанной дивизии, которое в основном прошло за счет личного состава 242-й стрелковой дивизии. 1-го корпуса ПВО, 472-го гаубичного артполка и 1-го стр. полка, сформированного на базе 660 и 648 ВОО. Тогда же пришли пополнения от райвоенкоматов г. Москвы и Московской области. В отличие от 3, 4 и 5-й дивизий, основной контингент личного состава 2 МСД составили кадровые подразделения и лица, мобилизованные РВК.

В октябрьские дни, когда враг рвался к Москве, трудящиеся советской столицы буквально в несколько дней выставили для ее защиты многочисленную армию рабочих, служащих, интеллигентов, взявших в руки оружие для того, чтобы дать сокрушительный отпор врагу. Эта армия насчитывала к началу ноября почти 40.000 человек. При этом замечателен тот факт, что из 39.023 чел. 24.304 чел., или 62,3 % - это были добровольцы рабочих и истребительных батальонов. Это число красноречивее всего говорит о мощном подъеме патриотизма трудящихся Москвы в грозные октябрьские дни 1941 г..

В первых рядах этой армии защитников столицы шли коммунисты и комсомольцы Москвы. Партийно-комсомольская прослойка в рабочих батальонах достигла 80-90 %, в истребительных батальонах она нередко достигала 60 %.

В отличие от этих дивизий, во 2 МСД, сформированной из мобилизованных, партийно-комсомольская прослойка составляет среди рядового состава 13 %. младшего комсостава 34 %, командно-начальствующего 65 %.

В октябрьские дни на ближних оборонительных рубежах советской столицы находились воинские части из москвичей. Они прикрывали такие важные магистрали, как Киевская и Минская автострада, Калужское, Волоколамское, Ленинградское и Дмитровское шоссе. Бойцы, командиры и политработники были проникнуты единой мыслью - выполнить приказ товарища Сталина и не пропустить врага, остановить немецко-фашистские полчища и начать их разгром. «Ни шагу назад» - этот лозунг глубоко проникал в сознание каждого бойца, рождая в нем чувство величайшей ответственности за вверенную ему судьбу и честь красной столицы, чувство презрения к смерти.

Наименование соединения

Источники формирования

Время формирования

Общая численность

Дата, на которую приведены сведения

3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия

Рабочие батальоны

Середина октября 1941

9753

30.10.41

4-я Московская стрелковая дивизия (1 бригада московских рабочих)

Истребительные батальоны

26.06.41 – 10.07.41

7260

31.10.41

5-я Московская стрелковая дивизия (2 бригада московских рабочих)

Истребительные батальоны

26.06.41 – 10.07.41

7291

03.11.41

2-я Московская стрелковая дивизия

Мобилизованные через  РВК

Середина октября 1941

14719

25.10.41

 

 

всего

39023

 

Одновременно с тем, что на ближние подступы к Москве была выдвинута сорокатысячная армия москвичей, Московский комитет партии приступил к созданию на предприятиях Москвы боевых дружин, которые были предназначены для охраны городских районов и в случае необходимости для уличных боев.

На 20 ноября в Москве было организовано 169 боевых дружин обшей численностью 6.989 дружинников, из них - женщин работниц 288. Вооружение этих дружин проводилось силами партийных организаций тех предприятий, которые изготовляли новое оружие, а также за счет переделки учебных винтовок и пулеметов в боевые.

В конце ноября 1941 г. в Москве в каждом районе имелись отряды истребителей танков, насчитывавших 2.059 человек, которые специально обучались для борьбы с танками в условиях уличных боев.

Вместе с боевыми дружинами и истребителями танков армия трудящихся Москвы, взявшихся за оружие, составляла, таким образом, 48071 человек.

Расположение частей, сформированных из числа трудящихся Москвы, к концу октября определялось следующим образом.

Участки обороны

Части

Районы расположения частей

Боевой участок №1

1 и 2-й коммунистические [стрелковые] полки, сведенные из рабочих батальонов Москвы

Район Дмитровского, Ленинградского и Волоколамского шоссе (Лихоборы, Лианозово, Хлебниково, Ховрино, Нахабино, Химки).

Боевой участок №2

1 и 2-й истребительные полки

Магистраль Москва-Минск, Хорошевское и Минское шоссе (Хорошево, Татарово, Троицке-Лыково, Терехово, Кунцево, Сетунь, Фили, Матвеевское, Аминьино, Троицко-Голенишево).

Боевой участок №3

3, 4 и 5-й истребительные полки

Район Малоярославецкого шоссе, Киевской автострады и Нарофоминского шоссе. От Кунцево до Люберцы.

Юго-западная и южная окраины Москвы

Части 2 МСД

Можайское шоссе - Поклонная гора – Потылиха -  Ленинские горы. Калужская застава.

24октября 1941 г., согласно боевому приказу от штаба обороны г. Москвы за № 013, подписанному генерал-лейтенантом Артемьевым, дивизионным комиссаром Телегиным и генерал-майором Кудряшовым, части, занимавшие боевые участки на ближних подступах к Москве, были сведены в три воинские группы: северо-западную, западную и юго-западную группы обороны г.Москвы.

Северо-западная группа, командиром которой был назначен полковник Ромашенко, состояла из 1-го и 2-го коммунистических стрелковых полков, 262-го, 276-го 278-го отдельных артдивизионов ПТО. Задача этой группы состояла в обороне полосы Коровино, Химгородок, Щукино, Марьина Роща.

Западная группа, командиром которой был назначен генерал-майор Крамарчук, состояла из 1, 2, 3, 4, 5-го истребительных стрелковых полков, 49-й отдельной роты, 16 и 17-го воздухоплавательных отрядов, 261,266,267,273-го отдельных артдивизионов ПТО. Задача этой группы состояла в обороне полосы Щукино, (иск.) Конюшки, Кунцево, Раменки, Никольское, Воронцово, Шелепиха, Воробьево.

Юго-западная группа, командиром которой был назначен полковник Князьков, состояла из 332-й сд, 268-го отдельного артдивизиона ПТО, отдельного истребительного батальона. Задача этой группы состояла в обороне полосы Деревлево, (иск.) Котляково, Братеево, Нижние Котлы, Нагатино. Как было указано в приказе, «войска Московского гарнизона, имея задачей прикрыть г. Москва, обороняют фронт Коровино, Химгородок, Никольское, Серебряный Бор, Кунцево, Котляково, Братеево».

Трудящиеся столицы во главе с московской партийной организацией не только сумели выставить на рубежи сорокатысячную армию патриотов, но и оснастили эту армию разнообразным боевым вооружением. В этом вооружении имелся ряд существенных недостатков (большая доля иностранных образцов, случаи неисправности оружия и т.д.). Тем не менее полученное москвичами вооружение являлось серьезной силой и давало необходимые материальные условия для роста боевой выучки москвичей, вышедших на рубежи, и подготовки их к отражению попыток вражеских полчищ проникнуть на ближние подступы к столице.

Боевые соединения трудящихся Москвы вышли на ее защиту, имея такие основные виды вооружения

Наименование соединения

Винтовки

Пулеметы станковые и ручные

ППД и ППШ

Орудия всех калибров

Дата, на которую приведены сведения

3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия

6990

479

40

44

28.10.41

4-я Московская стрелковая дивизия (1 бригада московских рабочих)

6625

472

1

29

31.10.41

5-я Московская стрелковая дивизия (2 бригада московских рабочих)

6961

271

2

29

01.11.41

2-я Московская стрелковая дивизия

7417

267

16

107

25.10.41

итого

27993

1489

59

209

 

Дивизии трудящихся Москвы были в основном обеспечены необходимыми видами вооружения. Вместе с этим, как показывают приведенные данные, ощущался острый недостаток в автоматических винтовках - ППД и ППШ.

Сформированные в течение второй половины октября 1941 г, из коммунистических и истребительных батальонов московские дивизии имели исключительно большое значение в обороне Москвы. Они сыграли огромную роль в создании оборонительной линии укреплений на ближних подступах к Москве. Хотя в военном отношении личный состав дивизии еще не был подготовлен, а их вооружение состояло в значительной части из устаревших образцов иностранных винтовок, пулеметов и орудий, тем не менее эти дивизии были реальной силой, готовой любой ценой задержать немецкие войска на ближних подступах к Москве. Бойцы, командиры и политработники открыто смотрели опасности в глаза, они вступили в батальоны в полной готовности драться с врагом до конца. Серьезная опасность, нависшая над советской столицей, требовала от ее защитников величайшего мужества и личной отваги, готовности к уличным боям и к самым опасным боевым операциям по истреблению танков. Коммунистические и истребительные батальоны и состояли из людей, способных со всей самоотверженностью выполнить эти задачи.

3 ПРЕВРАЩЕНИЕ ДИВИЗИЙ МОСКОВСКИХ РАБОЧИХ В РЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКОВЫЕ СОЕДИНЕНИЯ

К началу ноября широко развернулись работы московских дивизий по сооружению оборонительных укреплений на ближних подступах к Москве.

В результате провала октябрьского наступления на Москву сложившаяся на фронте обстановка давала возможность использовать основное время и усилия бойцов для этих оборонительных работ и для боевой учебы. Однако опасность, нависшая над столицей, все еще продолжала оставаться серьезной. Враг накапливал силы для нового прорыва, стремясь осуществить план окружения и захвата Москвы. Ожесточенные бои шли в районе Тулы, восточнее Можайска - Руза, Дорохово, восточнее Волоколамска – Скиршаново, Михайловское.

Упорное сопротивление частей Западного фронта задерживало продвижение противника, которому ценой большого напряжения удалось продвинуться вперед за период с 5 по 16 ноября лишь в ново-петровском направлении - за 10 дней на 4 км, истринском - за 10 дней на 15 км, звенигородском за то же время - на 3 км.

Оборонительные работы шли усиленными темпами и в обстановке непосредственной близости фронта. Подразделения дивизий московских рабочих выходили на работы в полном вооружении, на рубежах были выставлены боевые охранения; в ночное время на строящихся огневых точках оборонительной полосы находилось от трети до половины всего состава бойцов. Во время частых налетов вражеской авиации весь состав подразделения находился в состоянии боевой тревоги, обеспечивая оборону рубежа и усиленное охранение важнейших объектов и дорог.

Во второй половине ноября имели место случаи, когда находившиеся на рубеже рабочие и истребительные батальоны подвергались нападению со стороны фашистских самолетов.

20 ноября немецкий бомбардировщик сбросил 16 фугасных бомб в пос. Лианозово в нескольких метрах от расположения командования 5 роты 3 сп и в трех-четырех десятках метров от расположения землянок и огневых точек роты. При этом был контужен один боец и убито несколько человек из гражданского населения.

24 ноября на берег канала Москва-Волга непосредственно в расположение 5 роты 1 сп было сброшено 11 фугасных бомб, в результате чего был разрушен один дом, два бойца были ранены осколками окон этого дома и был ранен в голову осколком бомбы лейтенант Андреев.

В таких условиях, в напряженной работе и боевой учебе закалялись бойцы рабочих и истребительных батальонов.

Работы по укреплению оборонительного рубежа, несмотря на все трудности, выполнялись с огромным энтузиазмом.

Бойцы работали не считаясь ни со временем, ни с погодой, ни с тяжестью работы, горели желанием сделать быстро и прочно, и они этого добились. Организация работ по сооружению оборонительных рубежей была поставлена таким образом, что в этих работах участвовал весь личный состав всех дивизий, бригад и полков. Внутри батальонов были созданы специальные взводы, которым поручалась более ответственная работа - приспособление зданий к обороне и создание инженерных заграждений внутри оборонительных участков.

В каждом полку был назначен начальник инженерной службы - военинженер или воентехник, которые непосредственно руководили саперными взводами и всеми работами на рубеже. В каждой дивизии руководство работами возложено было на начальника инженерной службы дивизии.

В первых числах ноября саперные взводы при батальонах были расформированы и созданы саперные взводы при полках. В этот же период были созданы отдельные саперные батальоны при каждой дивизии.

Задача вышедших на рубеж дивизий состояла в создании системы окопов, землянок и блиндажей для своего личного состава и создании инженерных заграждений внутри обороны.

Наряду с этим, штабом обороны г. Москвы совместно с Моссоветом было принято решение о создании отрядов заграждения для сооружения инженерных заграждений в предполье и противотанковых рвов по переднему краю обороны. Эти отряды заграждения провели большую работу по минированию в предполье, главным образом - по направлению шоссейных дорог, по устройству противотанковых рвов, эскарпов, проволочных заграждений, железобетонных и дерево-земляных огневых точек по переднему краю обороны.

Одновременно с личным составом дивизий и заградительными отрядами на работу по укреплению московских оборонительных рубежей на участки военно-полевого строительства вышли многие десятки тысяч москвичей из гражданского населения, мужчин и женщин, подростков и стариков, рабочих и служащих.

Это были дни героического напряжения всех сил населения Москвы, усиленной самоотверженной работы над укреплением ее обороны.

Люди работали без устали, нередко ночью, так как все знали о приближении врага и были уверены в предстоящем скором соприкосновении с ним.

В целях обеспечения глубины обороны отдельные роты и батальоны по окончании работы на одном участке переходили на новый, где создавали систему окопов с огневыми точками, пунктами боепитания и землянками, связывая их ходами сообщения. Так, пятая рота 3-го сп первоначально производила работы в Лихоборах, затем передвинулась в Лианозово, где приступила к сооружению новых огневых точек и землянок. 2-й батальон 1-го сп вначале занимал рубеж на северном канале Москва-Волга, а в последних числах октября передвинулся на новый рубеж Новое Ховрино, Головино, Бусиново. Пулеметная рота рабочего батальона Дзержинского района 22 октября заняла рубеж Химкинское водохранилище - Волоколамское шоссе, а 5 ноября перешла на новый рубеж село Спасское - Новое Тушино - ст. Трикотажная, рабочий батальон Москворецкого района сначала занял рубеж у с. Павшино, затем перешел в район Санатория Академии гражданского воздушного флота, несколькими днями позже в д. Щукино, и, наконец, 13 ноября - в д. Мякинино. Наряду с удовлетворительной организацией работ и самоотверженным трудом всей массы бойцов, успешному осуществлению оборонительных сооружений содействовало наличие среди состава подразделений опытных бойцов из числа метростроевцев и участников трудовых работ по сооружению других оборонительных рубежей.

Особенно большую работу провел метростроевец мастер-десятник тов. Хрусталев, которого командование прикрепляло на день-два к отдельным взводам для помощи. Образцы высокой производительности труда показали стахановцы Метростроя тов. Володин, Зарецкий и другие.

Метростроевцы нередко руководили земляными работами подразделений.

Так, работами 1-го батальона 4-го сп руководил инженер метростроя т.Фонштейн.

Качество выполненных работ в этом батальоне оказалось настолько высоким, что они вызвали большой интерес у работников военно-инженерного дела.

Военно-инженерная академия провела на эти укрепления 2 экскурсии, при чем в каждой из них участвовало до 300 чел. Командир дивизии т. Гавилевский дал высокую, отличную оценку сооружениям, которые оказались оборудованными по последнему слову военно-инженерной техники и на которых был использован накопленный опыт войны.

Несмотря на все трудности, связанные с отсутствием опыта, ранними заморозками, недостатком инструмента и материала, бомбежками, все работы были успешно выполнены.

Так, на участке Хорошево-Лыково, Кунцево, Троицке-Голенищево, занимаемом 4 МСД, выполнены следующие работы :

Стрелковые окопы 417 п.м. Ходы сообщения 9827 п.м. Окопы для гранатометчиков 167 п.м. Рвы 19076 п.м. Эскарпы 9755 п.м. Завалы 11300 п.м. Проволочная сеть 35800 п.м. Ежи 1710 шт. Надолбы 6441 шт. Фугасы 30 шт. Минные поля 18 шт. ДОТы для 45 мм 33 шт. ДОТы для пулеметов 33 шт. ДЗОТы для 76мм 12шт. Колпаки железобетонные 112 шт. Вкопанные танки 3 шт.

Огромны также масштабы работ, проведенных на участке Кунцево-Люберцы, занимаемом 5 МСД:

Противотанковые рвы и эскарпы 21 км Проволочная сеть 31 км Установлено противотанковых мин 14500 шт. Установлено противопехотных мин 7900 шт. Общая площадь минных полей 21 га Железобетонные колпаки, сборные железобетонные артточки и ДЗОТ 148 шт. Установлено дорожных фугасов и минировано мостов 95 шт. Устроено лесных завалов 44 га.

В течение октября - ноября на занимаемых дивизиями рубежах были вырыты окопы для всего личного состава, построены железобетонные огневые точки, заминированы дороги и созданы сплошные пояса минных полей, закончено в основном строительство противотанковых препятствий и проволочных заграждений, сооружены землянки, устроены засеки и завалы в местах возможного накопления противника.

Участие всего личного состава дивизий московских рабочих в создании оборонительного рубежа с достаточной оперативной глубиной на ближних подступах к Москве имело огромное значение для обеспечения системы обороны столицы. Вместе с тем эти работы явились школой, где приобретался опыт одиночным бойцом по окапыванию и целыми подразделениями по созданию в короткие сроки современных полевых сооружений.

Наряду с этими работами, главной задачей подразделений и частей московских рабочих дивизий было максимальное использование предоставленного сложившейся на фронте обстановкой времени для повышения боевой подготовки. Вокруг этих задач и была развернута широкая партийно-массовая работа во всех частях и подразделениях.

Огромное значения для повышения-боеспособности и роста политической активности бойцов, командиров и политработников московских рабочих дивизий имели исторические выступления товарища Сталина 6 и 7 ноября 1941 г. Они вдохновили весь личный состав на еще более интенсивную работу по укреплению рубежей и повышению боевой подготовки, вселили уверенность в неминуемом разгроме гитлеровских армий. После выступлений товарища Сталина усилился приток заявлений в партию от беспартийных и комсомольцев. Вместе с огромным политическим подъемом, вызванным докладом и речью товарища Сталина, исключительно большое значение для повышения боеспособности московских рабочих дивизий имел количественный и качественный рост вооружения.

Об этом свидетельствуют следующие данные. Число винтовок в 3-й Московской коммунистической стрелковой дивизии.

Дата

ВСЕГО

В ТОМ ЧИСЛЕ

Уд. вес отечественных винтовок (в % к общему числу)

 

 

Винтовок (шт.)

Патронов к ним (тыс.)

Отечественных винтовок (шт.)

Патронов к ним (тыс.)

 

24.10.41

5569

2220,6

1249

687.6

22,4

06.11.41

7981

3655,4

2923

705,8

37,8

14.11.41 г.

8874

3258,7

3608

1115,6

40,8

14.11.41 к 24.10.41

159,3%

146,7%

288,5 %

161,4%

-

В том же направлении изменялась структура вооружения и в других дивизиях.

Качественный рост вооружений и прочность созданных оборонительных укреплений были той основой, на которой выросла твердая уверенность бойцов в своих силах, в своей способности встретить врага решительным отпором. Поэтому в дни ноябрьского наступления немцев на Москву настроение всего личного состава было еще более устойчивым, чем в дни октябрьского наступления.

Во время ноябрьского наступления противника части и подразделения московских дивизий были приведены в полную боевую готовность. Все роты, взводы я отделения были выведены в окопы и землянки, усилено несение караульной службы, боевое охранение и разведывательные операции на линии фронта.

Систематические разведки противника проводились группами бойцов 5-й дивизии в районах Юшкино, Бурцево, Петровское, Агатино, Середнево, Дачи писателей и др.

Перед разведкой были поставлены задачи: а) установить время подхода противника к рубежу Пыхтино-Лапушники-Шишково-В.Ващево-Сосенки; б) установить направление движения главных сил противника; в) на рубежах Рассказово-Терешково-Дуткино захватить пленных и выявлять места сосредоточения главных сил противника.

1 декабря 1941 г. противник силою до 70 танков прорвал нашу линию обороны и овладел с. Головиным. В тот же день противник из Тарутино повел наступление на Афанасьевку, пытаясь обойти Наро-Фоминск. В течение 7 декабря авиация противника бомбила Киевское шоссе от Кузнецова до Алабина и железнодорожную ветку 1 км западнее Бурцева.

Штаб 5 МСД выслал в район Бурцево разведку, которая выяснила направление движения подразделений противника и их силу. Для уточнения обстановки в район Бурцево-Петровское-Агатино был выслан 02.12 в 5 часов вечера командир разведывательной роты т. Никитин с группой бойцов. Данные, полученные совместными действиями всех разведывательных групп, были донесены штабу 5 МСД и штабу 33-й Действующей армии и оказали существенную помощь командованию в руководстве боевыми операциями. Разведывательные группы 4 МСД вели разведку вдоль магистрали Москва-Минск и Хорошевского шоссе, в районе сел Казанки, Чесноково, Юрьево и Обушково. В этих операциях разведчики неоднократно приходили в соприкосновение с отдельными группами противника, попадали под обстрелы немецких автоматчиков.

21 декабря 1941 г. отделению младшего командира тов. Тонконога была поставлена задача - выехать в район д. Дмитровское (22 км от расположения части) и проверить полученные сведения о высадке в том районе вражеского десанта. Вместе с 12 бойцами т. Тонконог вышел в район сел Казанки, Чесноково, Юрьево и Обушково. Отделение было обстреляно на опушке леса автоматчиками. В результате ответного огня отделения т. Тонконога немецкие автоматчики скрылись.

Вскоре отделение опять было обнаружено противником, на сей раз уже более многочисленным. Был открыт сильный огонь по нашим бойцам и отделению грозило окружение.

Несмотря на то, что отделение состояло исключительно из молодых бойцов, впервые попавших в боевую обстановку, оно вело себя мужественно и стойко. Но неравенство сил было слишком велико. Командир отделения т. Тонконог принял решение отойти. Позднее было установлено, что здесь действовало два немецких батальона. Но Тонконог сумел вывести свое отделение из-под обстрела и из грозящего ему окружения.

4 декабря группа разведчиков 4 МСД под командованием т. Соскова также была обстреляна противником, но успешно выполнила свою задачу.

На следующее утро, 05.12, т. Сосков, находясь со своим взводом в разведке, решил принять участие в наступлении совместно с частями 22-й танковой бригады. Наступление началось в 1 час дня и проходило под ураганным ружейным и минометным огнем противника. Двигаясь под этим огнем, взвод т. Соскова стал постепенно втягиваться в дер. Казанки. Находившиеся в деревне немцы не приняли боя и стали отходить в дер. Чесноково и Юрьево. Взвод занял деревню.

В этом бою особенно отличилась группа бойцов численностью 10 человек во главе с тов. Сосковым. Эти 10 бойцов храбро дрались и уничтожили целую группу фашистов, захватив при этом трофеи: 3 пулемета, 1 автомат. 10 винтовок, несколько тысяч патронов, несколько десятков мин, гранат и др.

16.12 взвод под командованием того же т. Тонконога вел разведку в районе дер. Фуньково и Ершово. На рассвете 16.12 разведка вышла из д. Сурьмино. Выйдя к немецким блиндажам, разведчики заметили кусочек проволоки, торчащей из-под снега. Осмотрев местность, разведчики обнаружили 12 мин. Оказалось, что разведка попала на заминированное поле. Об этом было немедленно сообщено командиру гаубичной артиллерии. Одновременно с этим т. Тонконог и боец его взвода т. Плеснев стали обезвреживать мины. Дело это было для них новым. Никаких инструментов под рукою не было. Подсунув кусочек проволоки под ударный механизм, они вынимали запал мины. Так, рискуя жизнью, тт. Тонконог и Плеснев сумели обезвредив все 12 мин. Продолжая двигаться дальше, отважные разведчики у лесного завала снова обнаружили мины. Тем же способом, с той же самоотверженностью они обезвредили и эти мины.

Широко развернули разведывательные операции также части 3-й Московской коммунистической дивизии в районах Ленинградского, Дмитровского и Волоколамского шоссе. Разведчики 1-го сп этой дивизии доходили до Солнечногорска. 23 ноября группа разведчиков под командованием командира взвода разведки т. Мартьянова, действующая в этом районе, вступила в соприкосновение с противником. В этот день отличился боец т. Томленов, который спас жизнь раненого командира, вынес его с поля боя вместе с его оружием.

30 ноября взвод пеших разведчиков 3-го сп, находясь в разведке в районе д. Брехово, сбил из автоматов фашистский самолет и захватил в плен немецкого летчика. В этой операции особенно отличились боец Глинкин И.И. и старшина Жулин И.Г.

23 ноября орудийный расчет 2-й батареи 278-го ОАД в бою под Солнечногорском отразил атаку вражеских танков и мотопехоты. Расчет подбил 2 танка и 1 автомашину. Немецким автоматчикам удалось обойти огневую позицию расчета, но, несмотря на это расчет не отступил в борьбе с превосходящими силами противника.

В этом бою пали смертью храбрых красноармеец Морозов Сергей Иванович, красноармеец Ульянов Борис Семенович, сержант Маланин Федор Георгиевич, красноармеец пулеметчик Рыжов Игнат Васильевич, красноармеец-замковой Сковиков Григорий Петрович, политрук Пропадалов Николай Иванович, красноармеец Овчинников Сергей Александрович, красноармеец Дуров Василий Иванович.

4 декабря группа бойцов-разведчиков 2-го сп под командованием лейтенанта Веселова Андрея Семеновича пробиралась к захваченной фашистами деревне. Лейтенант Веселов двигался на тяжелом танке вместе с капитаном Гусевым, командиром роты одной из гвардейских бригад.

После того, как было пройдено 500 метров, танк был подорван на мине и остановился. Веселов с 5 бойцами продолжал двигаться вперед пешком. Группа попала в сферу минометного огня, но сумела, невзирая на это, ворваться в деревню, в которой еще находились немцы. К этому времени на помощь подоспела группа капитана Гусева и бесстрашные бойцы решительным натиском захватили деревни: Бакеево, Гореловку и Баранцево. Были захвачены трофеи: 3 танка. 35 автомашин с боеприпасами и др. Лейтенант Веселов был тяжело ранен.

Во второй МСД 26 ноября 1941 г. согласно приказу Командования, был создан разведывательный отряд в составе одной стрелковой роты, пулеметного взвода, батареи ПТО и двух бронемашин. Отряд получил боевую задачу - выступить в район деревни Каменки и задержать продвижение противника. Так как в Каменке противника не оказалось, отряд получил 28 ноября приказание выступить в район Владычево и Поярково, удержать этот район и произвести разведку в направлении Веревское, Льялово.

Вечером 28 ноября отряд вступил в бой с превосходящими силами противника в д. Мытецкое. В этом бою отряд нанес противнику значительный ущерб. Ст. сержант Кагиров пулеметным огнем уничтожил несколько немецких автоматчиков, следовавших за танками. Под напором превосходящих сил противника отряд отошел на новый рубеж к селу Озерецкое.

Отдельная разведывательная рота 2 МСД выполнила боевое задание по выяснению сил противника в районе Красная Поляна. 1-го декабря в 16:00, когда противник повел наступление в районе деревни Горки, группа разведчиков, находившаяся в д. Киово, подверглась интенсивному артиллерийскому и минометному обстрелу. В завязавшемся бою был ранен командир роты лейтенант Тавосеев и тяжело ранен комиссар роты политрук Рюмин; боец 2-го взвода Степанов пропал без вести. Вечером этого же дня пом. командира роты лейтенант повел наступление в районе дер. Горки. Когда противник окружил дер. Горки, разведчик Брянцев вместе с бойцом Мирошенко оказались в окружении немецких автоматчиков. Они сражались до последнего патрона. Воспользовавшись замешательством противника, разведчик Брянцев проник в подвал дома, где просидел двое суток. На третьи сутки ночью он добрался до части, доставив ценные сведения о противнике.

Во время разведки попало также в окружение отделение старшего сержанта Рябова, которому, благодаря умелым действиям командира, удалось выйти из окружения, сохранив при этом полностью материальную часть, раненых бойцов, и доставить сведения о противнике.

Части и подразделения 2 МСД вступили в соприкосновение с противником не только в разведывательных операциях.

19 ноября батальон особого отряда под командованием лейтенанта Погорелова вступил по распоряжению командующего войсками обороны г. Москвы в район г. Клин для выполнения специального задания. Отряд занял оборону в районе Першутино северо-западнее Клина. До 25 ноября отряд проводил разведывательные операции боем.

25 ноября батальон перешел в наступление в направлении г. Клин, который был к этому времени занят противником. После боев на западной окраине города батальон, понеся потери, отошел. Другая часть 2-й сд - 3-й батальон 2-го сп совместно с 1-м дивизионом легко-артиллерийского полка была выдвинута, согласно приказу командующего войсками обороны г. Москвы от 27 ноября 1941 г. №21, в район Озерецкое, где они заняли оборону. В течение 29 ноября две роты этого батальона вели бои с противником в дд. Мышецкое и Владычино, но 30 ноября они были вынуждены отойти под напором противника численностью до батальона, поддержанного 14 танками. Противник вел наступление из района Глазово на Озерецкое вдоль Рогачевского шоссе, но был остановлен заградительным огнем дивизиона ЛАП.

Авиация противника в течение 2-х часов ожесточенно бомбила боевой порядок дивизиона, однако ни одно орудие дивизиона не вышло из строя. От осколков фашистских бомб пали смертью храбрых зам. политрука тов. Кривошеин К.Н., красноармейцы тт. Ибрагимов К., Китухин И.П., Смирнов М.Н., Залетим Ф.Г., Тагулев А.В.

К исходу дня фашисты начали обходить Озерецкое справа и слева, стремясь перерезать шоссе в лесу северо-западнее Горки и окружить Озерецкое. Создалось угрожающее положение. Дивизиону был дан приказ организованно отойти в район Шолохово и занять боевой порядок на новом рубеже в районе Киово.

2 декабря дивизион подбил 2 танка, отбил атаку вражеской пехоты, разгромил штаб немецкого батальона, подбил много автомашин, подавил минометную батарею и пулемет.

3,4 и 5 декабря дивизион подавил две минометные батареи, 3 пулеметные точки, рассеял и уничтожил три группы противника, отбил две атаки, поддерживающиеся танками.

6 декабря, выполнив боевую задачу, дивизион по приказанию командира дивизиона возвратился в полк и занял боевой порядок в районе Грязново.

Одновременно с интенсивными оборонительными работами на рубежах, разведывательными операциями и боевыми столкновениями с противником во всех московских дивизиях ни на один день не прекращалась боевая учеба.

Периодом, наиболее насыщенным военной учебой, была вторая половина декабря и январь, когда в результате провала гитлеровских планов окружения и взятия Москвы, дивизии московских рабочих получили возможность сосредоточить свои главные силы на систематической боевой подготовке.

До середины ноября на занятия отводилось по 1 часу в сутки. В середине ноября на учебные занятия отводилось по расписанию 4 часа в день, остальное время уходило на оборонительные работы. В двадцатых числах декабря продолжало действовать то же четырехчасовое расписание, но к этому прибавились систематические тренировочные занятия на лыжах. С начала января установлено новое расписание: ежедневно - 10 часов занятий по боевой и политической подготовке и 2 часа - самоподготовки.

Основное содержание этой учебы состояло: 1) в изучении материальной части оружия; 2) овладении методами борьбы с танками (гранатометание, пользование бутылками с зажигательной жидкостью); 3) изучении штыкового боя; 4) строевой подготовке; 5) тактических занятиях (уличные бои и бои в полевых условиях).

Каково было соотношение этих разделов, видно из примера 9 сп. Из общего числа 223 часов, затраченных в этом полку на боевую подготовку в декабре, на тактику было затрачено 62 часа, на огневую и стрелковую подготовку - 50 часов, на спецподготовку-51 час, на физподготовку - 18 часов, на строевую подготовку - 16 часов, на топографию - 9 часов, на штыковой бой - 6 часов, на инженерное дело - 4 часа, на изучение уставов - 4 часа, на химподготовку - 3 часа.

Применялись различные формы учебы (учебные стрельбы, полевые тактические занятия - дневные и ночные, тренировочные лыжные походы и др.).

Во 2-й сд в ноябре проводились стрельбы по 1-му начальному упражнению. Результаты оказались низкими: выполнение - 68 %. К 10-му декабря это упражнение было отработано во всех частях дивизии с результатом 83 %. К этому времени была отработана одиночная подготовка бойца по всем вилам боя. К 31 декабря в этой дивизии во всех подразделениях отработаны 1 и 2 начальные упражнения со всех видов оружия и отработано 1 -е упражнение из миномета. По тактике закончена отработка отделения и взвода во всех видах боя и были проведены ротные и батальонные двухсторонние тактические учения со средствами связи.

Особое внимание во всех московских дивизиях было уделено лыжной подготовке. В 5 МСД 25 декабря во всех подразделениях был проведен лыжный кросс по пересеченной местности в 10 км. Результаты кросса были хорошими; за редким исключением, все участники кросса пришли к финишу раньше положенного времени.

В основу боевой учебы московских рабочих дивизий было положено указание командующего Московским военным округом генерал-лейтенанта Артемьева: «...Полевые занятия продолжительностью от полутора до двух суток закалят бойцов, сделают их выносливыми и всегда готовыми к любым случайностям суровой боевой действительности. В то же время выход в поле, рассчитанный на несколько часов, принесет только вред, создаст у бойца ложное представление о современном бое».

В первой половине января во всех частях московских рабочих дивизий были проведены полковые, батальонные и ротные учения, которые явились смотром боевой готовности всего личного состава дивизий.

В результате большого опыта, накопленного московскими рабочими дивизиями на строительстве оборонительных рубежей и в боевых операциях, и весьма длительной боевой подготовки, дивизии московских рабочих превратились во вполне боеспособные воинские соединения. Это закреплено в приказе №0011 Народного комиссара обороны Союза ССР от 15 января 1942 г. о переводе сформированных 2, 3, 4 и 5-й московских стрелковых дивизий на содержание по штату 04/750 и полном их укомплектовании к 22 января 1942 г.

Дальнейшим развитием этого приказа явилось присвоение московским стрелковым дивизиям новых номеров - 129, 130, 155, 158.

24 января 1942 г. после того как было закончено полное укомплектование этих дивизий, издан приказ Генерального штаба Красной Армии о формировании и включении в состав Красной Армии московских стрелковых дивизий.

Приказ Наркома обороны товарища Сталина о включении московских дивизий в состав регулярных частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии является высшей оценкой пути, пройденного этими дивизиями, и достигнутых ими результатов.

К моменту включения в кадровую армию московские рабочие дивизии насчитывали 43307 бойцов, командиров и политработников (на 10 января 1942 г.). В 3 МСД числилось 9650 чел., в 4 МСД – 10963, в 5 МСД - 10252, во 2 МСД-12442.

По своему личному составу московские дивизии целиком отражают факт своего происхождения преимущественно от коммунистических и истребительных батальонов, сформированных из трудящихся Москвы.

Партийно-комсомольский состав и их высокий удельный вес в каждой дивизии видны из таблицы

Задействованные дивизии

общее число бойцов, командиров и политработников

В том числе

Удельный вес коммунистов и комсомольцев в общей численности

Членов и канд. ВКП(б)

Комсомольцев

 

В % к общему числу

 

В % к общему числу

3-я Московская стрелковая дивизия

9.650

3.173

32,9

3.564

36,9

69,8

4-я Московская стрелковая дивизия

10.963

2.260

20,6

1.984

18,1

38,7

5-я Московская стрелковая дивизия

10.252

2.309

22,5

2.468

24,0

46,5

2-я Московская стрелковая дивизия

12.442

1.502

12,1

2.646

21,2

33,3

Итого:

43.307

9.244

21,3

10.662

24,6

45,9

Таким образом, около половины всего личного состава московских рабочих дивизий - это коммунисты и комсомольцы. При этом, в третьей дивизии, сформированной из коммунистических батальонов, коммунисты и комсомольцы составляют 70 % всего личного состава.

Для сопоставления с другими соединениями, входящими в Московскую зону обороны, следует отметить, что в 344-й сд коммунисты и комсомольцы составляют 10,8 % всего личного состава, в 385 сд - 11,2 %, в 391 сд - 13,7 %, в личном составе 153 укрепленного района - 17,5 %. По своему партийному составу московским рабочим дивизиям, особенно 3 МСД, аналогично только такое специальное соединение, как 154-я отдельная морская бригада, в личном составе которой коммунисты и комсомольцы составляют 62,6 %.

После включения в состав Красной Армии состава московских рабочих дивизий Народный комиссар обороны Союза ССР отдал приказ о передвижении и этих дивизий с московских оборонительных рубежей на линию фронта. К концу первой декады февраля этот приказ выполнен по всем дивизиям, которые заняли новые боевые позиции в полной готовности к предстоящим наступательным боям вместе со всей героической Красной Армией.